May 9th, 2010

"Скажи-ка, дядя..."








С праздником, дорогие!

Сейчас только – с праздником!

Потом поговорим – об оптовых смертях.
О пытках своими своих.
О том, что редька хрена слаще только не намного.
Об изнасиловании Европы – и коричневыми, и красными.

Я появился на свет только благодаря тому, что папу – мальчика, потерявшего большинство родни – высвободила из гетто – прямо перед ликвидацией – Красная Армия.
Это – навсегда.
Для освобождённой – и вновь изнасилованной Европы это – деталь.
«Это праздник со слезами на глазах.»

Два дня: 8 Мая, 9 Мая, - асегда, обязательно - два дня подряд.

Воевали у меня славные дядья.

Дядя Боря Рабин. Лётчик-истребитель. Потерявший ногу в воздушном бою под Львовом. Инвалид войны. Я помню: тихий, чудесный человек – добрый и незаметный.

Дядя Миша Вайнштейн, подводник, дивизионный инженер-механик. Друг Маринеску. О нём – в нескольких книгах: «Воюет Балтика», «Личный враг Гитлера» и др.

Дядя Яков Вайнштейн, воевал в Керченском проливе. Пропал без вести.

Дядя Павел Патлут. Контужен и попал в плен. Выломал доски в днище вагона, бежал. Воевал. Замечательный дядька. В Израиле, на пенсии.

Дядя Дэвид Фаншель, двоюродный брат отца. Лётчик-бомбардировщик. Родился в Штатах и храбро воевал в Европе. После войны – профессор Колумбийского университета, учёный. Почётный член и т.д. – всего, что возможно.
.......................................................................

Здесь – всё, что удалось собрать в сети о своих дядьях-ветеранах:
.......................................................................
http://militera.lib.ru/bio/kron/02.html
Михаил Филиппович Вайнштейн, в годы войны дивизионный инженер-механик, — один из самых близких и преданных друзей Александра Ивановича. Во время моих коротких наездов в Ленинград мы неизменно встречались у Михаила Филипповича, жившего тогда в центре города, у Казанского собора. В моем дневнике за август 1960 года отмечены две встречи — 16-го и 29-го числа. Записи до обидного беглые, но и они будят память:
"16.VIII. Ленинград. Звонил Вайнштейн, вечером встретился у него с Маринеско. От разговора о своих боевых походах и причинах ухода с флота А.И. решительно уклонился, только под конец не удержался и забавно рассказал, как он "вымотал душу" у контр-адмирала Д.М.Стеценко, пошедшего с ним в мае 1945 г. в поход в качестве "обеспечивающего". Рассказал со смехом, беззлобно. Говорить предпочитает о заводе, где он сейчас работает и интересами которого живет.
29.VIII. Ленинград. Вечером был у Вайнштейна. Съехались подводные асы: Маринеско, Грищенко, Матиясевич. Маринеско рассказывал, как проходил перевод на семичасовой рабочий день на ленинградских заводах. Рассказчик он отличный".
................................................................
Здесь – о Маринеско и, вообще – о наших ветеранах:
http://www.peoples.ru/military/hero/marinesko/
ТОЛЬКО ЧОКАТЬСЯ НЕ БУДЕМ
«Была и отрада в конце жизни. Появился свой маленький угол. Женщина, которая разделила последние муки.
Валентина Александровна Филимонова:
- Мы у знакомых встретились. Брюки в заплатах, пиджак на локтях в заплатах. Единственная была рубашка, воротничок у рубашки отваливался, только что на галстуке держался. Чист, очень опрятен, но уже так беден. Пошел меня провожать и у меня остался. У него какая-то сила притяжения была, как гипноз, это чувствовали и дети, и взрослые. У него походка была необыкновенная: голова немного приподнята - гордо так, величественно вышагивал. Особенно когда выходили на набережную, на Неву - он сливался с гранитом. В получку приносил 25 рублей, в аванс - чуть больше. И я, чтобы маме показать, что в доме действительно мужчина появился, стала свои деньги к его подкладывать и маме отдавала.
Через год мы поехали с ним на встречу ветеранов-подводников, ничего не поняла: называют Сашину фамилию и такой гром оваций, не дают дальше говорить. Я только тогда, через год, узнала, КТО он.
Только-то и было у них жизни - год. Два остальных Александр Иванович мучительно, смертельно болел.

