September 30th, 2020

День переводчика

Сейчас только дошло: оба отмечаемых миром и клиром Дня переводчика – и связанные со Св. Иеронимом («Вульгата»), и со Св. Симеоном («Септагинта») – с христианством вообще – посвящены переводу еврейских текстов.
Так уж получилось.
К тому же, в случае св.Иеронима, праздник толмачества посвящён очень интересному для нашего времени парадоксу: переводу с возрождённого языка на мёртвый. С еврейского на латынь. Праздник, котрый напоминает: иногда бытование языков и взаимопереводов происходит не по спирали, а – по кругу.
И как тут не вспомнить пастушью мудрость Екклесиаста:
«Род проходит, и род приходит, а земля пребывает во веки.
Идет ветер к югу, и переходит к северу, кружится, кружится на ходу своем, и возвращается ветер на круги свои.
Все реки текут в море, но море не переполняется: к тому месту, откуда реки текут, они возвращаются, чтобы опять течь.»
Так и языки.
Стоп, стоп. Опять слишком высоко взлетели. Ну, давайте, что ли, снизим полёт, приземлим.
Бог любит троицу: тут надо бы ещё ввести законодательно и третий, былоотечественный, праздник. Посвящённый суверенному, коллегиальному Синодальному переводу. С живого на живой. Великий, могучий, правдивый и – э-э.. – свободный. Или что? И – чтобы уж наверняка. Три раза в году.
Всё. Опять взлетаем.
В памяти всплывают – да нипочему, просто так – строчки рано ушедшей Маши Каменкович, настоящей христианской души:
«И некому перепирать нам Бога,
Как в ино время Гнедичу — Гомера.
Напой нам, нацеди густого слова,
Отеческого сусла, зинзивера.»..

Ну – с Днём Переводчика, профессионалы и причастные!
Ибо все мы теперь причастны.
И – чтобы не было войны!
Какой-нибудь опять жуткой, Тридцатилетней. За треть века унесшей миллионы жизней – из-за переводческой нумерации псалмов.