September 18th, 2014

Шевченкова шинель

Стало полегче на полях войны с Абсурдистаном – и опять проросли, дали всход, пошли в рост споры.
Пошли опять споры: «на Украине» - или «в...»?.
Давно, что-то, не было..
Нет, ну, а вправду, – а как?.
«И так – и так», - это известно. В зависимости от языка, места, времени. И действия. Носителя.
Но, ведь... Нужны какие-то ориентиры.. Эталон.
Эталон?
Тарас Григорьевич Шевченко. «Кобзарь».
У Т.Г.Шевченко - полно русизмов; как говорится: нивроку - русизмов.. Питерская косточка.
В одном и том же стихотворении у него может быть и: «в Украине», и: «на Украину». Правда, когда «на», - следующее за ним «У-», бывает, переходит в «В-»: «..на Вкраїні милій.».
Имеем уже, поэтики ради – вариативное написание, искажение всего, целого топонима. Не только служебных грамматических частичек, с ним связанных. Эталон - сам раскачивает лодку!: «Дух дышит где всхощет.».
Но это - литература и «право автора», и художественный свист. Это нам ничаво.
Когда же поэта начинают использовать в политике - вот тогда коэффициент кумедности и возрастает.
Когда из-за «на» и «в» – начинают стрелять.
Не посылают, в ответ – «на ..», или «в ..», но – тупо берут заложников.
Расстреливают над свежевырытой ямой.
Отбирают земли.
«..І потече сторіками кров у синє море..».
Ладно. Лучше вернёмся памятью к безобидному началу. К продолжению, вернее.
В перестройку, возле Оперного, во Львове открыли памятник Тарасу Григорьевичу. Странный.
Он – на фоне некоей бронзовой волны (народного гнева?).
Принадлежащей ему – на всех обложках «Кобзаря», во всех рамочках на стенах національно-свідомих жилищ (как в России Есенину – трубка) папахой – пренебрегли!
Одели будителя национального самосознания – «культурно»: в шинель.
С крылаткой.
Обладатель идивидуального пластического дара, первый поэт нации, выходец из крепостных, не особо жалующий немцев, жидов, ляхов, купно и - москалей, стоит... - в б/у-шной петербургской шинели..
Из которой, как известно, вышла - именно москальская литература!.
Повторяю: памятник - знаковый.
И - странный.
С другой стороны, современника Тараса Григорьевича - Николая Васильевича, украинца, отчасти, поляка, прекрасно говорившего по-украински - обе страны теперь числят, каждая - по своему ведомству.
Да и самого Кобзаря, - поскольку кое-какую прозу, кое-где в дневниках, отчасти, эпистолярии он писал по-русски...
Несмотря на сопротивление одной из сторон. В обоих случаях..
Так что, неизвестно ещё – из чьей шинели монументальный Кобзарь вышел.
Из гоголевской русской? Украинской? Польской (шляхтича Яновского)? Энгельгардтовской немецкой?..
Из шинели – так из шинели. Не важно.
Но ведь – вышел.
Но был одет – и поставлен, перед Оперным.
Нынче мирная, чиновничья коннотация сей верхней одежды – всё менее в ходу.
Всё более – военная.


..........................................................................................
P.S. http://demian123.livejournal.com/685725.html