?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Поэт Григорьев

Григорьев, Геннадий Анатольевич

 

http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%93%D1%80%D0%B8%D0%B3%D0%BE%D1%80%D1%8C%D0%B5%D0%B2,_%D0%93%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%B0%D0%B4%D0%B8%D0%B9_%D0%90%D0%BD%D0%B0%D1%82%D0%BE%D0%BB%D1%8C%D0%B5%D0%B2%D0%B8%D1%87

 

Этюд с предлогами

Мы построим скоро сказочный дом
с расписными потолками внутри.
И, возможно, доживем – до…
Только вряд ли будем жить при…

И, конечно же, не вдруг и не к нам
в закрома посыплет манна с небес.
Только мне ведь наплевать на…
я прекрасно обойдусь без…

Погашу свои сухие глаза
и пойму, как безнадежно я жив.
И как пошло умирать за…
если даже состоишь в…

И пока в руке не дрогнет перо,
и пока не дрогнет сердце во мне,
буду петь я и писать про…
чтоб остаться навсегда вне…

Поднимаешься и падаешь вниз,
как последний на земле снегопад…
Но опять поют восставшие из…
И горит моя звезда – над!

 

Доска

Петербургская быль

Это кто, в лисью шубу одет,
вдруг возник средь фуражных припасов?

Ба! Да это же русский поэт -
Николай Алексеич Некрасов.

Он вальяжно идет по Сенной,
дегустируя сбитень и сласти.
И почтительно городовой
улыбается гению: - Здрасьте!

Вдруг толпа загудела кругом.
Раздались чьи-то крики и вопли.
Подавился ли кто пирогом
или чьи-то украли оглобли?

…Он толпу раздвигает плечом,
он в сердцах проклинает Сенную…
Вдруг застыл… Он узрел, как бичом
кто-то женщину бьет молодую.

Содроганий души не тая,
русский гений подумал невольно:
- Вот несчастная муза моя!
Муза, муза.… О, как тебе больно!

Бич над телом крестьянки свистал, не стонала под ним молодица.
А Некрасов в сторонке стоял.
Размышлял: - Может быть, заступиться?
Отобрать и сломать этот кнут,
разъяснить, что насилие скверно?

Но подумал: а вдруг не поймут,
истолкуют превратно, неверно?

Уходил он с понурой спиной
на Литейный проспект, за Фонтанку.
Он остаться не смог на Сенной,
где кнутом истязали крестьянку.

На Сенной били бабу кнутом…

Но Некрасов бы не был поэтом,
если бы не придумал потом
гениальные строчки об этом...

1

Сенная площадь имя Площадь Мира
в советские носила времена.
Но здесь всегда стояла вонь трактира
домов ночлежных, городского дна.
Ее фасадам, сумрачным от сажи
не страшен косметический ремонт.
Сенную посещают персонажи
иных романов и иных времен.
Сенная - колыбель фантасмагорий!
Недаром, за долги попав в полон,
здесь некогда в тюрьме сидел Григорьев.
Естественно, не я, но Аполлон.

Мы все - в долгах, счет не ведем которым.
Жизнь прожигаем, сердце веселя.
Но вот предстанем перед кредитором
и чем оплатим наши векселя?
Как в черный час мы выкрутиться сможем,
как избежать нам ямы долговой?
Какие ложки мы в ломбард заложим?
Что продадим на площади Сенной?

На ней - следы упадка и разрухи,
над ней туман преданий и легенд.
Какой заклад процентщице, старухе,
несет, скрывая под полой, студент?

Нет площади страшнее в Петербурге.
Здесь Соня вновь выходит на панель.
Трактирщику удачливые урки
навязывают новую шинель.

Здесь бродит Блок… (Блок был поэт печальный,
но верил - революция близка!)
Готова стать доской мемориальной
здесь каждая прогнившая доска.

Здесь все насквозь пропитано гниеньем -
и доллары, и лапти мужика.
Нет! эта площадь не живет мгновеньем,
здесь, на Сенной, тусуются века!

О, скопище реликвий и отбросов!
Замечу, с вышесказанным в связи,
что в наши дни мой друг Сережа Носов
ее во всей красе отобразил.

Хотя, я полагаю, вы едва ли
его роман "Член общества" читали.

2

Однажды утром вызвонил меня
"писатель моды завтрашнего дня".
Я продаю за то, за что купил,
из Топорова приводя цитату.
Пусть этот день еще не наступил,
но он придет, и мы отметим дату!

Что будет завтра - критику видней.
На дне - двойном! - во всех вопросах сведущ,
он - Топоров - Белинский наших дней,
фонарик наш во мраке ночи, светоч!

Но наш пророк, увы, в поэме этой
не предусмотрен фабулой и сметой.

Ну и пускай его не будет рядом -
хорошему нас Виктор не учил…
(А нам однажды, как лауреатам,
сам губернатор премию вручил!)

Я твердо верю в дар и фарт Сергея,
он, как и я, достигнет апогея.
Он в русском слове, как и я - бандит.
И, скажем, пьеса Носова "Дон Педро"
трагичней, чем расиновская Федра
и круче, чем вольтеровский "Кандид"!

