December 16th, 2013

Апология тошноты

По приезде сюда, помню, был поражён: в первый раз увидел, как закусывает коренной кёльнский житель бутербродом – с сырым мясом...
С палец толщиной..
Это – «татар»: мелко рубленое сырое мясо со специями, луком и т.п.
До того, в магазине «Rewe», в самый первый день ПМЖ, меня, с ещё не зажившим после операции швом, стошнило – от невиданного количества колбас, изделий из убоины, ярко, красно освещённых, прущих в глаза..
Еле успел на улицу..
Меня ждал, пахнущий кровяным «татар». В пухлый палец толщиной.
Но сырое мясо – здоровее будет.
Сам, правда, не пристрастился к здоровому образу.
На Севере, в 70-х, мы ели семужную строганину. Деликатес. На большом морозе рыбина вмиг дубеет, её строгают и стружки эти тонкие посыпают солью. Щепотками строганины закусывают пиво, водку.
Душевно, я вам скажу.
В архангельских магазинах тех лет уныло холодели на уровне живота пустые лотки, на уровне глаз тускнели полки с бумажными «супами» без ничего.
Всегда картошка. Макароны. Кислая капуста..
Радость – браконьерская строганина. Две-три щепотки. Возле мёрзлой рюмки.
К концу 70-х в городе ввели карточки-«талоны», двух видов.
В месяц, на работающего человека, по «мясным» полагалось 500 гр. мясных изделий, по «масляным» - 150 гр. сливочного масла.
В месяц.
Студентам талоны не полагались.
Жена-студентка не работала.
Я долбил 20-сантиметровый лёд и сторожевал в детском садике.
В мединституте на лекциях постоянно хотелось спать: нам постоянно долбили о вреде необработанной строганины – о том, как целые северные народы вымирали от гельминтов..
Теперь это - один из принципов суши.
Сами же гельминты, убоявшись переименования, перековались, слились с носителями в единый любящий кисель..
О котором сейчас не хочется думать.
О том, что мы – они, ты, я, любая красавица, герой-любовник, кинодива, повар, готовящий нам вкусное в ресторане – обречённо, без отпусков и выходных – постоянно носим в толстом кишечнике..