April 15th, 2013

Шизофрения этимологии

«А ну, посвети, сержант.. Видишь?: у него там в темени - топорщится..».
Страшное слово: «топорщиться».
«В темени..».
Тоже слово.. – какое-то... Не самое однозначное.
Подкорковая магма под запёкшейся коркой.. Магия темени.
Темень темени.
Глубинные смыслы – казалось бы, привычного..
Мутные омуты нашего языка.

Даже – по мелочам

Есть у меня среди шпрухов, писаных ещё в студенчестве – такой:

– Стан: «вражий»?, «прокатный»?
Какой выбираете? Отвечать – не задумываясь!
– Девичий!.

В смысле: в железной зубчатой передаче допросов-ответов оказывается(1) – такой малый винтик... На котором машина-давильня и обламывается.
Но, вот, оказывается(2), Пушкин-наше всё – он не только наше всё, айдасукинсын!, но всё уже, оказывается(3) – и задолго – написал. Или подсказал – как «Ревизора» Гоголю.
Даже – по мелочам:

«У арлекина спрашивают: что он предпочитает - быть повешенным или колесованным?
- Я, - говорит арлекин, - предпочитаю молочный суп.»
Анекдот, будто бы рассказанный Пушкиным 14 декабря 1825 года.»
(Из кн. Эд.Шульмана «Ты прав, любимец муз!»).

Жаль, подсказки Пушкина доходят поздно.
Не то бы все гоголями ходили.