Демьян Фаншель (demian123) wrote,
Демьян Фаншель
demian123

Categories:

Набоков, Пушкин и «эффект бабочки»

Помните: «Список дуэлей Пушкина»?
Ничего, кстати, хорошего. Вот список дуэний - другое дело!)
Вот это:
«Дуэльная история Пушкина», Владислав Ходасевич,
газета «Сегодня», 7 февраля 1937 г.:
«...1819 /.../ следует ссора с бар. М.А.Корфом, бывшим товарищем по Лицею. Пушкин и Корф жили в одном доме. Пьяный камердинер Пушкиных ворвался в переднюю Корфа и стал скандалить. Корф вышел на шум и поколотил его. Пушкин немедленно послал Корфу письменный вызов.».
Имеется в виду дуэль с бароном Модестом Андреевичем Корфом. Чиновником будущим. Министерства юстиции. Делов-то. Казалось бы...
Будущим главой департамента. Преемником Сперанского. Законотворцем. Историком. Реформатором библиотечного дела в России.
Главное – итог.
Дуэль отменена. Как и все почти предыдущие.
Ходасевич: «...23 марта 1820 г. Е.А.Карамазина, жена историка, писала своему брату: «Пушкин всякий день имеет дуэли; благодаря Бога, они не смертоносны, бойцы всегда остаются невредимы».
Что касается иронии, звучащей в этих словах, ...».
Не важно. Главное – дуэль отменена!
Уфф. Как говорится.
Ого!.
Ты понял?
Случись чего – не было бы Румянцевского музея в Москве!
И Российской государственной библиотеки не было бы! Для начала. (А скоро – и не будет.).
Случись чего – если это те Корфы – мог бы и Набоков не появиться!
Ничего себе!.
Понял?
Потому, что:
Корфы – раз:
http://demian123.livejournal.com/251122.html :

Записки о пользе пешего хождения

Тредиаковский.
Тот самый.
Который: «Чудище обло, огромно, озорно, стозевно...».
Практически, неизвестный. Мне, во всяком лучае – до последних лет.
Первый русский профессор.
Оказался – неожиданно ярким. Не хуже Ломоносова.
Ломоносов, тот – со своими, обозом в Москву.
Тредиаковский – один, пешком, через незнакомую, не такую тогда и комфортную, чужую ойкумену – на запад.
Сначала – мечта любого подростка: каким-то образом - устраивается на судно, идущее в Гаагу.
Оттуда – ЧЕРЕЗ ВСЮ ЕВРОПУ – НОГАМИ, без денег, прёт пешим ходом в Париж («шедши пеш за крайней уже своей бедностию»).
В Сорбонну.
Вельмиучёный. Назначается Анной Иоановной в академики.
Исключён – и мурыжится – при Екатерине.
Вобщем, – не только радищевский эпиграф.
А в 1734-м – начало! Тредиаковское вступление русской поэзии в силлабо-тонику: стихотворное «Поздравление» барону И.А Корфу!
Ничего не ёкнуло?.
Я – о посвящении. Нет?.
Ещё раз:
«Поздравление» барону И.А Корфу!
Если быть снисходительным – к моему нездравому смыслу – то здесь – явные проказы Провидения.
Скажем прямо: первое русское стихотворение, писанное силлабо-тоническим стихом – опосредованный, через бабушку, Нину фон Корф, привет праправнуку адресата – В.В.Набокову.
Ничего такого. Просто неисповедимость путей.
Потому что барон фон Корф – принял эстафету.
Из Википедии:
Раз:
«В 1736 году по распоряжению Корфа в Германию в Марбург к профессору Х.Вольфу были направлены М. В. Ломоносов, Г. У. Рейзер и Д. И. Виноградов..»
Два:
По распоряжению Корфа было опубликовано первое сочинение Ломоносова — «Ода на взятие Хотина» (1739), присланное ему из Марбурга.»
Ага.
Пастернак в натоптанный фон Корфовскими птенцами Марбург – ехал уже по своему почину.
А вот праправнук корфов, поэт с птичьим псевдонимом В.В.Сиринъ – не долетел до пункта М.. Осел на долгие годы в Берлине.
К чему это всё я – про все эти эстафеты?..
«Да так, брат, – так как-то всё...»
А Тредиаковский – хорош!
Какая-то.. – западническая заметка получается.
А, значит – упадочническая.

Корфы – два:
http://demian123.livejournal.com/251264.html :

«.. в форме чиновника»

Кое-какие соображения по поводу сюжета «Лолиты». В телеграфном стиле.
С генеалогии начиная. Раз уж пошло. Ударение на 2-й слог.
Генеалогия Набоковых = это «Лолита» наоборот, на 180°. С благополучным концом.
Русский вариант – вместо позднейшего, американского.
Хотя, нет: вряд ли – «наоборот».
Жена русского генерала, баронесса Нина фон Корф, выдаёт 16 летнюю дочь, Марию Фёдоровну, замуж за своего любовника-чиновника высокого ранга, Дмитрия Николаевича Набокова.
Чтобы было прикрытие. Факт известный.
Но!
У Дмитрия Николаевича с этой девочкой-женой – были дети!
Дети были – с женой-девочкой!
Все дочери этой странной пары дэ труа – стали фрейлинами.
А сын – тот самый блестящий Владимир Дмитриевич.
А уж его сын – тот самый великий Владимир Владимирович Набоков-Сиринъ!.
!
А?
Может это – в смысле: женитьба на дочери Нины (знал – вот с таких лет..) – была, как раз, идея («шахматная композиция») самого Дмитрия Николаевича?
Где «Лолита» – Мария.
«Гейзиха» – Нина фон Корф.
Т.е., в корпусе персонажей, обладающего богатейшим воображением Владимира Набокова, он же В.В.Н., он же Вивиан из «Ады», постоянно возращающегося к утраченному времени, появляется – проявляется негативом, смутным пятном – слившийся с неким лирическим героем, неотделимым от первого лица, «я» рассказчика (Гумперт-Гумперт, Набоков-Набоков), – проявляется дед Дмитрий из утраченного времени..
Дмитрий Николаевич Набоков. С тайной страстью к дочери Нины фон Корф – Марии. «Машеньке».
4 (четыре – это уже я сам придумал) года ждущий дать выход своей одержимости этой нимфеткой..
Плюс – воображение Набокова-Сирина. Подстёгнутое семейным умолчанием.
Плюс его подозрительная, неадекватная, реакция на учение «венского шарлатана».
(Нет, за такие «изыскания» В.В.Н. – точно набил бы мне морду!).
А у Нины фон Корф – обстоятельства: «украли любовника в форме чиновника»..

Корфы – три:
И – ...
И – вуаля – птичка вылетает! Набоков-СиринЪ!
А могла бы и пуля вылететь.
!!
Tags: литературоневедение
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments