August 5th, 2014

(no subject)

«Когнитивный диссонанс» – это у жертвы.
У гонителя нет когнитивного диссонанса, сомнений нет.
У гонителя – ничего подобного.
У гонителя – азарт.
Стоит лишь жертве – ради своих детей малых – за каких-нибудь 2000 лет впервые – выйти из игры, отойти в реал, заявить: «Никогда более. Нэвэр эгэйн! Я больше не жертва.», - такое разочарованное и возмущённое «Упс..».. Такое гневное: «Держи вора!» начинается...
Такая: «Израильскаявоенщина...»!...

Мировая закулиса

Мировая закулиса – существует.
Отвечаю за каждое слово.
Ответственно заявляю – и называю имена. И да поможет мне – всё, что может да помочь!
Тайное мировое правительство:
Андрей, Пётр, Иоанн, Иаков З., Филлип, Варфоломей, Матфей, Фома, Иаков А., Иуда Ф., Симон, Иуда С. (да, да, увы), Матфий, Павел.

О ритуальном вкушении крови

Вкушать ритуально кровь, обгладывать плоть одного раввина... Казнённого 1981 год назад.
Это только – мне одному снится?...
Раввина, умершего в мучениях, на пыточном станке римских оккупантов.
Не просто оккупантов. У которых – никакого раскаяния, никакого «когнитивного диссонанса», - вот ещё!, жирно будет. Но, согласно правонаследию – предков большинства своих римских Пап.
В свою очередь – пьющих, вкушающих до сих пор, вместе с приверженцами, ритуально – кровь этого самого раввина.
Бред, наваждение, однако...
Замкнутый кровяной круг.
Замкнутый на себя кошмарный сон..
Про захватчиков в сандалиях и боевых сапогах – и тогда, и потом вскидывающих вытянутую правую руку в виде приветствия своему главному. Протыкающих, для верности, печень казнимого, висящего на орудии убийства. На их серийном пыточном станке.
Как потом вологодский конвой ГУЛАГа протыкал ломом списанного доходягу в одной северной стране-стороне. Называющей себя второй правопреемницей легионеров.
«И имя им – легион».
Изображение сего пыточного станка обязательно – обязательно – должно быть носимо всеми приверженцами.
В смысле..
Ну, как если бы мать носила на шее, на цепочке – модель дыбы на которой растерзали её сына. Или модельку серийного пистолета, из которого стрелял палач в затылок любимого в подвале НКВД.
А над кроватью – побольше.
В доме собраний – в натуральную величину.
В таинственном, большом, темноватом доме – где кровь Равви ритуально вкушаема.. Сообща.
Закусываема – Его плотью..
«..сие есть Кровь Моя.». «..сие есть Тело Мое.».
И, тут же, не испытав сомнений, потупив глаза в цитатную книжечку – да нет, напамять! – якобы, от евреев: «И, отвечая, весь народ сказал: кровь Его на нас и на детях наших.».
Да?
Точно?
Точно-точно?
Есть ещё мнение?
«А четвёртому не бывать»?
Ага..
И, потом, оторвавшись от книжечки – про – да-да – «кровь христианских младенцев» в маце...
Помню вечное: «Держи вора!». Ничто не забыто.
Ничего не хочу помнить.
Кажется, аз, грешный, ничего уже не понимаю.
Надлежит мне выйти из мира сего.