Демьян Фаншель (demian123) wrote,
Демьян Фаншель
demian123

Categories:

Воздушная кукуруза

В 1975 году, на студенческих каникулах, отдыхали мы с приятелями на Азовском море, возле Новоалексеевки. Узкий пустынный 38-километровый полуостров Джарылгач. У воды, на роскошной песчаной косе – 3 палатки. Слева – лиман (креветок там марлей на ужин вёдрами ловили), справа – то самое, ещё не засохшее, Азовское море (рыба на обед и + плавать за горизонт). Домашнее вино – в канистрах, из села, что в 2 км.
Кстати, сказка продолжилась самым чудесным образом : возле наших палаток, на третий день, появились, вдруг, ещё две (а вокруг – на целые километры – ни души!): стайка чудесных барышень решила провести здесь пару недель, в своё удовольствие.
Мы, тут же – естественно – заговорили неестественными бархатными голосами, подружились, вспомнили старый фильм «3+2», расхохотались – и продолжали уже жить на седьмом небе. Барышням были приносимы вода, продукты, оказываема техническая помощь и всяческие знаки внимания, устраиваемы рыбные дни и костры, а они нам замчательно на гитарах играли и пели. Дошло до того, что, после, шумною толпою, мы поехали к одной из девушек на дачу (на берегу Каховского водохранилища, возле Новой Каховки), подружились с безмятежным, но пьющим её папашей, который дал нам лодку и весло, и – «рыбачили, рыбачили, - ничего не бачили»...
Но это уже – другая история: «о барышнях и рыбалке». Я же – о «документальном фильме».
Добирались мы в тот раз от Львова до райского места – автостопом.
Разделившись на 3 группы (две тройки – мужики и третья – он+она, пара молодожёнов), т.к. больше трёх – в попутку не влезут. Сборный пункт : Херсон, привокзальная площадь.
И наша тройка – вечноголодных, тоскующих по алкоголю проглотов – напала на золотую жилу.
Как-то, голосуем, безнадёжно, «Волгу» с прицепом-палаткой. Останавливается. (?!).
В ней – кунсткамера: совершенно пьяный седовласый джентльмен (иначе и не назовёшь), лет 50-ти. Хорошие манеры, шейный платок, коньячные рюмки.
-«А чьи вы, говорит, хлопцы, будете? Кто вас в бой ведёт?»
Мы, сразу, – продолжили : «Кто под красным знаменем раненный идёт?» («Песня про Щорса»).
-«Ну, говорит, беру! Куда едете?»
-«На море».
-«Выпить-закусить по высшему разряду, гульнуть пару дней – хотите?, время есть?»
(!)...– Пауза ... шлов нет – одни шлюни: «Время есть».
Оказывается, джентльмен этот – с киевской киностудии научно-документальных фильмов. Снимает, по заданию, фильм о кукурузе на поливных землях. (Который давно уже «снят» : нарезан и смонтирован – из старых, ещё хрущёвского, что ли, времени, лент. Суточные и прогонные, свои + суточные и прогонные фиктивной съёмочной группы, отпущенной в халявный отпуск, немедленно – и интенсивно – и давно уже как-то – прокучены в Киеве. Осталось только печати проставить на командировочных бумагах). «Вот вы, хлопцы, и будете – съёмочная группа : камеры-треноги носить (я мгновенно вспоминаю «мальчика» О.Бендера), а ты... камеру включают вот так. По моей команде изображаешь съёмку. А сейчас – поздно, спать давайте.»
Утром – первый наш колхоз. Колхоз – миллионер. Заходим в правление. Представляемся. В контору вплывает тихая паника. Вспоминаю «Мёртвые души». «Ревизора». Ожидаю позора, разоблачения, повестку в суд. Просят присесть. Пока на «наших» документах проставляются печати, кто-то куда-то шмыгнул. Мобилизационные манёвры. Пылит машина: председатель. Знакомится: очень рад, проедемте на поля. «Снимаем» ирригационную технику. Интервью. Замеры початков.. Часа полтора под палящим солнцем.
«А в это время...», - как пишут в немой фильме.
А в это время мобилизационные мероприятия продолжались..
-«Ну, а теперь, приглашаю, товарищи, на встречу с активом. Хочу вас познакомить с нашими передовиками, с руководством. Прошу.»
Подъезжаем к колхозному саду. В тенистом проходе, под деревьями – широкий, длиннющий – на свадьбу! – стол. За столом – в жару, в июле, в плотных чёрных и тёмно-синих костюмах – номенклатура. Разбавленная знатными кукурузоводами попроще, с железными зубами.
Что там, на том столе!. Не говоря уже об – выпить..
Помню, что, к вечеру, в отличие от режиссёра, пьяная съёмочная группа потребовала для себя сеновала – деревенскую экзотику. Каковой нам и был предоставлен – устланный казёнными простынями из медпункта.
На следующий день – в другой колхоз. Всё повторилось.
Путешествие продолжалось три дня. Было посещено – то ли пять, то ли семь – как можно упомнить! – коллективных хозяйств. Шеф был вечно элегантен, вечно доброжелателен, вечно пьян. Помню его – за рулём: наливающим. Держащим коньячную рюмку. Отпивающим. Поворачивающимся к нам – прикурить – от услужливо поднесённой зажигалки. Не помню, чтобы он рулил. Подозреваю, что машина управлялась автопилотом. Увидя нашу троицу, хихикая вываливающуюся из «Волги» остальная часть автостопщиков несколько удивилась, Ночуя на пыльной и жаркой привокзальной площади третьи сутки, они уже начали беспокоиться.
И было было потом дип блю Азовское Си. С палатками у самой воды, барышнями, и ночным, 38-километровым пляжем.
За последние двадцать с чем-то лет, я только три раза бывал на море: 5 дней - в Хорватии, столько же с подругой - на Ибице и неделю в Крыму.
А зачем это вспомнил? Уже не вспомнить.
И расписался – как на заборе. Мы ж не немцы, у нас – размах.
Tags: праздники жизни
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments