February 4th, 2016

Кёльнский карнавал времён джихада

2010-й:

Карнавал!
Alarmstufe rot! Карнавал!..
Надо бы, пора бы уже – выезжать, выйти. Сдерживая лёгкую дрожь.
В Кёльне ураган – объявлен: и постепенно набирает силу. В электричках, трамваях метро, час от часу, с минуты на минуту, прибывает – нового, нервного – цветных колготок, юбок. Голых, освобождённых (весь год – в джинсах, o, Gott!) – смелых ног. Головоногие. Несмотря на снежок. Морозный ветер. Вечер. (Нет, нет, не «Двенадцать», - подлое цитирование, – раньше. До двенадцати. Средневековье).
Weiberfastnacht – ночь бабьей масленницы, первый день.
Темнеет. Рожа Дионисия чудится из-за каждого кривого угла – над узкимми проходами района Старого рынка – к тёмному Рейну, за остатками римской кладки.
Обратной тяжёлой Атлантидой, с шампанским шипением – всплывает Colonia Agripinessa. Бывшая римская колония.
Cologne.
Кёльн.
Вечный первый день творения Карнавала - четверг.
Браки в этот четверг отменяются, считаются недействительными.
Автомобиль ненадёжен: опасно: карнавал.
Ближе к центру, с каждой станцией, увеличивается титр призывно малёваных рожиц. Мордашек. Лица – убывают. Расплывается: нечёткое, яркое. Цветное. Возбуждённые: длинноногая пчёлка Майя, трепещущая крылышками в проходе электрички. Пьяная, смурная, улыбающаяся медсестра, с болтающимся игрушечным стетоскопом – с поразительно нежной, беззащитной прорехой на коленке. Проходят – протискиваются – дыша духами и туманами свежего алкоголя – клоунессы. Две хохочущие свинки – в чём-то мягком, плюшевом, розовом, на синтетическом пуху – с плюшевыми розовыми ушами.
На попах?.
Мне выходить...
Где я?..
Когда?..
Правильный вопрос. Теплее.. Средина 90-х?. – Последующие?.
С правого... Правого. С правого (правого?) боку – приятно, почти надёжно, округло теплеет незнакомая – чудесный плод... – дружелюбная женская попка. Казавшаяся ночью такой девичьей. С другого, с левого (какого?., левого?, ох), всю ночь давит, впивается в бок тупая, крепенькая, пахнущая остатками – текила? виски? – рюмка. Только не нюхать! Вдруг – водка?.. Выяснить. Выяснить? Не выяснять. Не надо. Водички!.. Пепси.. Пепси-Длинный чулок. Не чулок – колготы. Почему – с моей стороны?.
Голова кружится.
Утро стрелецкой казни.
Осторожно (тихо.., тихо..) подняться, встать на ноги: тебя самого – тебя само – нежно приклонит к стеночке. На лёгких ногах тяжеловатую голову – поведёт вдоль стеночки. Туда, в счастливый конец растянувшейся на годы уютной комнаты-спальни. Вдалеке, в перспективе которой виднеются твои брюки с мягким ремнём. Виднеется в невысоком окне немецкий тротуар. Отдавленная невероятным, неверным башмаком, карнавальная шляпа-котелок с советскими значками. Виднеется вечер пятницы.
P.S. В первый день кёльнского карнавала – Weiberfastnacht, ночь бабьей масленницы – на один день (четверг) в городе случается смута, переворот. В отдельно взятом (ими) городе устанавливается женское царство-государство. Смутное время – когда дорвавшиеся, дождавшиеся часа, вакханские падчерицы останавливают робеющих, застенчивых мужчин, огромными кухонными ножницами, безжалостно обрезают жалкие их ген.. (не гениталии. Приказ: добро не переводить), обрезают жалкие их гендерные символы-галстуки – к чёрту, нахрен! Что есть – милостивое приглашение. Если «нет» – прощай. Прощайся: отправляется в карман, набитый цветными мясистыми кусками, очередной трофей, - продолжается кочевье – с диким женским стадом – от бара к бару.
Модными в этот сезо(зачёркн.) в этот день будут – старые, выжившие из ума, завалявшиеся реликвии выпускного вечера. Или – первой свадьбы.
В один из таких четвергов именно такое чудо – времён сэсэсэра – и было обнаружено мной на дне доисторического чемодана. После чего было повязано – классическим узлом – прямо на голую шею, поверх врачебной распашонки.
Пациентки, по-моему, остались довольны. Отрезая доктору – сами понимаете чего. Не говоря о злорадных медсёстрах.
Письменные показания с моих слов мной записаны верно.
Вещьдок – см. фото внизу.
Опись-прОтокол-сдал-принЯл:
Демьян.
Подпись.
...

2011-й:

День первый: Weibefastnacht!

Кинохронику видели? – Вторую Мировую Войну. Где окна бумагой – крест-накрест, на всякий случай.
В Кёльне сегодня витрины в центре закрывают, забивают - толстенными фанерными щитами. На всякий случай.
Карнавал начинается: война отдыхает.
Дорогие сограждане, братья и сестры!
C четверга – масленичный карнавал.
Город (не считая тревожно растущей турецкой конкисты), обычно навсегда причёсанный, застёгнутый на все пуговицы, будет всю следующую неделю – и не застёгнутый. И – застигнутый.
Вхлам расхристанный!
Повсюду – писающие, отливающие на каждом углу ряженые и клоуны.
Радость, радость! Разгуляй!
Всё будет – всю неделю – стоять на ушах. Других неприспособленных образованиях.
На том стоим и стоять будем. Хотя и – больно.
Сначала изберут Короля дураков (вернее – уже. Вернее - Принца). И ка-ак – грянут!
Четверг, первый день, завтра – Weibefastnacht, Бабья Масленница.
Все браки признаются недействительными. Вся ночь – белый танец, дамы приглашают кавалеров и делают чего хочуть. И хохочуть.
И кавалеры исполняют – чего дамы хочут.
Потом – выходные: лучше не говорить..:
Суббота.
Воскресенье.
Аспирин.
Понедельник, день тяжёлый: Rosenmontag, Понедельник Роз. Око тайфуна: начинается Большой Цуг – многочасовый парад ряженых.
Швыряются в толпу конфетные неликвиды, цветы, мячики. А одной девочке, в 1994-м, нос сломали - огромным шоколадным медведем, брошенным щедро из кареты Большого Цуга...
Правда, с тех пор Германия стала беднее, карнавальные сладости мельче – безопасней.
Да и девочка.. – недавно видел...
Так себе девочка.
Всех приезжающих сюда в карнавал знакомых, липких на падкое, (или наоборот) инструктирую: что угодно, козлики мои - только не ту сладколипкую дрянь, что бросают благодушные ряженые кирасиры. В худые руки еврейских беженцев. Жена Лота превратилась в соляной столб. Лотман, муж ея, добежавший до Кёльна - в сахарный.
И ещё эта, - та – за неделю слиплась.
Но нам – ещё два дня и две ночи.
И: «Дальше, дальше, дальше!», – так восклицали в перестроечной пьесе, в эротическом фильме одном.
Пн. – о-о!...
Вт. – см. – (лучше не смотреть...)..
Лучше не говорить.
Не вспоминать.
Среда – называется: Aschermitwoch, Пепельная Среда. Официальный День Похмелья. Рыдающие (по-настоящему, сам видел), страдающие головной болью, вполне приличные (небритые) господа несут на берег Рейна сжигать чучело «....» (какое-то у него специальное имя, запамятовал).
Видели бы, - что твориться на следующий день в аптеках!..
Как раскупаются тесты на беременность!
А антибиотики!
Не говорю уже – о молодых людях.
Кто-то, не справившись, загуляв – так и поедет утром на работу, на следующий четверг: в клоунском. Лицо над мятым жабо... Жалостные лица..

.......................................
Исправления. Техническое.

Мейл от приятельницы:
..............................
"Привет, Д., KÖLLE ALAAF!!!!
Прочитала в FACEBOOKе твой KARNEVAL, хохотала, точно все ухватил. Позволю себе уточнить-"бешеный понедельник", а не понедельник роз, потому что ROZENMONTAG- от RASEN-на KÖLSCH-бешеный. А чучело называют NUBBEL-на него списывают все, что натворили за эти дни, все грехи .... А так очень хорошо и смешно. Обнимаю. Л."
...............................
Спасибо, дорогая! Исправляем!
Кёлле алааф!!
...............................................

2013-й:

От немецкого информбюро

Вчера, 7 февраля 2013 года, в четверг, впервые за всю историю, совпали два – больших и малых – события!
1. В первый четверг каждого месяца в Кёльне – день открытых дверей.
Для горожан посещение музеев – бесплатно.
2. Вчера же ж, в первый четверг месяца, 07.02., через центр Кёльна – прошло око тайфуна.
Начало Кёльнского карнавала! Weibefastnacht! – бабья масленица! Вот оно!
Мало того..
Итого:
Первый четверг месяца – день открытых музеев – дата подвижная.
Начало масленичного карнавала – тоже дата подвижная.
Зависит от Пасхи и пр.
Итак, впервые в истории города (маэстро, туш!):
«Они сошлись. Волна и камень, / Стихи и проза, лед и пламень.»..
Нет – не так.
Представляю себе – эту небывалую тягу к культуре!
Толпы пьяных клоунов. Поролоновые красные носы, гигантские цилиндры, пиратские треуголки - возле Сезана.
Замёрзших, залетевших погреться безумных медсёстёр в миниюбках со стетоскопами – под Рубенсом.
Хохочущих карневалистов с термосами глинтвейна, охотничьими колбасками на шее – этих к фламандцам!
Ужаснувшихся жизни, косящих диким оком (в душЕ – картина Мунка «Крик на мосту»!) - работников музея.
Жмущихся к стеночкам ботанов – иди к маме, дай сюда галстук...
Эх! Хорошо вчера было в кёльнских музеях!.
Меня, жаль, там не было..
.........................
А фотки – здесь:
1. http://demian123.livejournal.com/147883.html
2. http://demian123.livejournal.com/147489.html
3. http://demian123.livejournal.com/148786.html
4. http://demian123.livejournal.com/17657.html
5. http://demian123.livejournal.com/565663.html
6. http://demian123.livejournal.com/278458.html
7. http://demian123.livejournal.com/491368.html
8. http://novymirjournal.ru/index.php/blogs/entry/kjolnskij-karnaval-vremjon-dzhikhada