Демьян Фаншель (demian123) wrote,
Демьян Фаншель
demian123

Categories:

Литература и жизнь, или Убийство Немцова – как способ цитирования

Речь – о профайле заказчика одного громкого убийства.
О том, как mockumentary становится documentary.
И о постмодернизме наоборот.
Сейчас – простыми словами:
Обычно, в запутанных, качественных детективах герои-службисты – или привлечённый со стороны цивильный дока – первым делом составляют психологический портрет киллера.
Мы же здесь займёмся необычным для детектива. Восстановлением профиля не киллера-терминатора, а – заказчика.
Не могу утверждать, но могу предположить: конкретным заказчиком – подсказчиком сценографии убийства Бориса Немцова – является, сам не чуждый писательству, следящий за новинками писателей-конкурентов первого ряда, некий значительный обитатель малого кремлёвского круга. Прочитавший, минимум, одну из лучших книг последней пятилетки.
А именно – «Каменный мост» Терехова.
Читающих там не должно быть очень много.
И, может быть, даже, и с детства помнивший:
«Ночью нас никто не встретит,
Мы простимся на мосту.».
Место действия в романе Терехова, место преступления – мост. В виду Кремля. Происходит непоправимое: один из персонажей, молодой человек, якобы, убивает из ревности, любимую девушку. Имеющую родственное отношение к политической элите страны.
Ещё один герой романа – бывший эфэсбэшник – через шестьдесят лет начинает собственное расследование. Реконструкцию. Безуспешную, к сожалению, – несмотря на все фантастические возможности, предоставляемые расследователю «конторой». И автором. Воистину – фантастические.
Безуспешность эта, впрочем, сама по себе – не столь уж и безуспешна.
Она успешно подводит читателя к выводу: история, как таковая – вещь неопределённая. Умышленная.
В том числе – история преступления: суть порождение умысла. Представлений следователя. Интерпретации защиты..
Не столь даже она и неопределённа – история – сколько зависит от точки, на которой находится наблюдатель.
Или – читатель.
Например – в непосредственной близости от главных башен Кремля, в текущем 2015-м..
Реконструкторы нынче в моде.
Иногда, как в фильмах ужасов, они, вдруг, начинают превращать книжный вымысел, литературу – в документальную реальность. Криминальный фильм – в ограбление по лекалам. Упавший зерном на благодатную почву детектив – в реальное убийство.
Написанное пером – в топор войны.
Книгу о нераскрытой за 60 лет (хороший знак!) трагедии на мосту возле Кремля – во взаправдашное, документальное, нераскрытое убийство человека с душой и талантом..
Кажется, далеко мы зашли в философиях. Обещал – простыми словами.
Итак: «Каменный мост». Расследование эфэсбэшников застряло..
Помните, в самом начале любимой девушке Немцова, 1) застреленного 2) на мосту, 3) в виду Кремля – вменяли поначалу 4) убийство из ревности?
Ну – и вы догадались, как называется второй роман Терехова..
Да?
«Немцы».
Tags: историоневедение, литературоневедение
Subscribe

  • «В ПРИВИВОЧНОМ ЦЕНТРЕ»

    – так изначально называлась картина. Ин зыс пикча ви си: римские специалисты делают прививку израильскому раввину-ковиддиссиденту. После которой он…

  • «.. подскажите как пройти»

    В начале перестройки, на доске объявлений львовской синагоги (не помню сейчас которой из двух) довольно долго висело неприметное приглашение в…

  • Лев Толстой как зеркало русской вакцинации

    1. Толстой, Лев: «— Я не верю в прививку Пастера, — сказал Л.Н.» «..Одна яснополянская крестьянка рассказывала мне, что, когда ее корову искусала…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments