?

Log in

No account? Create an account

April 24th, 2019

Apr. 24th, 2019

17 апреля в 21:57 ·

Интересно: пошутит ли Зеленский на стадионе про Пэсах и шаббат?

Apr. 24th, 2019

18 апреля в 14:47 ·

По поводу украинских дебатов – и обоих участников.
"И то, и другое - так вкусно!." (С.Довлатов), - что сразу вспоминается старосоветское, помещицкое:
Голова колгоспу: «Так, об’ява! Приїхали з області, з лєкцією. Всім бути. Після лекції будуть дебати. Запитання?»
Доярка: «Якщо будуть дебати, то прошу мене першу. Бо мені ще корів доїти.»

Apr. 24th, 2019

19 апреля в 11:11 ·

Ну и - традиционное

Apr. 24th, 2019

19 апреля в 20:37 ·

Хаг Пэсах самеах! – и море по колено!
А гит йонтыф, идн!

Apr. 24th, 2019

Очепатки:

Еже пэсах - пэсах.

Apr. 24th, 2019

21 апреля в 00:21 ·

Празднующих по западному обряду – с праздником Пасхи!
Frohe Ostern!
Wesołych świąt wielkanocnych!
Веселих свят Великодніх!

Apr. 24th, 2019

22 апреля в 01:27 ·

Очепатки:

Всесоюзный Ленинский шаббатник.

Apr. 24th, 2019

22 апреля в 13:19 ·

Вечноживое содержимое Мавзолея отмечает день рождения

(Как-то так. Заголовок).

Эффект бабочки

Набоков - 120

Часть 1-я

Эффект бабочки

Набоков, Пушкин – и «эффект бабочки»

Помните: «Список дуэлей Пушкина»?
Ничего, кстати, хорошего. Вот список дуэний - другое дело!)
Вот это:
«Дуэльная история Пушкина», Владислав Ходасевич,
газета «Сегодня», 7 февраля 1937 г.:
«...1819 /.../ следует ссора с бар. М.А.Корфом, бывшим товарищем по Лицею. Пушкин и Корф жили в одном доме. Пьяный камердинер Пушкиных ворвался в переднюю Корфа и стал скандалить. Корф вышел на шум и поколотил его. Пушкин немедленно послал Корфу письменный вызов.».
Имеется в виду дуэль с бароном Модестом Андреевичем Корфом. Чиновником будущим. Министерства юстиции. Делов-то. Казалось бы...
Будущим главой департамента. Преемником Сперанского. Законотворцем. Историком. Реформатором библиотечного дела в России.
Главное – итог.
Дуэль отменена. Как и все почти предыдущие.
Ходасевич: «...23 марта 1820 г. Е.А.Карамазина, жена историка, писала своему брату: «Пушкин всякий день имеет дуэли; благодаря Бога, они не смертоносны, бойцы всегда остаются невредимы».
Что касается иронии, звучащей в этих словах, ...».
Не важно. Главное – дуэль отменена!
Уфф. Как говорится.
Ого!.
Ты понял?
Случись чего – не было бы Румянцевского музея в Москве!
И Российской государственной библиотеки не было бы! Для начала. (А скоро – и не будет.).
Случись чего – если это те Корфы – мог бы и Набоков не появиться!
Ничего себе!.
Понял?
Потому, что:

Корфы – раз.

Записки о пользе пешего хождения

Тредиаковский.
Тот самый.
Который: «Чудище обло, огромно, озорно, стозевно...».
Практически, неизвестный. Мне, во всяком лучае – до последних лет.
Первый русский профессор.
Оказался – неожиданно ярким. Не хуже Ломоносова.
Ломоносов, тот – со своими, обозом в Москву.
Тредиаковский – один, пешком, через незнакомую, не такую тогда и комфортную, чужую ойкумену – на запад.
Сначала – мечта любого подростка: каким-то образом - устраивается на судно, идущее в Гаагу.
Оттуда – ЧЕРЕЗ ВСЮ ЕВРОПУ – НОГАМИ, без денег, прёт пешим ходом в Париж («шедши пеш за крайней уже своей бедностию»).
В Сорбонну.
Вельмиучёный. Назначается Анной Иоановной в академики.
Исключён – и мурыжится – при Екатерине.
В общем, – не только радищевский эпиграф.
А в 1734-м – начало! Тредиаковское вступление русской поэзии в силлабо-тонику: стихотворное «Поздравление» барону И.А Корфу!
Ничего не ёкнуло?.
Я – о посвящении. Нет?.
Ещё раз:
«Поздравление» барону И.А Корфу!
Если быть снисходительным – к моему нездравому смыслу – то здесь – явные проказы Провидения.
Скажем прямо: первое русское стихотворение, писанное силлабо-тоническим стихом – опосредованный, через бабушку, Нину фон Корф, привет праправнуку адресата – В.В.Набокову.
Ничего такого. Просто неисповедимость путей.
Потому что барон фон Корф – принял эстафету.
Из Википедии:
Раз:
«В 1736 году по распоряжению Корфа в Германию в Марбург к профессору Х.Вольфу были направлены М. В. Ломоносов, Г. У. Рейзер и Д. И. Виноградов..»
Два:
По распоряжению Корфа было опубликовано первое сочинение Ломоносова — «Ода на взятие Хотина» (1739), присланное ему из Марбурга.»
Ага.
Пастернак в натоптанный фон Корфовскими птенцами Марбург – ехал уже по своему почину.
А вот праправнук корфов, поэт с птичьим псевдонимом В.В.Сиринъ – не долетел до пункта М.. Осел на долгие годы в Берлине.
К чему это всё я – про все эти эстафеты?..
«Да так, брат, – так как-то всё...»
А Тредиаковский – хорош!
Какая-то.. – западническая заметка получается.
А, значит – упадочническая.

Корфы – два.

«.. в форме чиновника»

Кое-какие соображения по поводу сюжета «Лолиты». В телеграфном стиле.
С генеалогии начиная. Раз уж пошло. Ударение на 2-й слог.
Генеалогия Набоковых = это «Лолита» наоборот, на 180°. С благополучным концом.
Русский вариант – вместо позднейшего, американского.
Хотя, нет: вряд ли – «наоборот».
Жена русского генерала, баронесса Нина фон Корф, выдаёт 16 летнюю дочь, Марию Фёдоровну, замуж за своего любовника-чиновника высокого ранга, Дмитрия Николаевича Набокова.
Чтобы было прикрытие. Факт известный.
Но!
У Дмитрия Николаевича с этой девочкой-женой – были дети!
Дети были – с женой-девочкой!
Все дочери этой странной пары дэ труа – стали фрейлинами.
А сын – тот самый блестящий Владимир Дмитриевич.
А уж его сын – тот самый великий Владимир Владимирович Набоков-Сиринъ!.
!
А?
Может это – в смысле: женитьба на дочери Нины (знал – вот с таких лет..) – была, как раз, идея («шахматная композиция») самого Дмитрия Николаевича?
Где «Лолита» – Мария.
«Гейзиха» – Нина фон Корф.
Т.е., в корпусе персонажей, обладающего богатейшим воображением Владимира Набокова, он же В.В.Н., он же Вивиан из «Ады», постоянно возращающегося к утраченному времени, появляется – проявляется негативом, смутным пятном – слившийся с неким лирическим героем, неотделимым от первого лица, «я» рассказчика (Гумперт-Гумперт, Набоков-Набоков), – проявляется дед Дмитрий из утраченного времени..
Дмитрий Николаевич Набоков. С тайной страстью к дочери Нины фон Корф – Марии. «Машеньке».
4 (четыре – это уже я сам придумал) года ждущий дать выход своей одержимости этой нимфеткой..
Плюс – воображение Набокова-Сирина. Подстёгнутое семейным умолчанием.
Плюс его подозрительная, неадекватная, реакция на учение «венского шарлатана».
(Нет, за такие «изыскания» В.В.Н. – точно набил бы мне морду!).
А у Нины фон Корф – обстоятельства: «украли любовника в форме чиновника»..

Корфы – три:

И – ...
И – вуаля – птичка вылетает! Набоков-Сиринъ!
А могла бы и пуля вылететь.
!
Набоков - 120

Часть 2-я

Простой и ясный Набоков

Набоков и истина

У Набокова в «Даре» в берлинском трамвае герой замечает немца, читающего газетку.
Противный немец: типичный пошляк с усиками, противные жесты, шляпа, газетка эта..
И, вдруг, замечает, приглядываясь: что газета – кириллицей.
Не немец, значит – свой брат, русский, эмигрант.
И усы у него добрые. И шляпа родная. И жесты родные. Устал, видно, после работы..
И т.д.
Это я к чему?
Да ни к чему. Вот я, грешный, всегда утверждаю: что друг дороже истины. Вот и
Набоков тоже.

Латынь Набокова

Лолита – полное имя – Долорес .
Dolor (лат.) – боль.

Наш человек!

Борис Носик пишет – ссылаясь на Бойда:
«В одном из русских ресторанов играл скрипач – румын Спиреску, негодяй, побоями доведший жену до самоубийства и вышедший сухим из воды. Теперь он снова сиял в окружении поклонниц своего таланта, и вот при первом удобном случае (явившись в ресторан с Верой, с Мишей Каменкой и Мишиной женой) Набоков влепил «этой обезьяне» пощёчину, а потом (как сообщал газетный репортёр) «наглядно демонстрировал приёмы английского бокса», пока Миша Каменка отбивал натиск оркестрантов, спешивших на помощь своему скрипачу.»
В общем, вспоминаются «Весёлые ребята» и другой Владимир Владимирович:
«Маяковский, не шумите, Вы же не румынский оркестр.»
Но – каков!
Молодой русский красавец: в берлинском шалмане бьёт морду мерзавцу-скрипачу!
Что твой купец из лесковского «Чертогона».
Сердце радуется. Наш человек.
Интересно: сколько оркестрантов пришлось на Каменку?

Набоков и Тартуская школа

Ещё какая – связь!
В начале 70-х Юрий Михайлович Лотман взял, да и опубликовал вместе с сыном статью о неизвестном, позабытом поэте Годунове-Чердынцеве – с его, Годунова-Чердынцева, стихами.
В начале 70-х. За целую эпоху до первой-первой, смелой-смелой публикации некоего малоценного шахматного композитора В.Набокова в перестроечном отечественном «64».
Не просто литературная мистификация, – публикация врага советской власти!
Законопослушный завкафедрой совершает идеологическую диверсию.
Отнюдь не из озорства. Рискуя свободой.
Незадолго до этого, в 1970-м, у Лотманов прошёл обыск и допросы в связи с делом Наталии Горбаневской.
ГБ на хвосте. По пояс в СССР.
Вот вам и тихий еврейский профессор. Семиотика. Тартуская школа.
Боевой офицер! Фронтовик.

Russkaia smekalka

Как-то, зашедший не в свою аудиторию, Великий Набоков без задержки, в набоковском стиле начал очередную блестящую лекцию – не обращая внимания на открытые рты и ошарашенность..
К концу первой минуты, почтительным шёпотом предупреждённый об ошибке, нимало не смутившись, профессор собрал записи, объявив: «Вы смотрели рекламный ролик Курса Европейской Литературы № 315. Заинтересовавшиеся могут записаться в деканате».
Вот так, учитесь, дети!
Всё же – бывший боксёр, отличная реакция. А не пнин какой.

Два Владимира Владимировича и одна буква

В «Истреблении тиранов» Владимир Владимирович Набоков, походя, прихлопнул Владимира Владимировича Маяковского – одной буквой. Обычной свистящей согласной.
Назвав его знаменитую поэму – «Хорошо-с!».

Не «Буратино», но – всё же..

Меня всегда удивляло, что великий Набоков, ратующий во «взрослой» переводческой практике за буквальный, дословный перевод – даже поэзии, даже в ущерб гармонии – вдруг странно называет свои «детские» переводы: «Кола Брюньон» – «Николка Персик». «Алиса..» – «Аня в Стране Чудес». Выбрасывая коренное – код узнавания. Адаптируя для русского уха не что-нибудь – имена главных персонажей.
Не «Буратино», конечно, но – всё же..
Большой знак вопроса. До сих пор не разогнутый набокоедами в восклицательный.
При том, заметим, что профессиональная набоковиана занимает в мировой библиотеке место на порядок большее, чем полуметровый корпус сочинений самого ВВН.
Эдакое шекспироведение – где до сих пор ещё выясняется: кем был Шекспир.
Тропы между капканами набоковской железной переводческой идеологии. ВВН – исключительный мистификатор, матёрый расстановщик обманок. Элегантно нарушающий собственные заповеди. Как раз на будущих исследователей сознательно и рассчитывающий.
У этого фокусника закон – как у каудильо Ф. Друзьям-читателям – гениальные тексты, всякие-разные дивные бабочки своей селезёнки.
Набокоедам – медвежьи капканы.

