Демьян Фаншель (demian123) wrote,
Демьян Фаншель
demian123

День кота. Фуга для голосов и воя

Когда в 2008-м впервые – по-немецки и по-русски – я прочёл (услышав вначале по радио) «Фугу смерти» Целана...
Да, да, до сих пор не читал.
Первые строки – вспышка!
Чёткая тёмная вспышка: «чёрное молоко»!
Вспомнилось – как вспышка.
Вначале, до перерождения – обычное, белое.
Молоко, пьющее чёрного кота..
Кот Ли Шай, мой друг и брат, чёрный, мёртвый на рассвете, лакающий, как в тот миг привиделось – при резкой, ослепляющей вспышке голой кухонной лампы – там, у себя, в смерти, на мгновенном фотонегативе – обратное чёрное молоко..
Его высохший чёрный остов, почти скелет (бедный зверь мучился: не пропускало ничего спазмированное горло), сожжённый в печи львовского Зооветинститута...
Кадр:
деловитый доктор в толстых резиновых перчатках по локоть... – в гудящую топку швыряют друга!..
Кадр:
не сразу очнувшись – в жутком такси: на коленях целофановый кулёк с большой, красивой, чёрной головой, завёрнутой в газету: такси едет прямо в ужас. Туда, где, в Отделе Особо Опасных Инфекций, принимают головы. Название улицы: Химическая.
Я ехал, с головой кота на коленях и думал о каком-то чёрном молоке, посмертном – ему, там, вволю... (Ранее – белое – он не мог). Понятия не имел о «Фуге» Целана.
О концлагерях, печах крематория, почему-то, тоже думал. Представляя: как и моё тело, полчаса назад – швыряли в топку. В вонючую топку, - в резиновых перчатках по локоть. Везли голову в газете..
Это, через тринадцать лет, в другой раз, в другом месте, как удар по глазам – вспышкой голой кухонной лампы – повторилось. Повторилось в период кризиса в 2004-м, не скажу какого.
Всё оказалось, к счастью (к очень плохому счастью), чёрным по белому, выведено к утру. На бумаге. Демоны изошли, демоны были изгнаны. Переписаны. Выведены – чёрным – на символе свиного пергамента – по белому.. Это был – вой!.
Во-ой!..
Никаких целанов тогда, в 2004-м, я не читал. Знал – да: имя такое. И ещё четыре года – не прочитаю. Четыре счастливых года.
Во-ой!.
Воздушные ямы. Тёмные, бездушные, безвоздушные могилы котов, людей..
Чёрное – изначальное (в сером рассвете не обманывайся), замогильное молоко.
Брату твоему. Которому ты плохой сторож.

Сон о коте

Он, почему-то, здесь – из нервного
Девяносто первого,
Дурного. Из
Проблемы виз. Из
Последней его конвульсии
Под столом. Из
(Oh, mist!)
Отсутствия пульса. И
Суматохи. Отъезда.
Из зева подъезда –
Он здесь, наш кот:
Тринадцатый год
Топлёное молоко пьёт чёрного
Кота, точёного
Из камня сна
И комля древа
(Корнями – в храп).
Из розы зева –
Душа кота.
Прекрасно знать:
Что, чёрный раб,
Он – никуда:
Топленое молоко –
Рядом, недалеко.
(Боком, боком –
К срамным молокам).
Наш кот пьёт чёрное
Молоко: учёное,
Пододеяльное,
Слабо томлёное,
Сном утеплённое.
Связь идеальная:
Белого, чёрного.
Ставлю на чётное.
Игра Кота –
Всё та же:
Из-за куста –
В весёлом раже,
В притворном гневе.
Но сон – как невод.
Но ухнем в яму.
Но – взмах хвоста.
Но – в норку, влево,
С неслышным « мяу».
За эхом: «Я-я!..
Мы-ы!..»

2004


* * *

Котофей, не умирай.
Что тебе зверячий рай?
Что за глупости. Серьёзно,
Погоди. Ещё не поздно!

Страшно, котик. Котик, ладно,
Видно, всё идёт как надо.
Видно, вспомнится потом,
Когда буду я котом.

До конца пойму тогда я
Взгляд твой жёлтый. Полетаем,
Как во сне. И, как бывало -
По подвалам, по подвалам..

К окнам - сквозь подвальный морок -
Вдоль каморок, вдоль каморок.
Выше. Дверь должна открыться,
Только скрипнут половицы.

Дальше, низом. И тропою -
Над травою, над травою..

Хорошо ль тебе, легко
В чёрном шёлковом трико?

1991
Tags: литературоневедение
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments