Демьян Фаншель (demian123) wrote,
Демьян Фаншель
demian123

Ерофеев vs. Лимонов

Если чего – да.
Лимонов – был. Ранний.
Подавания надежд. Ранние стихи, - да.
Кажется, всё.
Убей меня: в 80-х, когда никто ещё толком ни о каком русском зарубежье ведать не ведал, когда разрешённую только что «Это я, Эдичка» передавали доверительно, на ночь почитать, -  мне передали... Всю ночь – как в афишу коза. Ничего не понятно – что?.
Похоже – так себе.
По моему.
На мой вкус.
ИгрЫ со словом, какой-нибудь замечательной словесной мастурбации (вместо чисто конкретной, сюжетной) – нет. Не набоковы, чай.
Сюжет – тоже - нудновато. Последнюю треть книги – заставлял себя.
Только потому, что нек-рые близкорасположенные девушки писают кипятком. А мы это любим – когда.. И хотим всё знать: что - так нежно берёт их - за их сиреневые и фиолетовые души?
Именно – барышень.
Потому что мальчиков – другое.
Мальчикам – про жёлто-лимонную европу, без рифмы – и про войну. Про место подвигу и фурманову.
Фурманову, да. Ибо – тыщу вёрст на лимоне скачи – ни до какого байрона-гумилёва на фрукте не доскачешь.
Но вот – для мальчиков - автор, жёлтый журналист, хемингуэя и разбавляя киплингом, на минуту отстраняет лирического тёзку-героя. И – не виртуальными – реальными – пулемётными очередями расстреливает, вслепую, засевших за городскими спящими окнами, врагов в женских и детских пижамах!.
Вот это – круто! Это – для мальчиков.
Но и мат в «Эдичке» - это тоже круто!
Мат – и всё.
И всё.
И боле ничего.
Но и боле ничего.
На мой, повторяю, вкус.
Никогда не любил дешёвый жёлтый привкус.
Потому что, ну убейте, - убери из «Это я, Педичка» все дерзновеннейшие, революционные для Харькова 70-х, эти «пися-кака» – все «вытер хуй салфеткой», ещё парочку живых обсценных слов – остаётся какое-то мочало.
Скучное.
Жувательное, как резинка.
Разве ещё - да – кувыркание с большим негром.
Это – Генри Миллера чтобы – а на! – эпатажем переплюнуть. И можно рукопись продать.
Но.
Одно но.
На сей жёлто-лимонный мелочный, злой рассчёт – есть у нас в закромах наш городской юродивый широкий ответ: Венедикт Ерофеев!
То ли дело – Венедикт Ерофеев!
Убирает – сам! - целую главу!, «Серп и молот – Карачарово» – великолепного ерофеевского мата.
Сохраняет лишь историческую фразу «..и немедленно выпил.».
И остаётся – «Москва-Петушки»!
А?!
Богат и славен Кочубей!
А лимон – вечно жёлт, вечно кисл и пышно плесневеет.

Tags: литературоневедение
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments