?

Log in

No account? Create an account

May 2nd, 2019

Се – Древо Познания. А се – дятел. Ему по барабану.
То-то, чувстую: пучит.
Это – моральный закон внутри нас..
.







* * *

Пойми: сдвигающий породы,
В нечеловечью волю слит,
Глухой, подземный глас народа
Достиг континентальных плит.

Гул слышен. Дыбятся века.
Вот-вот – и блоковские кони...
Ещё спокойно всё пока.
Но в сослагательном уклоне

(Что обвинительному брат)
Все наши «если б» воплотились –
В кристалл, в магический карат
Свободы, дикой воли, или

Неважно в что уже – когда
Грядут библейские явленья:
Полынь какая-то, беда,
Воюющие поколенья...

И пресекутся времена.
Рассвет. Соборность и народность.
И смерть, и мука, и война.
И ненависть. И безысходность.

Кричит неведомая птица.
Трещат, ломаются гробы.
Не приведи Господь родиться,
Когда творится «если бы»..


1995
Моя большая родня, разделённая империями – постоянно раздирающими Польшу и окрестности – вынужденно воевала с обеих безумных, ненужных никому сторон фронта Первой Мировой. Не теряя пуповинной семейной связи.
В дикие бело-краснопёрые годы Гражданской невинно, ни за что, ни про что, гибла, убывала в очередных погромах на Украине, в годы паучьей, сероводородной людоедской ненависти. Не всегда успевая спрятать детей, женщин и стариков в подполе. Как-нибудь расскажу о нашем славном рыжебородом силаче, дяде Ксиле, спасшем собственной жизнью моего прадедушку Григория с дочкой.*
Потом был тиф. Потом было полегче.
«Между первой и второй – перерывчик небольшой..»
Перерывчик назывался Голодомор. (http://novymirjournal.ru/index.php/blogs/entry/kosher-i-golodomor ).
Выживший в погромах деда Лёва спасал всех – детей, жену.. Моего папу – от голодной смерти, от людоедов. Отнюдь не сказочных.
Закончился и этот смертельный перерывчик. Небольшой, невесёлый.
Началось другое веселье, другое еврейское счастье.
Остатки родни были почти под корень уничтожены – за что? фамилию?, графу «национальность» - в Холокосте. Во Второй Мировой войне. Организованной единомышленниками – Гитлером и Сталиным.
«Почти», - потому, что папа, подростком, чудом выжил в гетто под Винницей. (https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=10213823822536256&id=1428200371)
Потому, что потом - я случился. https://www.facebook.com/photo.php?fbid=10200317977258565&set=a.2074224101711&type=3&theater ). Живы дети, замечательные внуки.
Запоминаю все имена наизусть и передаю своим – как когда-то, тысячи лет назад, далёкие предки, не знавшие уродливых шляп и лапсердаков – устную Тору.
Сегодня из нашей многочисленной родни помяну весёлую, молодую красавицу, нашу славу и гордость – умницу, отличницу, студентку Львовского медицинского – ещё того, польского, который „Tylko we Lwowie“. Из пенькных лембергских пань, штудирующих учёные книги, привычно позволяющих целовать ручку. Маню Вайнер. Униженную, брошенную в собачье нацистское варево. Погибшую в Майданеке.
Вспомню её «встречу миров» начала войны – приезд, после советской оккупации Польши в 1939-м, в Восточную Украину, к моим дедушке и бабушке. Увижу это глазами восхищённого мемуариста – местечкового, в то время, мальчика (впоследствии – известного врача), папиного друга на всю жизнь.** (https://www.netzulim.org/R/OrgR/Articles/Memo/Shihman00.html)
Достану сохранившуюся довоенную фотографию молодой девушки-иностранки, невесты в цвету. Зверски убитой, уничтоженной – за красоту, обаяние и ум.
Что нщё осталось? Так, - мелочи.
Проклянуть до седьмого колена людоедов. Пожелать того же их детям, внукам, правнукам, их невинным – и не совсем невинным – потомкам, – кровь на них.
Снова наши нацио- – и просто наци – оголодали?
Хотят повторить?
Повторяйте. Жрите – нас, себя, друг друга. Давитесь, захлёбывайтесь. Когда мир начнёт сходить в ад, нам останется только качать и качать головой. Наши родители и дедушки всё это уже видели. Даже выжившие. Мы сейчас видим их глазами.
Папа подписал в 90-х Манину фотографию – чтобы помнили.
Мы помним. Ничего, никого и никогда уже не забудем.
Never again.

....................................

* Записал второпях, в 2000-х папин рассказ о спасителе:
Ксил

Их было – два Ксила. Один – Ксил, который жил в Песчанке. Он был огромный, необычайной силы человек (тётя Гитя всё вспоминала его забавы с демонстрацией силы). Этот Ксил – (я их всё время путаю) – очень близкий родственник прадеда Григория ( узнать – ?).
Сам прадед Григорий, рыжебородый – был из колонистов (еврейские колонии создавало правительство для освоения целинных земель под Одессой).
У Григория была дочка – тётя Геня (тётя Гитя) и сыновья : мой дедушка Лёва (Лейб) и Хаим (это тот, который, (ещё до революции?), эмигрировал в Америку, с маленьким сыном Солом (Сашей). Там у него родились ещё два сына (в т.ч. Давид https://demian123.livejournal.com/522971.html ) и дочь).
Так что у прадеда Григория ( а как его еврейское имя? Узнать.) (Гирш?) был родной брат, Хаим. И был близкий родственник Ксил. И был двоюродный брат, Ксил.
Вот этот Ксил (который – двоюродный брат прадеда, Григория) – жил в Одессе. Он – отец Самуила (Одесса), дед Сени (1945г.р., Одесса, Лос Анжелес).
У этого Ксила, кроме Самуила, ещё были сыновья Лёва и Боря. Потомки всех этих троих сыновей – на Украине, в США, Европе ( Германия), Австралии (Нов. Зеландия?).
Так вот.
Во время Гражданской войны, в самом начале, когда деда Лёва ещё находился в австрийском плену, прадедушка Григорий, вместе с дочкой Геней (сестра деда Лёвы), оказался у родственника Ксила из Песчанки. Время было плохое. Постоянные налёты, погромы: то красные, то петлюровцы...
Слышат: налёт. Потом – стук в дверь. Ксил прячет быстро всех в подпол. И с криком: «Сейчас, сейчас, товарищи!» (ему показалось, что, в этот раз, Песчанку взяли красные) пошёл открывать. А оказались – петлюровцы : «Ах ты, жидовская морда!..»
Ксил, невооружённый, голыми руками(?), расстреливаемый в упор, успел одного петлюровца убить. Те несколько вояк – то ли опасаясь других, таких же, силачей, то ли побежав за телегой (чтобы отвезти труп коллеги-погромщика) – а, может быть, и то, и другое – исчезли.
Когда затихло, все, кто был в подполе, даже не имея возможности попрощаться и схоронить своего огромного ангела-хранителя, бежали, остались живы.
Так семья Ксила,+ прадедушка Григорий с дочкой (тётей Гитей), в тот раз спаслись.

** Из письма Льва Шихмана, папиного друга детства – друга до самой папиной смерти:
04.06.2011
«...Перед моими глазами картина приезда в Крыжополь из Польши твоих родственников, бежавших от нацистов. Меня поражал их холёный вид, изысканная одёжда, запах дорогих духов. Девушки были удивительно красивы. Всё это резко контрастировало с коренными жителями, их одеждой и внешним видом. Мы рассматривали их как пришельцев с другой планеты. Не ведали мы, что многие из них погибнут мученической смертью.».

Profile

demian123
Демьян Фаншель
www.fanschel.de

Latest Month

August 2019
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow