December 12th, 2011

«Майдан» - в переводе: «площадь»

Наверное, ощущение лёгкого дежавю заставляет меня сейчас поднять эту декабрьскую запись, семилетней давности. Кажется, «Дикое поле» её частично опубликовало. Не помню.
О.к., поехали:


Дорогие! Может ли некий незнатный господин возлюбить Прекрасную Даму?
Наивный вопрос.
Но как быть, если некий незнатный господин – врач? Понимающий – что же – без перерывов, выходных и отпусков – Ей, ему, всем – приходится всю жизнь носить в толстом кишечнике. Даже в момент кишечных возмущений - вызванных чем-то недоброкачественным - сердечно жалеть её, свою возлюбленную?
В лучшем случае, не отвечающую взаимностью. Украину свою.
Может ли врач возлюбить Прекрасную Даму?
Это – декабрь 2004 года. События, которые разворачиваются – на радость любителям риэлети-шоу – заставляют вспомнить слова, сказанные в возбуждённом московском зале конца 80-х, одним янусоподобным ( впереди - буква «я») перестройщиком: « Не ищите героев в политике. У них свои игры.».
Но ведь так хочется , так хочется: вместе со всеми выйти на площадь и, выпуская на холоде пар изо рта, кричать, выкрикивать площадное: « Так!».
И ещё: « Ганьба!».
И ещё: «Геть!».
И ещё: « Вiктор! Вiктор!».
Происходящие в эти дни игры на шахматной доске – величиной с государство, не оставляют его, государства, бедному жителю никакого выбора. Разве что: « Какими играешь?»
Даже на выборах он – без выбора. Только спрашивают: « С нами – или против?» Посредине – могут растоптать.
Не можешь в боевом порядке наступать – или же уйти с дороги, свалить в сторону – молись. Тебя недолюбливают.
Оставим в покое здоровое чувство ненависти. Недолюбливаемы – не противники, нет – вот такие : сторонние наблюдатели. Подсказчики, блин! До стоящих рядом – задумавшихся бледнолицых – рукой подать: чтобы, за лацкан взяв, в чувство привести! Подручные, всё же – наши: а ну, не отставать!
А как прикажете с теми, с другими? В иную пустынь (например – в забугорье) – ушедшими: раздражают без меры.
Им – через реки, через горы-Карпаты, народ – суровым, хриплым голосом: « У нас тут – революция, переворот, - а вы?!. »
« А мы, - пищат из-за бугра – да, мы – отступники, в душе пустынники, рыбак-рыбака ищем.
Тех, ищем, кому на вопрос: « Скем вы, работники пера? Стяжатели пуха.» - хочется ответить так же, как, в разгар торжеств и бед народных, ответили братья Серапионовы: « Мы – с пустынником Серапионом.».
Покою, братие!..
Покой – только снится. В палатках на майдане.
Новым братьям, которые – брат на брата, в квадрате – уже давно не до Серапиона.
Тем более – воображаемого.
Да и Серапиону ли до них – голубых и оранжевых?
Не выйдет, пожалуй, шуточек, умного сплина и иронии.
А выйдет, – да нет, уже – вышла! И – по улицам ходила...
А навстречу ей – такая же, большая, такая же – толпа. Такая же Крокодила.
И не поймёшь: кто там больше – из Зазеркалья?
Поэтому, если толькоможешь, на вопрос: «С кем вы?..», – отвечай: «С пустынью». Она – вот, – раскрой окно. Кричи не кричи.
Или, лучше – не всё окно, а – форточку?
У нас окно открыть – «что жилы отворить». Сразу засосёт – на площадь – космическим вакуумом. Природа не терпит пустоты.
Поэтому, не распахивай окна. Можешь воспользоваться дверью. Можешь выйти на площадь, – когда чёрное и белое. Почва и снег. Когда оранжевое и голубое?.. Странно это всё. Не ходи. Не выходи. Пустынникам – некогда.
Там, у этих, завзятых, – пластинку заело.
Повторяется – и будет повторяться.
Снова паны дерутся – и дворовые лезут поперек батьки.
Снова – по обе стороны – разгорячённые, радостные лица.
Снова «спор славян между собою».
Снова пора доставать с полки Карамзина – и убедиться. Сушить сухари. Заготавливать мыло и спички.
Снова – шум и ярость – из самого сакрального, самого центрального, самого исторического места, откуда есть пошла земля русская. Где была и осталась земля украинская.
Хочется гнать – с глаз долой, из сердца вон – видение-каламбур: Андрей-апостол на этом месте давно крест поставил!
Хочется сказать: « Подождём до Рождества ».
И тогда:
« На майданi пил спадає, замовкає рiч...».


                                                декабрь 2004