….....................................................
 
Григорьев, Олег Евгеньевич
http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%93%D1%80%D0%B8%D0%B3%D0%BE%D1%80%D1%8C%D0%B5%D0%B2,_%D0%9E%D0%BB%D0%B5%D0%B3_%D0%95%D0%B2%D0%B3%D0%B5%D0%BD%D1%8C%D0%B5%D0%B2%D0%B8%D1%87

 

С бритой головою,

 

 

С бритой головою,

в форме полосатой

коммунизм я строю

ломом и лопатой

 

 

С наперстниками разврата

 

 

С наперстниками разврата

он торопился куда-то

 

Л Ю Д И

 

1.

 

Вышел на Невский из кабака,

На окне мальчишка лохматый

Показал мне три языка,

Потом четвертый, потом пятый...

 

    Рядом из люка какую-то грязь

    Рабочий вываливал длинным совком.

    В этой куче я чуть не увяз;

    Бросил в мальчишку грязи ком.

 

Постовой покинул свой пост,

Говорит мне: "Следуй за мной!"

(Так в пятой главе сказал Христос)

И повел меня за собой.

 

    Толкнул в подвал вытрезвителя,

    А там уже нету мест.

    Посадил на стул усмирительный

    - Таков на сегодня мой крест.

 

Ночью, часм к трем,

Тихо домой вернулся.

Уснул я с кошкой вдвоем -

Утром один проснулся...

 

    Сижу у окна истуканом -

    Голова лежит на ладони;

    Пусто в граненом стакане,

    Кто-то за стенкой стонет...

 

...........................................

 

 

Иду я среди голодный

И кушаю хлеб с ветчиной.

И каждый - кто мило, кто злобно

Здоровается со мной.

 

А сала осталось так мало!

Последний кусок проглотил.

И сразу меня как не стало,

Как будто я вовсе не жил.

 

                       30.05.84

 

........................................

 

Пьет оса кисель из чашки,

Ловко сидя на краю.

Мне нисколечко не страшно -

Я с другого края пью.

..............................

 

Я мялку вынимаю

И начинаю мять.

Кого не понимаю -

Не надо понимать.

 

А то если подумаешь,

И что-нибудь поймешь.

Не только мялку вытащишь,

А схватишься за нож.

 

...................................

 

На табурете - батурете

Сидели дети - одурети,

Болтахая ногами ногими,

Матахая руками многими.

 

                 25.05.84

.................................

 

Крадучись, точно вор,

Иду я проходняками,

Полон детишек мой двор,

В меня запустили камень.

 

Двор показался мне адом,

Навели на меня пушку,

Задом прячусь я за дом,

Сбил с молоком старушку.

 

Все молоко разлилось,

Старуха как треснет бидоном,

Всерьез видать разозлилась,

Упал я в лужу со стоном.

 

- Боюсь я детских игрушек,

А больше детей и старушек.

 

                  16.05.84

.................................

 

Сиял стакан в руке Ивана -

К Ивану близилась нирвана.

.................

 

Мазохисту на лавке

Втыкали дети булавки,

Не от тоски, не от шалости,

А втыкали от жалости.

 

...............................

 

 

Ездил в Вышний Волочок

Заводной купил волчок.

Дома лежа на полу

Я кручу свою юлу.

Раньше жил один я воя,

А теперь мы воем двое.

 

.............................

 

Пляж давно опустел,

Дождь идет обложной.

Лежат опечатки тел,

Заполненные водой.

 

.............................

 

К себе домой из дальних стран

Спешила эта птица

Через пески и океан,

Чтоб дома расшибиться.

 

................................

 

Я спросил электрика Петрова:

- Ты зачем надел на шею провод?

Ничего Петров не отвечает,

Только тихо ботами качает.

................

 

 

Дано нечто,

Лешенное опоры и сущности.

Без синяков, нарывов и ссадин,

То есть ничто в сущности.

Ни птичьего ни человечьего:

А ни о чем и говорить нечего.

............

 

Окошко.

Стол.

Скамья.

Костыль.

 

     Селедка.

     Хлеб.

     Стакан.

     Бутыль.

.............................

 

С каждой секундой

Я  старше и старше

Сам себя становлюсь.

 

Ужасно смешно мне

И весело страшно:

Что скоро я оста - новлюсь.

 

..............................

 

 

После болезни все изменилось.

Не шел я по городу, а летел;

Когда-то давно уже это мне снилось -

Город, как лес качался и пел.

 

Каждый дом, труба и окошко,

Порт, стадион, туалет и вокзал,

Мусорный бак, воробей или кошка,

Пели свое, и я все понимал.

 

Разом, все вместе, как ясное слово

Было понятно уму моему

Через день стал я вовсе здоровым -

И вновь никого не пойму.

....................

 

Как у крупной птицы

Отрастил я крылья.

У соседей лица

Вытянулись в рылья.

 

........................

В окне стоит человечек

И от боли корчит рожу.

А может за ним другой человечек

Снимает с этого кожу?

 

....................................................................

 

Григорьев, Аполлон Александрович

 

http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%93%D1%80%D0%B8%D0%B3%D0%BE%D1%80%D1%8C%D0%B5%D0%B2,_%D0%90%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D0%BB%D0%BE%D0%BD_%D0%90%D0%BB%D0%B5%D0%BA%D1%81%D0%B0%D0%BD%D0%B4%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87

 

Цыганская венгерка

 

Две гитары, зазвенев,
Жалобно заныли...
С детства памятный напев,
Старый друг мой - ты ли?

Как тебя мне не узнать?
На тебе лежит печать
Буйного похмелья,
Горького веселья!

Это ты, загул лихой,
Ты - слиянье грусти злой
С сладострастьем баядерки -
Ты, мотив венгерки!

Квинты резко дребезжат,
Сыплют дробью звуки...
Звуки ноют и визжат,
Словно стоны муки.

Что за горе? Плюнь, да пей!
Ты завей его, завей
Веревочкой горе!
Топи тоску в море!

Вот проходка по баскам
С удалью небрежной,
А за нею - звон и гам
Буйный и мятежный.

Перебор... и квинта вновь
Ноет-завывает;
Приливает к сердцу кровь,
Голова пылает.

Чибиряк, чибиряк, чибиряшечка,
С голубыми ты глазами, моя душечка!

Замолчи, не занывай,
Лопни, квинта злая!
Ты про них не поминай...
Без тебя их знаю!
В них хоть раз бы поглядеть
Прямо, ясно, смело...
А потом и умереть -
Плевое уж дело.
Как и вправду не любить?
Это не годится!
Но, что сил хватает жить,
Надо подивиться!
Соберись и умирать,
Не придет проститься!
Станут люди толковать:
Это не годится!
Отчего б не годилось,
Говоря примерно?
Значит, просто все хоть брось...
Оченно уж скверно!
Доля ж, доля ты моя,
Ты лихая доля!
Уж тебя сломил бы я,
Кабы только воля!
Уж была б она моя,
Крепко бы любила...
Да лютая та змея,
Доля,- жизнь сгубила.
По рукам и по ногам
Спутала-связала,
По бессонныим ночам
Сердце иссосала!
Как болит, то ли болит,
Болит сердце - ноет...
Вот что квинта говорит,
Что басок так воет.

. . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . .
Шумно скачут сверху вниз
Звуки врассыпную,
Зазвенели, заплелись
В пляску круговую.
Словно табор целый здесь,
С визгом, свистом, криком
Заходил с восторгом весь
В упоеньи диком.
Звуки шепотом журчат
Сладострастной речи...
Обнаженные дрожат
Груди, руки, плечи.
Звуки все напоены
Негою лобзаний.
Звуки воплями полны
Страстных содроганий...
Басан, басан, басана,
Басаната, басаната,
Ты другому отдана
Без возврата, без возврата...
Что за дело? ты моя!
Разве любит он, как я?
Нет - уж это дудки!
Доля злая ты моя,
Глупы эти шутки!
Нам с тобой, моя душа,
Жизнью жить одною,
Жизнь вдвоем так хороша,
Порознь - горе злое!
Эх ты, жизнь, моя жизнь...
К сердцу сердцем прижмись!
На тебе греха не будет,
А меня пусть люди судят,
Меня бог простит...

Что же ноешь ты, мое
Ретиво сердечко?
Я увидел у нее
На руке колечко!..
Басан, басан, басана,
Басаната, басаната!
Ты другому отдана
Без возврата, без возврата!
Эх-ма, ты завей
Веревочкой горе...
Загуляй да запей,
Топи тоску в море!
Вновь унылый перебор,
Звуки плачут снова...
Для чего немой укор?
Вымолви хоть слово!
Я у ног твоих - смотри -
С смертною тоскою,
Говори же, говори,
Сжалься надо мною!
Неужель я виноват
Тем, что из-за взгляда
Твоего я был бы рад
Вынесть муки ада?
Что тебя сгубил бы я,
И себя с тобою...
Лишь бы ты была моя,
Навсегда со мною.
Лишь не знать бы только нам
Никогда, ни здесь, ни там
Расставанья муки...
Слышишь... вновь бесовский гам,
Вновь стремятся звуки...
В безобразнейший хаос
Вопля и стенанья
Все мучительно слилось.
Это - миг прощанья.
Уходи же, уходи,
Светлое виденье!..
У меня огонь в груди
И в крови волненье.
Милый друг, прости-прощай,
Прощай - будь здорова!
Занывай же, занывай,
Злая квинта, снова!
Как от муки завизжи,
Как дитя от боли,
Всею скорбью дребезжи
Распроклятой доли!
Пусть больнее и больней
Занывают звуки,
Чтобы сердце поскорей
Лопнуло от муки!

 

<1857>

Аполлон Григорьев. Избранные стихотворения.
Библиотека поэта. Большая серия.
Ленинград: Советский писатель, 1959.

Profile

demian123
Демьян Фаншель
www.fanschel.de

Latest Month

September 2019
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow