March 20th, 2021

Факс you

Это ж надо: 2 раза за один и тот же несчастный день напиться до изумления! – исключительно в рамках борьбы с пандемией.
И ещё прочитать в таком состоянии нечто добившее мой слабый разум.
А знаете ли вы, что перывый факс был отправлен – в 1843 году?! В тысячу-восемьсот-сорок-третьем, прописью. В каковом году же и зарегистрирован первый аппарат для передачи изображений факсимильной связью.
Знаете?
Пушкин, нашевсё, всего 6 лет не дожил. Стреляться меньше надо.
Но уже молодой Гоголь мог бы факсом пересылать, скажем, свои непристойные рисунки - запросто Некрасову. (Жаль у Гоголя непристойных рисунков не водилось. При таком-то воображении!. Он вообще – словами живописал. Что, кстати, для факса – тоже не проблема).
Или поэт и царский воспитатель Жуковский? – кому?, Тургеневу?, Достоевскому?, да любому – факсом мог бы переслать для ознакомления текст своей статьи о привидениях и призраках. Не читал? Почитай.
И т.д., и т.п., - не говоря уже о Лондоне щепетильном, прочей европейской загранице.
И, блядь - полтора века почти прошло! Прежде, чем факс, гениальнейшее изобретение, запатентованное в 1843-м, стало выпускаться для людей, в промышленных масштабах, вышло в широкие массы! Так сказать. Надо же! – не прошло и полтора века...
И тут же сдохло.
Бо шла уже другая эпоха, время ушло – интернет-батюшка, здрасьте-добро-пожаловать.. Сто пятьдесят лет чухались. Алё – вы там – в 1843-м!..
Ну – за людскую блядскую косность!
Это я о своём. Запатентованном после 2-х лет работы Германским федеральным патентным бюро. В Мюнхенском Патентамте, в 2003-м году. В области гигиены. Очень нужном при эпидемиии или, не дай бог, пандемии. Которое так и не удалось продать за все эти годы. Ибо несть пророка в своем отечестве. И в чужем несть. И пить, ты прав(а), надо меньше. Хотя, и бросать уже поздно.
Но факс мог бы лишних полторы сотни лет работать и радовать нас, дорогие современники и прочие потомки облизьян.
Ну, по второй – за факс you и факс us!

Хрен с ним

Сегодня моя петербурженка нежная – не корысти ради, а токмо волею пославшей ея престарелой мамы – оставив нас с собакевичем сторожить фонарный столб, попёрлась в русский магазин через дорогу. И там спросила хозяина, сидевшего за прилавком: «Скажите, у вас красный хрен есть?».
«Гы., - ответствовал круглолицый, - У меня?.».
Другая бы, нормальная бы, в ответ, алаверды, может, мило улыбнулась, может, рассмеялась – в общем, поддержала бы разговор. Но петербурженка нежная озадачилась. Тем, кстати, озадачила круглоликого, не стареющего душой ветерана афганской кампании.
О чём, выйдя с задумчивым взором, поведала мне, обо всём. Прибавив в конце рассказа нежнопетербургское: «чмо».
Подумали. Оставили чмо в покое.
Но как бы там ни было – русский хрен был доставлен престарелой маме как есть, в оригинале.