Демьян Фаншель (demian123) wrote,
Демьян Фаншель
demian123

Запах горького миндаля

Когда-то цветущий в эту пору миндаль означал одно:
«Крым!, – он означал. Коктебель!». Предвкушение поездки!.
Теперь, спустя два года – и многия знания, многия печали – при слове «миндаль» вспоминается лишь Екклесиаст. То место – где о смерти:
«/.../ и зацветет миндаль, и отяжелеет кузнечик, и рассыплется каперс. Ибо отходит человек в вечный дом свой, и готовы окружить его по улице плакальщицы;..». Еккл.12:5.
Ещё вспоминается знаменитое – по занятиям на военной кафедре: «запах горького миндаля». Цианид, синильная кислота. Столетний юбилей массового применения на людях, в 1916-м, на сомнамбулической реке Сомме, метафоре летальной Леты. За которой – поздняя ягодка горьких миндалевых цветочков, «Циклон-Б».
Горы трупов, милионные гекатомбы..
Вспоминается – «что за фамилия странная»: «Мандельштам», – «миндальный ствол» – многослойная, двойственная метафора.. Вслед за которой – одышливый, вроде вулкана-карадага, максималист Волошин. Спешащий выручать его облетающую крону – голову Осипа Миндального Ствола – из смертоносных, отвратительных лап очередного «и красного вождя и белого офицера».
Есть толкования вот этого, цветущего в смерти кохелетского миндаля – как образа старческих седин. В данном, в сегодняшнем случае – дряхлеющего, сходящего с ума больного Большого Брата.
Точка.
Вернее, – троеточие...
Tags: историоневедение, литературоневедение
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments