Демьян Фаншель (demian123) wrote,
Демьян Фаншель
demian123

Дж.Дж. возвращается

Громко сказано: «возвращается».
Возвращается-то, возвращается – да никак не возвратится..
Такими темпами, как герой «Улисса» странствует за несколько кварталов, за несколько часов одного дня – растянувшегося на столетие – за три моря отступлений, реминисценций, переправ через потоки сознания – и через 135 лет на круги не возвратиться..
Неизвестно даже – надо ли?
Помнит ли.
Помнит ли (кто? – Блюм?) сам себя?
Потому, что его великолепный Джойс, кажется, - растворился в ноосфере. Без осадка.
Одна лишь чеширская, джойсовская улыбка, время от времени являясь отложившему книгу, закрывшему уставшие читательские глаза, в ползущих под веками по угасающему закату кривоватых, бледнеющих, цветных облаках – обнадёживала, не давала ускользнуть следу..
Сейчас эта улитка доползла, эта улыбка. Ухмылка.
Аккурат через 135 лет.
Некруглый юбилей.
На одной полочке, одной лодочке, слегка запыленный – но в отличном состоянии и супере – обнаруживается, плывёт сегодняшним вечером прямо в руки «Улисс» Джойса. Мой личный экземпляр. На день рождения.  90-е. Во-от такой ширины, во-от такой толщины. Великий и могучий – в том числе весом и объёмом – «Улисс». Все – учили.
Никто не читал.
Не считая знающего, имеющего здесь пунктик, Набокова. Но: на то он и – билингва гениальная. Попавшая на Итаку.
Нет, ну кто-то – читали. Чего там. Литинституские особенно, по программе.
Хотя далеко, и опять же – не все. Далеко - очень. Даже, литинститутские.
Но: да. Читали.
Откладывая на стр. 284...
Возвращаясь на стр. 156...
Разбираясь с примечаниями...
Опять откладывая..
Может, перевод Дж.Дж. аутентичный, как бы и – невозможен?. А?
Хотя (не сравнивая, а так, к примеру), вот – кэрролловская  «Алиса».
«Алиса» умышленная – так же. По самое же. Так же, мерзавка, хитро оглядывается, подмигивает – викторианскому образованию. Перемигивается со всем английским языком. Так же указывает – на.. С(от)крыто цитирует.
Тоже мне, – лолита нашлась.. На бармаглота-полиглота.
А только по реальной читабельности, по лёгкости, расхватываемости, по догадываемости о непереведённом, непереводимом «Алиса» – всегда в бестселлерах. И нарасхват. И будет.
И.. – о чём это опять?..
Сейчас.
Не перебивайте.
Так вот.
Почему Джойс так почитаем? И – не так читаем.
Мало каши ели?
Нет, – много каши ели.
Смелый эксперимент оценили. И всё такое.
И – всё то новое, что...
«Многое понравилось.» (кто-то уже видел такую надпись на полях Библии).
Но читалось из «Улисса» больше – кусками. Онегински, так сказать: «он знал немного из латыни» и не лаптем щи.
Так пусть же, громко говоря, настигнет меня гнев и презрение моих товарищей. Не знаю, зачем и писал.
Потому как нынче признаваться, заявлять себя нетрадиционно ориентированным в Джойсе меньшинством – много хуже даже, чем в подростковом рукоблудии.
(Хотя: что в нём плохого? Между прочим).
Возвратясь и продолжая :
«Кирпич в сюртуке», – это о нём.
(Не о нём, не о нём. Но – всё же..)
Плюс: «кирпич» в супере – на моей книжной полке.
А ведь сам Джойс – тёплый.
Он ещё более приближается, становится теплее, когда читаешь о встречах с ним – у соседей по корешкам. Корешки эти – Эренбург, тот же Набоков. Эйзенштейн. Сомов. Наши, домашние, одомашненные обитатели круга первого, читательского списка. Свои. Почти современники – давно присвоенные, рядышком.
Только, оказывается – с Джойсом встречавшиеся.
Или – замечательное (ещё теплее, теплее): о переписке автора «Улисса» с родными совписами. Из Википедии:
«В 1932 г. московский «Международный Союз Революционных Писателей» направил Джойсу анкету с вопросом: «Какое влияние на Вас как на писателя оказала Октябрьская Революция, и каково ее значение для Вашей литературной работы?». Письмо было подписано секретаршей Союза Романовой. Джойс ответил через своего секретаря, бывшего белогвардейца Пола (Павла Леопольдовича) Леона, следующим письмом:
«Милостивые государи,
мистер Джойс просит меня поблагодарить вас за оказанную ему честь, вследствие которой он узнал с интересом, что в России в октябре 1917 г. случилась революция. По ближайшем рассмотрении, однако, он выяснил, что Октябрьская Революция случилась в ноябре указанного года. Из сведений, покуда им собранных, ему трудно оценить важность события, и он хотел бы только отметить, что, если судить по подписи вашего секретаря, изменения, видимо, не столь велики.».
Что тут скажешь! Да ничего не скажешь: «Рука тянется к перу..». Правая тянется к перу.
Не так, правда, чтобы очень. Поэтому – да ну его..
Я-то левша. Левой – привычней.
Кирпич «Улисс» протёрт от пыли. Сюртук-супер отложен.. –
– С любой страницы.
Tags: литературоневедение
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments