January 27th, 2018

Йес!

Йес!
Выстоял в четвёртый раз.
Небожитель-профессор, обладатель  Золотого Скальпеля (видел эту награду у него в кабинете в ноябре, –  такой скромный межколлегиальный хирургический Оскар) разрезал,  выпотрошил, зашил и поставил на ноги в чудовищно короткий срок. До сих  пор не могу очухаться, – что это было?.
Вдруг обнаруживается, что ты – ещё какой живучий кот!..
Ещё какой..
И из семи жизней – остались три.
И: «Можем повторить!».
Сломали, правда, зубы – но это нам ничаво, починим.
 Ангел Света, ударив по газам, доставила сегодня на базу вот это вот всё  в целости (хотя, давно уже – сомнительной сохранности) – о, с каким  негодным материалом некоторым девушкам приходится иметь дело!.  «Плохая  им досталась доля..».
Тактика теперь простая:
Ждать, медитируя, результаты гистологии. (Может, там будет сказано, что я – новый Будда?). Починять саблезубость.
Стратегия тоже:
 4-й недельный курс облучения метастазов, весной. Потом, лучась  радиоактивным весельем, опять пройти этапы «лучёвки». Того, что когда-то  конспектировали на семинарах в АГМИ по ЗОМП (Защита от Оружия Массового  Поражения). Осенью, через полгода, будет видно: доделал ли  радиоактивный йод работу профессора.
Дальше – как карта ляжет.
Но.
Как говорится: «Спасибо, что живой.».
Sputnik вышел на связь.
Дружеский бортовой сигнал: «Бип-бип-йе!».

Чадра

Чадра мусульманки – тавтология без слов.
Жизнь человека, с рождения до смерти – не только первые девять месяцев – протекает скрытно от солнца, во тьме. Мясной, тепловатой, склизлой. Пульсирующей и непроглядной. Не озабоченной запахом. Воспроизводящей, хранящей, таскающей в себе фекалии – без перерывов на выходные, обед и сон. Закрытой от света и взоров влажной с исподу, невыделанной кожей и слизистой.
Которые скрывает одежда.
Покрываемая чадрой.
Как безумием.