January 18th, 2018

(no subject)

Скрепа!

1. Папа и Моралес:
https://echo.msk.ru/news/2127414-echo.html
00:02, 12 января 2018
«Президент Боливии Эво Моралес назвал листья коки символом единства и солидарности граждан страны
У себя в Твиттере он написал, что листья коки пытаются демонизировать, чтобы уничтожить идентичность Колумбии. В 2016 году Эво Моралес подарил папе Римскому Франциску три книги о пользе листьев коки для здоровья.
В июле папа Франциск попробовал коку во время визита в Латинскую Америку.»

2. Вертинский и исполнители:
https://www.youtube.com/watch?v=tjcq4SU9tfw
https://www.youtube.com/watch?v=EiQ3mU4pRQQ
https://www.youtube.com/watch?v=DHYy0KEorVM

3. Кейл и Клэптон:
https://www.youtube.com/watch?v=KWmD_HcOcfU
https://www.youtube.com/watch?v=3bEUaeG4wH4

– ПУБЛИКО МОРАЛЕС!

(no subject)

.







* * *

Там некогда бывал и я:
Где на немыслимых задворках,
За честной прикроватной шторкой –
Весь стыд советского белья.

Недальновидные очки,
Бязь близорукой ностальгии.
Но тёмные соски тугие
Под бледной тканью – как зрачки.

Чулки в гудящее тепло
Архангельской пятиэтажки
Её плывут. Во тьме, трепло,
О чём бубню?.
Ступая тяжко,

Зачем внизу сходились – те, –
На пункт приёма стеклотары?
Над ним парим, как сон, который –
В пододеяльной духоте:

До полшестого, до шести –
Заплыв во тьме, над людом пешим, –
От тел, от дел своих опешив...
А толку-то?
А – сладости...

Лень думать. Под бочком сопят –
С грудной, горячей струйкой пота.
Помада. Мускусная нота...
Ну сколько мо... Хоть в душ опять...

Мы как двенадцать поросят.
Свет в ванной. Стыдно. Отвернёшься,
Когда проснусь. Ты не проснёшься –
Дожив до полных пятьдесят.


2006

Масоны нашего городка

Масоны нашего городка
Upd.
Вынесу-ка наверх свой коммент. Ибо – интересное:
Самое примечательное, что здесь, в одном гербовом поле, соединены два малосоединимых символа – христианский и масонский. (Боюсь, кроме меня, никто из кёльнцев не замечает!, - балдею всегда, когда прохожу мимо.
Почему?
Бо вверху, над масонским символом, изображены три короны. Которые олицетворяют Трёх Королей – Трёх Волхвов, поклонившихся Младенцу. Типичный кёльнский символ (рака с мощами тех самых Трёх Волхвов находится в главном соборе, в нескольких сотнях метров от этого дома. В католичестве они носят имена Каспар, Бальтасар и Мельхиор (но не тот мельхиор, который с маленькой «м».:) И, вместе со Св.Урсулой (отчасти и Св.Гереоном) считаются покровителями города.
Т.е., в этот герб, как в один флакон, беззаботный заказчик впихнул невпихуемое - христианский и масонский сакрал!.
Типа: «А-а!. - чего уж там!..».:)
Уважаю. За невинную красоту замысла и правильное мироощущение.:)

(no subject)

Где и когда

Дома. Домишки в ряд. Плачевный вид.
Зимой висят печальные, печные
Дымы – столбом. Угарный газ в крови.
Во сне скулят последние пушные,
Не поднимая острой головы.

Скулит во сне их ловчий антипод,
Уткнув под локоть мордочку с усами,
В походном сне запутавшись. Господь
С тобой. Ищи. Иди себе, сусанин.

Сегодня – тридцать лет тому назад –
Повтор несостоявшейся охоты:
Худой, как кот, с закрытыми глаза...
По элипсу протяжному – отходы
От места в сумрачном лесу. Пейза...

Он, как-то – стёрт. Замедленная съёмка
Пространства, по которому – позёмка
И времени (там, кажется, среда?).
Переходя, бормочешь: «Где? Когда?» –
В сновидение, собственный Тартар,
В свой nevermore, который тоже – дар,
В метро под Кёльном. Дальше мчит подземка.



2004

Штурм и ярость в январе

Пережили сегодня январские штурм и ярость. С царственным названием «Фредерика».
Кстати – одно из трёх врождённых, столбовых имён Великой Северной Императрицы.
Это было действительно – Величие!.
Ураган – соответствовал.
См. – вот откопал в зарослях и-мейлов своё письмо 11-летней давности. Тогда, в 2007-м, было нечто похожее.
С той только разницей, что сейчас, перед концом света и тьмой египетской, два дня проходила артподготовка – яростный град.
В среду – ещё так, детский (см. на снимке).
В четверг – по-взрослому. Думал, стёкла не выержат, в жильё ворвётся космос. Не до снимков было.
Стекло выдержало.
Вот то письмо, от 2007-го:
... Да. Был тут ещё у нас тут шторм – типа ураган. Зимы, в положенное ей время, нет. А шторм – будьте любезны! (А? Как Вам это? На это у них денег хватает!).
Домик-то – так себе: послевоенный, худой домик. На быструю руку. Я же, умненький Ниф-ниф, в это самое подходящее время, оказался в самом что ни на есть подходящем месте: на верхотуре..
И, что удивительно: ни в какую страну Оз меня не занесло. А – наоборот: чуть не прибило.
Но, как вы можете судить по письму: шторм – перенёс.
(Не шторм перенёс, - тьфу, тут, у них, в руссише шпрахе, всё косо, криво и не так. Шторм, конечно – тоже: и сам кой чего – перенёс. Всё что плохо лежало, - стояло и росло.
А я – перенёс его.
В переносном, в смысле, смысле. Перенёс – хорошо. В отличие от крыши. Она – удовлетворительно.
Не подумайте чего: крыша – дома моего (рифма), где законно проживаю.
Вы, как неправильно говорят в Одессе, будете смеяться: произошло на чердаке, во время развешивания всяких портков (у нас там Trockenraum, сушилка). За окнами, не успел опомниться - тьма египетская, бесы. Ревёт, воет, – ни зги. Зашёл с бельём на чердак – как при взлёте: заложило гнусно уши, – стонало и свистело за скатами, трясло стены. Страшно. Дальше – больше: забилась черепица. Начала вибрировать крыша. Вошла в резонанс. Правда, тут я, было, слегка напрягся..
Слегка полуприсел.
Но, тут же, гордо так – распрямился (жаль, никто не видел, не оценил чердачной гордости) - и продолжал, дрожа, нести, мать его, Бремя Белого Человека! Вдруг, черепица – бах!, – другая – бах!, одну за другой, – бах!- бах! – выстреливает – всё, к едрене матери, срывает. Взрывы. Фильм ужасов. Над моей башкой образуются квадратные метры ревущего неба. А я маленький такой: никого не трогаю, портки на просушку вешаю.
Чуть не пришлось еще одни развесить. Такой вот Киплинг.
Правильно, правильно: а то мы тут, в германиях, нежными все стали - в жабо и у шляпе. Так и нюх потерять можно.
Но как немецкоподданный, я возмущён. Думаю подать на Schmerzensgeld: компенсацию за моральный ущерб. Если ещё хоть один ураган допустят.