Демьян Фаншель (demian123) wrote,
Демьян Фаншель
demian123

Дума про Обломова

Да и не дума (слово-то, какое большое, государственное), а так - думка. В переводе - мысль, мыслишка. К тому же - такая расплывчатая. Расплывающаяся. Потому что веки слипаются.
Что там. была за думка?.. Думка, подушечка такая.
Очень характерное в плане этимологии слово.
Единственное (единственное!) во всем бедном могучем русском языке - конкретно указанное - приспособление для мыслителя. Даже голова как-то по-другому называется. То есть - головой. Тем, что с возрастом становится голым; тем, чем в футболе гол забивают... Но к процессу мышления, или, как. говорил один наш головастый трибун, мЫшления (т.е. такого мышления, - при котором аж все мЫшцы напрягаются!) - к такому процессу ни одна часть тела, ни одна, в том числе и та в которой находится входное отверстие кишечных трубок, этимологически, то есть исторически, - не причислена.
А что причислено?
Думка!
“Думать” - мечтать, лёжа на диване.
Именно - мечтать, именно - лёжа - на удобной, совершенной “думке”. Потому, что решать что-нибудь не понарошку, по-настоящему - при разбивке ли парка, постройке ли крепкого дома, в науке, в хозяйстве, это - с карандашом в руке, сидя за столом, сконцентрировавшись, сосредоточившись, отключившись от всего. Для решения возникшей проблемы.
Ну а если - не убежит? А если - подождёт?
Вот тут - диван. Тут - роман. Гончаров - автор.
Ну-ка её, где она там? - под голову.
Ну-ка, что там хорошего? Отобразил автор или не отобразил?
Пока не заснули.
Так, заглянем в конец. Да-а, нехорошо.
Теперь - в серединку. Ну, что ж, живо всё, узнаваемо.
Даже в медицине, кажется, есть такой “синдром Обломова”. Причём, что характерно, - в психиатрии. Вылечить - не вылечат, но порассуждать - сколько угодно.
Ох, мягко, сладко, голове удобно...
Ох, не из головы Обломов, не из литературы...
А из него, из мыслительного приспособления. Из думки. Превращённой в жизнь.
Мы рождены, чтоб думку сделать былью!..
Тысячи и тысячи, тьмы и тьмы, десятками поколений, веками, нежились чуть взмокшими в послеобеденной духоте и испарине затылками - на этом маленьком пуховом чуде. И, в результате такого слияния, со временем, в одной из яйцеклеток большой этимологической матки - генетическим последствием - и зародилась инструкция (в одно слово) использования сей удобной подушечки.
Слово - то самое - произнесено!
Идейный базис подведен. “Под голову, братец, - вот так. Так уютно”. О Господи, как зевается... Вы видели когда-нибудь думку? Нет? Ну вот, посмотрите, там их на диване ещё две должно быть. А я тут пока часок, - того... Да и вы там тоже - не стесняйтесь, устраивайтесь, Снимайте туфли.
Добрые, раздобревшие люди (ну разве худой - во всех смыслах - человек, достоин предмета с таким названием?!), жизненным предназначением которых было не ремеслом баловаться, не пахать-сеять, а мыслить-решать, работать головой, создавая конкретные результаты, - люди управления и обустройства, не торопясь, со знанием дела, пухлой ручкой, до совершенной, воздушной нежности, взбивали - эту, ну-ка! - думочку и, с приятностью на лице, с неизменным “ох-хо-хох”, глядишь, и сами перемещались в горизонтальное положение...
- Никакой ни геноцид, никакие ни большевики-жидо-массоны, не идея, требующая поступков, не крамольная мысль, не революционная, не мысль вообще - думка!
Такая вот мысль - подушечка. Мечтательная вещь. Думка - мечта. Мечта о подушечке. О которой так долго мечтали большевики (т.е. большая часть действующих в октябрьском перевороте персонажей.) “Которое тут Временное, слазь...” Дай и нам полежать!
Но,... что-то не получается, не получается, чепуха какая-то, чехарда, суматоха.
Ну, я же говорил?!.. Худые люди, неспокойные. Суетливые, егозливые.
А потому, кстати, и те, прежние, кажутся симпатичнее: на думках лежали, пухленькие такие, розовенькие. Содержать себя умели в пристойности.
Уж и не знаешь, что и хотел сказать об Илье Обломове - хорошее ли, плохое? Вот он посапывает мирно, слегка утонув щекой в вышитом наперничке. И его посвистывающим рыльцем - не персонаж, не “типичный представитель”, - а дышит почва и судьба.
Спи, раб Божий.
И здесь, как говорит поэт, кончается литература, искусство. Хочется вздремнуть (как при чтении Ремарка - выпить); да вот она, моя маленькая!
Спи спокойно и ты, дорогой Илья.
Память о твоей думке вечно будет жить в наших сердцах.


                                                                      1996

Tags: литературоневедение
Subscribe

  • (no subject)

    Очепатки: Пропустите женщину с придурком!

  • (no subject)

    – САлом алейхем! – Содом алейхем!

  • (no subject)

    Очепатки: Эстетические разноглазия.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments