September 20th, 2020

Николай Тимофеев-Ресовский – 120

Не нашёл этого эпизода в Гугле – перескажу своими словами. Тимофеев-Ресовский ("Зубр") утверждал, что задолго до Уолта и Крика матричную теорию наследственности на молекулярном уровне разрабатывал гонимый Советами академик Кольцов. Рассказывая это коллегам-слушателям, иронически начинал с фразы: "Всё это ваше ДНКаканье...". .
Биографии его хватило бы на несколько приключенческих романов. Не на одного Гранина.
Студент-недоучка, так и не получивший диплома. Лихой красноармеец в начале гражданской войны, умирающий от тифа. (Болезнь исправила отклонение судьбы и прекратила военную карьеру). Убогий преподаватель биологии, возвратившийся к науке, ставший учеником великого Н.Кольцова. Великим учеником. В 1925-м германским Обществом кайзера Вильгельма приглашён на стажировку в Берлин. Из стажёра, простого научного сотрудника быстро становится руководителем отдела генетики и биофизики берлинского Института исследований мозга.
Цитата: «Научно-исследовательская деятельность Тимофеева-Ресовского в предвоенной Германии внесла фундаментальный вклад в ряд областей современной биологии. Здесь он открыл и обосновал фундаментальные положения современной генетики развития и популяционной генетики. Он также принял участие в создании основ современной радиационной генетики.».
Одним из первых организует в своей возлюбленной генетике междисциплинарные мозговые штурмы. На встречах у Нильса Бора «собрал небольшой международный семинар физиков, химиков, цитологов, генетиков, биологов и математиков, занимавшихся обсуждением фундаментальных проблем генетики и теоретической биологии. Позже неформальные школы по генетике проходили везде, где он работал.»
В 37-м неожиданно вызван в Москву. Кольцов и Вавилов успевают через доверенного коллегу запиской предупрелить о том, что дома его ждёт тюрьма «или что-то похуже». В 30-х арестованы, погибли в ГУЛАГе три его брата. Предупреждённый Николай, последний из братьев, отказывается возвращаться.
Невозвращенец. Между чумой и холерой.
Его младший сын, молодой берлинский антифашист-подпольщик, попадает в гестапо, погибает в гитлеровском концлагере.
В 1945-м Тимофеев-Ресовский отказывается эвакуировать на запад Германии свою лабораторию. Дожидается наступающих войск. Дождался визитёров из НКВД. Арест, отправка. Через 2 года почти погибает, «доходит» от голода в сталинском концлагере. В последний момент из Карлага выдернут – срочно потребовались специалисты по радиационной генетике, радиационной защите – в советский атомный проект. Возвращение в науку. Происходящее всё с той же силой, страстью, размахом – без оглядки – ничего не умеет делать наполовину. Всего через 3 года подписывает письмо протеста – ввязывается в гибельную драку с опасными, близкими Кремлю лысенковцами. Генетиков в СССР, вплоть до отставки Хрущёва, гнобят, запрещают – обвиняют во всех смертных. Несмотря ни на что, он продолжает дело, гнёт своё. Настоящий Зубр. А ещё – абсолютный, явный Нобелевский лауреат. В 1950-м выдвинут на Нобелевскую премию за исследования мутаций. Но Нобелевская премия присуждается только живым. Живущим на момент присуждения.
Советские власти всего лишь не ответили на запрос Швеции о том, жив ли он.