May 9th, 2021

Поставь нужную букву, или Тост к дню Победы

Поставь нужную букву
Через три года после Победы (а ещё гнуснее – лет через пять) моих геройских дядек, воинов, защитников, вернувщихся с войны – начали гонять ссаными тряпками со всех работ тыловые крысы. В рамках «борьбы с космополитами». Это же пережили и мама с родителями, и дедушка с папой, чудом выжившие в гетто. Дедушку, мирного крестьянина, кое-как после гетто оклемавшегося, шарахавшегося от всякой политики, забили до полусмерти в электричке добрые советские люди – за характерную породистую внешность и акцент. Как еврейского «американского шпиона». Не хулиганы, нет – наши идейные трудящиеся.
Никто не забыт. Ничто не забыто.
Или – не забит. Поставь нужную букву.
Начиная с расстрела Еврейского Антифашистского Комитета, видно было, как назревала, формировалась вторая волна – не импортный, свой, сермяжный, отечественный холокост. Совсем не в виде фарса.
Но ведь – не это главное? Правда?
Главное – 8 мая?, или – 9 мая?
(Поставь нужную цифру).
Не 8-го мая. И не 9-го, друже.
И даже ещё не 1945-го.
Окончательная победа произошла, когда, в самый последний, жуткий момент – свершилось чудо. Избавление. В марте 1953-го второе усатое – гнусная верховнокомандующая тварь под захолустным псевдонимом – наконец издохла. Отправилась к своему другу по пакту.
Вот это был праздник!
А сегодня, вообще-то, имеет быть – день поминовения.
Или – повиновения?
Поставь нужную букву.
Пойми и осознай необходимость – поставить нужную букву.

Тост к дню Победы
Один мой дядя – дядя Боря, советский лётчик истребитель Второй мировой – бил немцев с восточной стороны. Потерял ногу в воздушном бою. Инвалид, семейный, добрейший человек.
Другой мой дядя – дяд Дэвид, американский пилот-бомбардировщик – сносил немцев с запада. В самом начале - фактически без какого-либо прикрытия истребительной авиации. Должен был погибнуть – бомберы горели как свечки, целыми экипажами. Ни единой царапины. Известный учёный, профессор Колумбийского университета, семейный, добрейший человек.
Светлая память обоим.
Живу я тут, в Германии, еврей с немецкой фамилией. Лечил и спасал от боли детей и внуков тех, кто убивал мою родню. Кому мстили мои дядья.
Внуки – уже немцы. Со сложным, драгоценным сплавом генов.
И электричество опять накапливается между людьми и странами. Чувствуется уже наощупь.
Опять грядёт неслыханное..
Ну, – не за победу! Какая-то сомнительная эта победа - Колымы над Освенцимом.
За то – чтобы войн не было!
По первой.
Чтобы эти, радостно уничтожающие себе подобных, прямоходящие злые обезьяны, эти твари цвета хаки – превращающие моих дядьёв на годы в разъярённых фурий, ангелов мщения, демонов массовых убийств – убрались, наконец, в свои джунгли. Джунгли своих кухонь. В свои зоопарковские клетки.
А то дядьёв позову!
И – по второй.
Чтоб мы так жили – с кем хотели и где хотели, мирно и дружно. Семейными, добрейшими людьми.