September 23rd, 2018

Классовая борьба и филология

Сейчас, расслабившись, пересматривая «Мою прекрасную леди», вдруг, споткнулся на одной фразе..
Ринулся искать её в оригинале, в брильянтовом «Пигмалионе».
Нашёл! Поставлю в конце. В начале хочу сказать вот что.
Социалист, сталинист и антисемит Бернард Шоу сделал, всё же, одно хорошее дело.
Хотя бы. И то хлеб.
А именно: выступил невольным, по выражению Бродского, «инструментом языка».
Показал миллионам и миллионам (благодаря таланту, конечно, и блестящей, весёлой пьесе), что возлюбленная «классовая борьба» возможна на совсем другом поле и другими средствами.
Поспособствовал, т.ск., наперекор своим убеждениям, смягчению нравов.
Вот она – устами профессора Хиггинса:
«..если бы вы знали, как это интересно, – взять человека и, научив его говорить иначе, чем он говорил до сих пор, сделать из него совершенно другое, новое существо. Ведь это значит – уничтожить пропасть, которая отделяет класс от класса и душу от души.».
Кавычки закрываются.
А? Хорошая мысль?
То-то.
Рассуждение, конечно, ничего общего с реальностью не имеющее. Жаль.
Потому, что и придонных нищих пьяниц, и ненасытных воротил-ворюг, и массовых кровопийц революционного безумия – и всяческого социального неравенства среди владеющих речью полно. Никого этот дар случайный не уравняет. Не устаканит. Не усправедливит. Ну, может, сделает чуть более счастливым. Самую малость. Как нашего сталиниста-долгожителя.)
Но сказанное Бернардом Ш. - уж больно хорошо!
Хорошоу.
Бат Шоу маст гоу.