М. Вайнштейн, бывший дивизионный механик, друг:

- Маринеско лежал в очень плохой больнице. Для госпиталя у него не хватало стажа. Мы, ветераны, пошли к командующему Ленинградской военно-морской базой Байкову. Адмирал был взбешен: "В нашем госпитале черт знает кто лечится, а для Маринеско нет места?". Тут же распорядился, дал свою машину.

Валентина Александровна:

- Именно тогда, а не позднее, как многие пишут, по дороге из больницы в госпиталь мы увидели корабли на рейде, и Саша единственный раз заплакал: "Больше я их никогда не увижу".

Последним Маринеско видел Михаил Вайнштейн:

- Настроение у него было невеселое: "Все, это конец". Подошло время обедать, а жена мнется. Он говорит: "Ничего, пусть смотрит, ему можно. Она разбинтовала живот, и я увидел трубку, которая шла из желудка. Валентина Александровна вставила воронку и стала наливать что-то жидкое. Мы с ним по рюмке коньяка выпили, было уже все равно - врачи разрешили. Он сказал: "Только чокаться не будем" - и вылили коньяк в воронку. Горло было черное, видимо, облучали. А второй раз я пришел, уже и в горле была трубка. Она быстро засорялась, Саша задыхался, и Валентина Александровна каждые 20-30 минут ее прочищала. Теперь, когда смерть была рядом, у него, как всегда в самые трудные минуты в войну, взыграл бойцовский дух. Видимо, когда я вошел, то растерялся, говорить он уже не мог, взял лист бумаги и написал: "Миша, у тебя испуганные глаза. Брось. Вот теперь я верю в жизнь. Мне поставят искусственный пищевод".

25 ноября 1963 года Александр Иванович скончался. В возрасте 50 лет.
Деньги, которые ему переплатили на заводе, не успели все вычесть из маленькой пенсии. И мертвый остался в долгу у Советской власти.»
................................................

Давид Фаншель. Последний контакт с ним – на короткое время – восстановился во времена хрущёвской оттепели. Потом опять – почти 30 лет – глухо. Редкие посылки и фотографии, косвенные сведения. Боялись. Переписка возобновилась в перестройку.
Вот он, красавец: http://www.450thbg.com/real/biographies/fanshel/fanshel.shtml


(На этом снимке похож на Кэвина Костнера. :)

Из письма Дэвида (перевод):

«...То, что твоя внучка Яна сумела отыскать мою историю («В водовороте истории») на интернет-странице 450-ой бомбардировочной группы времен 2ой мировой войны, просто невероятно, и поразило меня (как говорят американцы, я почти «лишился понимания»). Современные технологии сегодня делают расстояния гораздо менее значительными. Тот материал, что я там написал в качестве начинающего мемуариста, - это часть двадцати пяти рассказов, которые я написал в течении 10 лет, будучи на пенсии. И я могу сказать, что это занятие удаляет меня от тревог, заставляет работать серое вещество и не дает впасть в дряхлость. Я постоянно пытаюсь тренировать мой стиль письма, чтобы не звучать скучным излагателем научных трудов, написанием которых я занимался более 30 лет, когда защищал обоснованость полученных в ходе моих исследований данных, будучи крайне зависимым от разработанных статистических таблиц. Но моя любимая дочка Мэри – к сожалению, справедливо - уличает меня в старых привычках и тактично замечает: «Папа, слишком много слов!»

А если серьезно, то рассказ, который Яна нашла в интернете, приводит меня в некое замешательство из-за большой эмоциональности, с которой я описывал бедственное положение семей в России и Америке - особенно в России! – в те тяжелые времена. Мне было очень тяжело писать, меня буквально разрывало внутри, когда я пытался осознать ужасные события, которые описывал. Меня терзали сомнения, несет ли мой рассказ достаточный уровень правдивости. В отношении событий в России, между тем, я не был уверен, что полностью охватил все стороны событий. Я успокоил себя тем, что думал, что этот рассказ не будут читать те, кто был вовлечен в жизнь моих родителей.

Этот рассказ описывает то, через что я прошел, будучи 21-летним молодым человеком, служащим штурманом на рейдах тяжелой бомбардировки немецких целей, являясь свидетелем того, как на моих глазах на мелкие кусочки разбивались самолеты и их команды, наблюдая, какая трагедия постигала семьи, столкнувшиеся с ужасным фашистским нападением... Я знал, с какой болью переносил эти новости мой отец.

И теперь мне не дает покоя то, что я знаю - что ты, С., был тогда 10-летним мальчиком и находился в гуще всех событий, которые я пытался описать. Мой рассказ о твоей семье был основан на ограниченном представлении тех событий, в то время как ты был их свидетелем. Я сомневаюсь, что стал бы писать об этом, зная заранее, что тебе каким-то образом удастся прочитать мою попытку описать ту ужасную картину. В действительности, этот рассказ я задумывал для своих детей, друзей и американских коллег, которые мало знают о том, что происходило.

David Fanschel,

1) «Navigating the Course: A Man's Place in His Time»

(книга (мемуары):

http://books.google.ru/books?id=SXRXjNyHklgC&pg=PT3&lpg=PT3&dq=David+Fanshel,++Honor+Flight&source=bl&ots=LJXYvCzcXY&sig=vYj2gc1QnjIQHA_zMG_V0ET6F9c&hl=ru&sa=X&ei=w2KhULT0A8TptQb0hoGICA&ved=0CB4Q6AEwAA#v=onepage&q&f=false

+

http://books.google.ru/books?id=SXRXjNyHklgC&pg=PT3&lpg=PT3&dq=David+Fanshel,++Honor+Flight&source=bl&ots=LJXYvCzcXY&sig=vYj2gc1QnjIQHA_zMG_V0ET6F9c&hl=ru&sa=X&ei=w2KhULT0A8TptQb0hoGICA&ved=0CB4Q6AEwAA#v=onepage&q&f=true

+

http://books.google.ru/books?id=SXRXjNyHklgC&dq=David+Fanshel,++Honor+Flight&hl=ru&source=gbs_navlinks_s

2) the 450-th Bomb Group Memorial Assotiation (B.R.A.T.S.):

http://www.450thbg.com/real/biographies/fanshel/fanshel.shtml


.................................................................................

Дорогие фрэнды!
Нет здесь фотографий советских моих дядьёв: какие там, во время войны – «альбомы». Простите.

Нет, оставшегося у родителей, снимка дяди Бори, – ещё на обеих ногах, в великолепном лётном шлеме, в кожаном пальто.
Ни пропавшего без вести во время боя в Керченском проливе дяди Якова, – только увеличенная военная карточка из документа. На пустой могиле.
Ни военного фото двоюродного дяди Миши. Связи утеряны. Первый и последний раз виделись в Павловске, в начале моей срочной службы: пришёл на свидание заметный морской волк, кап.первого ранга в отставке – забегали на КПП – и меня, салабона, без слов, отпустили в увольнение!
Всё забываю спросить военные снимки дяди Павлика.
Я соберу все снимки. Разыщу. Расскажу о каждом. Если не я, тогда – дочка.

Лучшего завершения счегодняшней выпивки, чем эта (двуязычная, «космополитическая» :) композиция – не бывает:
«Bomber - On Air» («Мы летим, ковыляя во мгле..») :
http://www.youtube.com/watch?v=i7qacQ7QioI&NR=1
А я живу здесь, среди замечательных детей и внуков тех, кто уничтожал мою родню. А они, за милу душу, трескают пиво и граппу с племянником того, кто топил "Густлов". И т.д.
И знаете, что я об этом думаю? Вернее, - что стараюсь не думать? См. "Мировая история" - во всех томах.

Ещё раз:

С праздником!

Не грех и выпить.