Издержки воображения

«Нет повести печальнее на свете..».
Седая, почти беззубая, истерически стареющая Джульетта. Не утратившая былого темперамента. Постоянно закатывающая сцены на балконе.
Лёгкий кошмар автора «Лолиты», перечитывающего Шекспира.
Издержки, так сказать, воображения.
Извините.

Двойничество. Взгляд под углом

Это не о персоналиях известных текстов.
Хотя и о них. Но рассмотренных под углом.
Взгляд будет сфокусирован не на персонажах, а – на знаках. На том, что эти движущиеся фигурки обозначает. И что это значит. И насколько это значимо.
О формалистском двойничестве здесь хочу заметить.
Набоков, Булгаков, Кафка.
Золото. Серебро. Платина.
Или наоборот.
При добыче которых используется ртуть.
Переливающаяся. Двоящаяся. Как двоятся персонажи кафкианского набоковского
«Приглашения на казнь» – единоутробные, переливающиеся друг в друга.
Двойничество их прозрачно – призрачно – но не зафиксировано.
Кажется, настоящие двойники и у Булгакова, и у Набокова, и у явно-и-скрыто цитируемого им Кафки – глубже, в фонетике. В эхолалии. Аллитерации.
В отцах и детях, именах и отчествах персоналий.
В набоковском Вивиане – явном фонетическом «В.В.Н.».
В булгаковских, ищущих друг друга – как платоновы половинки – «МАстеРе и МАРгарите».
В перекличке букв – над которыми носится невидимый семантический святой дух.
Вот двойники Булгакова: «ПОЛИГРАФ ПОЛИГРАФОВИЧ» («п» и «ф»), «ФИЛИПП ФИЛИППОВИЧ» («ф» и «п»), – где «п» и «ф» кувыркаются и рокируются.
Боковым слухом замечаешь (тепло, тепло!): здесь фонетически близко не только к «фило-», к «любви», – но и к латинскому «сын», «filius».
Сын сына. Эт филии санкти. Эт Филии Филиппа.
Сынсына.
Так – следуя уху, слуху – недалеко и до набоковского «Цинцинната».
У Набокова ещё и – «ГУМПЕРТ ГУМПЕРТ»..
Но подозрительно двоится – и упомянутый «ЦИНЦИННАТ Ц.».
Цинциннат Ц., сын Цецилии Ц., – ну, ну?...
Набоковский «Цинциннат Ц.» – это абсолютный ЦИНЦИННАТ ЦИНЦИННАТ.
Только – не очень прозрачный.
За каковую непрозрачность, по сюжету, следует приглашение на казнь.
Цинциннат Ц. иногда раздваивается: «один Цинциннат считал, а другой Цинциннат уже перестал слушать удалявшийся звон ненужного счета, привстал и осмотрелся».
Цинциннат Ц. и само «Приглашение на казнь» – от сидящего у Набокова на правом плече Кафки.
Вот эта вот – фамилия с точечкой.
Йозеф К.
Франц К.
Франц Йозеф К.!
Кайзер. Король.
У Кафки и Грегор ЗАМЗА – с явной флуктуацинй фамилии.
Ещё раз.
Gregor SAMSA.
SAMSA.
Сам-са(м)..
«Сам, сам», - тема одиночества. В двойничестве. В зеркале.
Сам – зам. Зам. себя, – как в зеркале. Сам – в замке король. Сам – зАмок. До которого не добраться – потому, что это ты сам в зеркале. Сам – в зазеркалье.
Ручное зеркало, прирученное Кафкой. Ручное зазеркалье.
«ЗАМ-ЗА» – как «КАФ-КА».
Кафкианский капкан захлопнулся. И поймал воздух.
«Ворованный», ворованный Набоковым, да, да.

Profile

demian123
Демьян Фаншель
www.fanschel.de

Latest Month

August 2019
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow