November 6th, 2014

Сестра моя – смерть

Франциск Ассизский, проповедующий птицам и зверям, звал их братцами и сестрицами.
Братцами и сестрицами, да.
Он и смерть называл – «сестрицей».
Чего я до сих пор не знал. Что неважно.
А важно: кое-кто об этом – обязательно должен был знать!.
Не зря один бывший марбургский студент, ученик знаменитого Когена, один из циклов своей книги именует: «Занятье философией». Он, Борис Пастернак, свободно ориентирующийся в философии, классической и религиозной – одновременно боявшийся даже разговоров о смерти – называет эту книгу: «Сестра моя – жизнь».
Такое заклинание, – против ассизской сестры.
Правда, как становится с годами ясно каждому, впадающему под старость в ересь: сестра-жизнь, к сожалению – смертна. Очень.
Название ничего не может изменить. Прав был Франциск Ассизский, выбирающий другую любимицу. Смерть без жала и жалости.
Ибо естественный ход вещей изменить нельзя. Но можно полюбить.
Не впервой двадцатисемилетнему Борису Пастернаку выбирать между сёстрами. Тут святой Франциск ему не советчик.
«Сёстры тяжесть и нежность..», - так говорил, задыхаясь и не выбирая, другой поэт, по другому поводу.
«Словно девочки-сёстры / Из непрожитых лет..», - как сказал, понимая уже невозможность выбора, третий.
А четвёртому не бывать.