October 21st, 2017

«..для блага человека»

Сэсэсэр нынче на стольких устах невинных.. Вспомним и мы что-нибудь хорошее. Нелетальное что-нибудь. С детства знакомое.
Ну, - отечественный самопальный импорт, например.
Изделия «цеховиков», смертельно рискующих и пьющих подпольное шампанское.
Нехитрое счастье наше.
О хитрых схемах времён сэсэсэра известно не много.
Как и о схемах вольных трубососов 2000-х.
Ну, - что-то там шили из краденного сырья – оптом, большим карьером. Как-то сбывали..
Не интересно.
Но вот были (а вот это уже интересно!) ещё такие – парадоксальные цеховики. Не только ничего не кравшие, но – улучшавшие.
Цеховики во благо потребителя. Лобачевские, гении.
Помните (кто ещё помнит?) – ту обувь? Советские «полуботинки». Великой первобытности. Деревянности и мозолеобразуемости. Страшной, травматически твёрдой, толстой и малосгибаемой коричневой кожи.
«Всё во имя человека! Всё для блага человека!», - а кто ещё помнит плакаты 70-х?
Кто-то помнит.
Так вот.
Приходившая на завод, где орудовали изменники-цеховики, толстая, годная только на мозоли кожа – бралась в подпольную обработку.
Растягивалась, умягчалась. Улучшалось качество.
И, обратно же, вопреки законам перехода – количество!.
Из трёх, скажем, метров дубового кожаного советского лыка – выходило пять метров отличной обувной кожи.*
– А навар?
Ну да.
Из двух метров образовавшегося излишка изготовлялась по модным лекалам левая «импортная» обувь. Приличного качества. Со всеми необходимыми лейблами.
А из умягчённых, улучшенных, официальных трёх метров кожи – шились государственные полуботинки. В исполнении данного завода – более мягкие, удобные.
Для индивидуальной и общественной пользы.
Никто не в накладе.
Все только выигрывают.
Ноги – и ножки – тоже.
За это в 70-е полагалась смертная казнь.
Да.
Ну, – за смертную казнь!
Кажется, всё возвращается на круги своя. Времена не за горами.
Энтузиазм возвращения в лоно велик.
Дерзайте, молодые! Новые, левые, правые – не знаю, как вас там – полуботинки наши будущие!

...................................................

* Сам в 1977-м у знакомых, работавших на фабрике, такую покупал. И сшил из неё замечательную «шофёрскую» куртку. На века. До сих пор ношу. За 40 лет потёрлась – но только краше стала! - вот сейчас прямо готов предъявить вещь(док).

Хрен против редьки

Хрен против редьки

Евгений («Захар») Прилепин (Лавлинский):
«По улицам славного города Киева прошли колонны младых неонацистов /.../
Так и случится. Стыда не будет. Стыд отменили.
А где стыда нет — на пустое место приходит страх.»
+
Вацлав Радзивинович, "Gazeta Wyborcza":
«...нацболы ...Когда они с факелами выходили на Тверскую, выкрикивая «Сталин, Берия, Гулаг!», меня мороз по коже продирал.»
+
«Захар Прилепин: Обезьяна пришла за твоим черепом
По улицам славного города Киева прошли колонны младых неонацистов..».
+
Вацлав Радзивинович, "Gazeta Wyborcza":
«...флагом партии стало красное знамя с белым кругом посредине, в который вписаны скрещённые молот и серп. Не только издалека этот партийный вымпел можно принять за флаг III Рейха.
Столь же близок к гитлеровским мотивам и придуманный Дугиным герб НБП — вылитая «ворона», то есть стилизованный нацистский орёл, только двуглавый и с молотом, а также серпом вместо свастики в венке, который он держит в когтях.»

https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9D%D0%B0%D1%86%D0%B8%D0%BE%D0%BD%D0%B0%D0%BB-%D0%B1%D0%BE%D0%BB%D1%8C%D1%88%D0%B5%D0%B2%D0%B8%D1%81%D1%82%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F_%D0%BF%D0%B0%D1%80%D1%82%D0%B8%D1%8F

(no subject)

«Этот пороха не изобретёт...», – вздыхал дедушка Нобель*, гладя по головке внука Альфреда.
...............................................................
* «Nobel» (франц.) – «Ничегохорошего».

Памяти Бориса

Сегодня на кёльнском еврейском кладбище хоронили Бориса Пронилова.
Бывшего шефа, коллегу. Яркого, настоящего.
Зверя в работе, требовательного, жёсткого – и всегда готового помочь после неё – и помимо неё.
Трудоголика – и любителя виски. И быстрых машин. И всего такого прочего, одновременно. Возвращающего улыбки пациенткам.
Знавшего свой интерес, но, абсолютно независимо от него – всегда державшего данное слово.
Человека с тигриной реакцией – и доктора с обезоруживающей улыбкой.
Подтянутые немцы в кипах, внуки эсесовцев и солдат Вермахта, стоявшие вокруг могилы вместе с пожилыми евреями, внуками сталинских стервятников – повернувшись в сторону Иерусалима, в такт молитвы произносили «Амен».
Дождь, ливший с утра, устыдился и прекратил. Погода на всё время похорон – до самого вечера – установилась идеальная.
Думаю, Борису должно было понравиться.
Светлая память.