January 10th, 2017

(no subject)

.







Зима в Кёльне

Притоптыванья, хныканья, нытья
Не надобно, к чему они, дитя;
Заказывай: солдатиков? Корсаров?
Вот, выбирай, но выбрать будет сложно.
Сегодня вечером, увидишь – всё возможно.
Ты видишь свет рождественских базаров,
Ларьков их пряничных с солдатиками, где,
Весь в сладкой, липкой вате-бороде
(Пусть зверь бежит - сидит себе ловец) –
Сам Николаус, сонный продавец
Игрушечной посуды. Осторожно,
Не повреди её, гляди под ноги! То-то.
Над головой - в ларёк посудный - кто-то
Слоновьим хоботом монетку передал.
Оконным льдом засахарен миндаль..
Снег. Зимний вкус цианистых пирожных.
И холод утренний. И тишь ларьков порожних.


1998

Думай о нас тепло

Все зимы детства в родительской квартире – поначалу ещё без канализации – помню с волшебным вентилем-регулятором на батареях отопления. Очень удобная штука. Особенно для ребёнка. Повелителя комнатной температуры.
Простая и безотказная.
Больше нигде в городке, по моим наблюдениям, такого не было.
Ни в республике.
Ни, кажется, во всём СССР.
Дело в том, что наш дом, из одноэтажной польской (до этого австро-венгерской) пекарни, перестраивали году в 46-м в 3-этажный пленные немцы.
Они, видимо, не представляли – как можно иначе – и врезали повсюду обычные вентили-регуляторы типа «барашек».
Я, беспечный ребёнок, ничего не понимал в экономии тепла и природного топлива.
Это было просто удобно. Уютно. Элементарно.
Немцы строили не для себя. Подневольно. Без патриотического подъёма, без стахановского надрыва.
Регуляторы исправно работают до сих пор. Спустя 70 лет.