Демьян Фаншель (demian123) wrote,
Демьян Фаншель
demian123

Иосиф Бродский. Силлабо-тоника и тектоника

«Не стой на виду!» (Сильная подпись к плакату по т.б.:)
Засветишься – эпигоном объявят.
Бродского ещё не объявляли?
Исправляем ошибку.
Вот, мои милые, смотрим искоса, раскинем карты – от какого материка откололся цельный поэтический континент Бродского? Какие оконечности Трескового Мыса – сместим карты – заходят в пазы – какой легендарной прототектоники?
Что есть материк наш, наша Гондвана? – ясно дело – Наше Всё.
К чему это я темню – насчёт ясного?
Темню «темно», но не «вяло».
Сейчас.Вот, к примеру.
Известно: прыщ на ровном месте – всегда прыщ. Что ни на есть. Вещь в себе. Ни обвинить в эпигонстве – взятки, как говорится, гладки – ни с гуся вода.
А вот большое, цельное, сложное (лучше см. из космоса) имеет всегда – Происхождение.
«Преемственность», - раньше говорили. «Стоянье на плечах гигантов».
Потом уже говорили темнее: «вертикальный контекст».
Сейчас – ясно дело, без тонкостев: «эпигонство», - и без вариантов.  "Эпигон" - буквально: «рождённый после».
Назвать – в буквальном.
Чтобы оправдывался – в переносном.
А? Оправдываешься? Виноват.
Опоздавший.
Отставший.
Пусть и отмеченный Даром (даром отмеченный – даром), а – отставший.
Поэзия – дело отсталое. Традиционное. Старинное.
Дело передаваемое и носимое.
Повторяемое.
Всё в ней какие-то – Ограниченные Люди.
Ограниченные – ритмом и метром. Тропом (который ещё найти: «шаг влево, шаг вправо – ..).
Ограниченные, говоря тёмно – поэтикой.
Органичные.
Цепляются, возвращаются к надоевшей силлабо-тонике. Органике. Припадают к корням.
Потяни, тяни корни – в тектонику уйдёшь... Куда Алиса не хаживала.
Но вдруг – редкий, идущий вдоль корней вглубь – выходит с другой стороны земного диска – в какие-то такие провалы и зияющие высоты!...
Всё смешалось. (цитата).
Где «...Вновь я посетил..»  http://rvb.ru/pushkin/01text/01versus/0423_36/1835/0605.htm  слышно, в отдельной моей голове, скорее - по радио знакомым голосом - «без обертонов, сильно в нос..» – чем с пушкинским прононсом.
Ну, давайте дружно назовём Бродского эпигоном Пушкина. 
"Я заражён нормальным классицизмом".
Он всё-равно не ответит. Скорее, будет ему лестно – где? Там – выше лестницы Иакова. Крика ястреба в восьмой степени. Где несть ни еллина, ни иудея. Но – русский арап, но такой же еврей..
А может, и ответит – стихами, знакомыми строчками, отрывками.
Миллионами голосов – в миллионах голов проборматываемых.
В свой день рождения.

Интерференция


Иосиф Александрович, опять?..
Не создавайте акустической помехи.
Мне тут покойно. Отключился от всего.
Взял томик классики хорошей - в кои веки.

Расположился с Пушкиным удобно,
В уютном настроении минорном:
Читай. Сиди. Уже - тебе читают.
И чей-то голос - сам собой, знакомый,

Как дежа-вю и, в общем-то, довольно
Приятный и клекочущий - уныло,
Без обертонов, сильно в нос, картавит:
«...Вновь я посетил...»

                                  1996

Tags: литературоневедение
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments