Демьян Фаншель (demian123) wrote,
Демьян Фаншель
demian123

Category:

Денис Давыдов, Корней Чуковский, пляски, содранные обои. И муха

«Чья это муха?.»:
Скорее всего, литературоведы за столько-то – за 87 лет! – должны были заметить.
И отметить.
Ну, а если нет, то – маленькая находка.
Маленькая, но – своя.
Ну а нет – так нет.

Денис Давыдов

Современная песня
/.../
Все исчадие греха,
Страстное новинкой;
Заговорщица-блоха
С мухой-якобинкой;
/.../
И в очках сухой паук —
Длинный лазарони,
И в очках плюгавый жук,
Разноситель вони;

И комар, студент хромой,
В кучерской прическе,
И сверчок, крикун ночной,
Друг Крылова Моськи;
/.../
Старых барынь духовник,
Маленький аббатик,
Что в гостиных бить привык
В маленький набатик.
/.../
(1836)

Корней Чуковский

Муха-Цокотуха
/.../
Вдруг откуда-то летит
Маленький Комарик,
И в руке его горит
Маленький фонарик.
/.../
Подлетает к Пауку,
Саблю вынимает
И ему на всём скаку
Голову срубает!
/.../
(1923)

Так вот.
Разберём теперь всё это, обнаруженное вашим покорным кощуном и очернителем – не торопясь. Обстоятельно. По пунктам.
Пункт 1-й. Совпадение.
«Совпадения» – с абсолютно точной привязкой к одновременно совпадающим а) размеру, ритму, б) насекомым сказочным персонажам, в) определяющим словам-вешкам («маленький» - «маленький») – совпадениями никак не являются. Точка.
В вышеприведённых отрывках и не требуется особо тонкого, заточенного на поэзию, уха.
Пункт 2-й. Использование – случайное. Подсознательное.
Или, всё же – сознательное? Намеренное присвоение известной формы и содержания. Как, например, используют популярные мелодии в современных духовных гимнах.
Попробуем и в этом разобраться.
Подсознательное – это когда в детстве слышанное, забытое, невнятно жужжит в уголочке мозга, - детям спать не даёт, взрослым рано встаёт..
Это если в раннем детстве Коле Корнейчукову читали и перечитывали «Современную песню» Давыдова, - да он забыл..
«В раннем детстве» – сомневаюсь..
Денис Давыдов – «сабля, водка, конь гусарский» - не для детей.
Для подростков, в крайнем случае, для взрослых молодых людей, для самостоятельного чтения – да, о.к..
В «Современной песне», кстати – о сексуальных меньшинствах, на минуточку: «И Иван Иваныч – клоп, муж женоподобный». («Иван Иваныч» первоначально, в рукописи - «Филипп Филлипыч», а конкретно - Филлип Филлипович Вигель. Известный мемуарист – и человек с известными предпочтениями («Но, Вигель – пощади мой зад!» (А.С.Пушкин:).
Куда уж там – «в раннем детстве»..
Вигелю, кстати, ничего не подозревающему, такому же гневному обличителю, «Современная песня» очень нравилась. :)
А «маленький аббатик» - Чаадаев.
Но это мы отвлеклись.
Да.
Так что - не случайно, не совпадение.
Пункт 3-й.
Тут нам потребуется цитата:
Николай Корнейчуков (Корней Чуковский), «Как была написана "Муха-Цокотуха"»:
«/.../ А теперь я исписал без малейших усилий весь листок с двух сторон и, не найдя в комнате чистой бумаги, сорвал в коридоре большую полосу отставших обоев и с тем же чувством бездумного счастья писал безоглядно строку за строкой, словно под чью-то диктовку.
Когда же в моей сказке дело дошло до изображения танца, я, стыдно сказать, вскочил с места и стал носиться по коридору из комнаты в кухню, чувствуя большое неудобство, так как трудно и танцевать и писать одновременно.
Очень удивился бы тот, кто, войдя в мою квартиру, увидел бы меня, отца семейства, 42-летнего, седоватого, обремененного многолетним поденным трудом, как я ношусь по квартире в дикой шаманской пляске и выкрикиваю звонкие слова и записываю их на корявой и пыльной полоске содранных со стенки обоев. /.../
В сущности, "Муха-Цокотуха" - единственная моя сказка, которую от первой строки до последней я написал сгоряча, в один день, без оглядки, по внушению нахлынувших на меня неожиданно радостных чувств.»
Ух ты!.
Так-то вот!.
Так о чём пост?
О чём?
О том, как из дурной агитки вековой давности («из какого сора») растёт – пусть такая же, дурная же – чудесная безумная Муха-Цокотуха. С её замечательными безумными гостями.
И сказочная пляска чуковская, где мухи – да и тараканы! – лучше и милее всех критических котлет.
И пост – ни в коем случае не обвинительный!
Как говорит блестящий, но и подловатый Алексей Толстой: «Все крадут.». (Выстругал себе своего Буратино (даже не выстругал – перекрасил) из Пиноккио – и ничего. Любимая книжка детства.:)
И, это... – не ищите жанра. Здесь не аналитика. Ни, упаси боже – не литературоведческая заметка.
Эссе? Не эссе. Вернее, - не совсем.
Рассчитано на сопереживание. На генгерирование простых, радостных сопереживательных флюидов. На радостную медитативную пляску вместе с Чуковским:
Муха – ничья!
Свободу Мухе!
Чукоккале!
Чукотухе!
Не зря здесь дальше – кодой – иллюстрация Кабакова. Смотри надписи на картинке:
« – Чья это муха?».
« – Это муха Николая.».:)
(Один из альбомов И.Кабакова, кстати, называется «Жизнь мух». Но это опять отвлёкся.:)
Подведём итог.
Чуковский мне лично казался - другим: солидным дядькой: возраст, семейство, английский....
Вот сел за произведение – и произведение написал.
А он, оказывается - скакал неодетый, по разваливающейся квартире!, плясал с обрывком обоев!. Как Давид-псалмопевец пред скинией..
А ты, Давыдов Денис – умри, - лучше Николая-Корнея не скажешь!

Tags: литературоневедение
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments