Демьян Фаншель (demian123) wrote,
Демьян Фаншель
demian123

Category:

Бруно Шульц сегодня










Сегодня, 19-го, Бруно Шульц, вышедший раздобыть хлеба (перед бегством! Бегством!), находится где-то в районе улицы Шацкой.  Время приближается.

Время, измеряется пульсом. Недвижное пространство – ватными шагами.

На тот момент у автора причудливейших рассказов, двух значительных в истории мировой литературы книг, скромного гимназического учителя, уже имелись поддельные документы – об арийском происхождении. Всё было готово для побега.

Срок откладывался. Требовалось: тайное хранилище для рукописей. Рисунков, архива.

Надёжное. Надолго. Ведь это – тысячелетний рейх.

Никто не знает – что погибло из сделанного Шульцем. Что могло бы после войны быть восстановлено, написано.

А тут – развлекуха. Развлечения просвещённого ХХ века: любимое слово – акция.

Да и – любого века.

19 ноября 1942 года во время «дикой» акции в Дрогобыче — уличной стрельбы без проверки документов – (л)юдоедом шарфюрером Карлом Гюнтером был разыскан и застрелен величайший писатель современности Бруно Шульц.

Убийца оказался отдалённым потомком Гёте. Всё.

Единственный шанс быть упомянутым завистник использовал.

С пращуром потомок, с дымящимся в руке стволом, никогда не встретится.

В отличие от того жидка из гетто. Имя и книги которого переведены на родине Гёте и читаются – будут читаться – до конца времён. По соседству они – с «Фаустом» - на соседних полках. В одних и тех же библиотеках.

Читают их и на украинском – в родном городе. Меняющем подданства, как перчатки.

Читают и на русском – бывшие граждане и гражданки СССР. Подданством - третьим?, четвёртым? в своей жизни - которого он был, поневоле, коротко «осчастливлен» - в калейдоскопическое, разъятое время. Время более сюрреальное, чем самая смелая литературная фантазия.

Сжимающееся сегодня в точку.

Все убитые в те годы в том городке нелюдями воскресли и пребывают в одной из лучших Всёленной – в райских кварталах между «Коричными лавками» и «Санаторией под клепсидрой». Под абажурами – меняющей бытие, преломленной – волшебной оптики польского языка Шульца. Вспухающие многомерными сновидческими лабиринтами, его миры (открывай страницу, читай пароль) продолжают странное существование.

Это мы начали только – за упокой.

Tags: литературоневедение
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments