Демьян Фаншель (demian123) wrote,
Демьян Фаншель
demian123

Интервью на родине Бруно Шульца




Особая честь: интервью на родине Бруно Шульца:

http://maydan.drohobych.net/?p=1368

И я там, в старинном, чудном городе, был, мёд, пиво пил – и уже не помню чего. И по-украински, и на всех языках с отличными людьми из редакции говорил. И не только не был не понят – за свои другие языки – и бит, а даже наоборот: напоен, пригрет и сыт-пьян-нос-в-табаке – отпущен восвояси.

Замечательному Леониду Гольбергу и его другу Кiндрату Вiтченко – поклон.

http://maydan.drohobych.net/?p=1674

И вот ещё: биеннале. В следующем году, в мае состоится (время – летит!) уже 4-й Шульцфест.

Шульцевские Чтения в Дрогобыче, биеннале сердца.

Леониду и Кiндрату, и «Майдану» – интересных событий, собеседников, репортажей, читателей.



Интервью газете «Майдан», Дрогобыч

http://maydan.drohobych.net/?p=1368

Гості Майдану

Галичан по світі розпорошено чимало. Й багато хто з них добре знаний не лише на нашому континенті. Один з таки наших краян – стриянин з походження, російський поет Дем’ян Фаншель, котрий мешкає у німецькому Кьольні. Він – автор декількох книжок поезії та прози, значна частина цього доробку видана, до речі, львівським „Центром Європи”. Зв’язків з малою вітчизною не полишає і мало не щороку відвідує Галичину. Сьогодні мистець Дем’ян Фаншель відповідає на запитання нашого кореспондента.

> Як так сталося, що ти, уродженець підкарпатського Стрия, свого часу опинився на Півночі імперії й навіть вищу освіту здобув у Архангельську?

Ну, одну причину я называть не стану. Но она – есть.
С другой стороны – очень сильный там мединститут. Известный. В Архангельске диплом получали и бог кардиологии академик Амосов, и знаменитый офтальмолог Фёдоров – и многие другие хорошие.
Третий резон: реальная возможность поступить в ВУЗ без взятки. Которую я, со своим средним баллом аттестата «5», грамотами олимпиад и случайным вицечемпионством среди школьников республики по боксу – абсолютно избыточный багаж – и использовал. Почему бы и нет? (Почему – понял позже).

> Чому ти, поет за покликанням, обрав для себе професію медика, тим більше – дантиста?
> Чи продовжуєш працювати за основним фахом і наскільки складно було підтвердити в Німеччині кваліфікацію та спеціальність?

Вообще-то, если перевести на русский, на котором я пишу, «л1кар» ведь это – «врач». От слова «врать», заговаривать. А что заговаривают - прежде всего? Верно, - зубы. :)
Вот я и есть такой «врач». Что и подтверждено дипломом.
Ну, а если серьёзно, представителей медицины в литературе едва ли не больше, представителей всех других, не филологических, профессий вместе взятых.
Как-то не задумывался о научном обосновании этой корелляции. Да его, наверное, и нет. Хотя она – есть.
Что же касается сознательного выбора и стоматологии – ну, вообще-то, собирался на лечебный. На месте, увидя расклад, просто – выбрал факультет с меньшим конкурсом, чтобы уж наверняка не загреметь в армию. (В которую, кстати, как миленький, ч-з годы и загремел – и свои 2 года в артиллерийском дивизионе браво отслужил). Но! О профессии никогда потом не пожалел. Это особый кайф: каждодневные микрохирургически-дизайнеровские работы. Косметические пломбы – вторя природе. Улыбки – особенно женщин. Исцеления от, порой - дикой, боли – тут же, на манер сказочных целителей - прямо в кабинете, через минуты. По пятнадцать-двадцать раз на дню слышать: «Спасибо, доктор!» На это можно здорово «подсесть». Причём – искренне, от сердца (деньги ни при чём: здесь, в Германии всё лечение оплачивает страховка).
Подтвердил я здесь диплом очень быстро, за год. Досдавал требуемое, практически, ещё не зная немецкого: латынь тогда выручала.
К сожалению, из-за аллергии, последние годы вынужден заниматься медициной лишь спорадически – заместительствами у коллег.

> Як давно ти в Німеччині? Як живе й почувається в іншомовному середовищі російський літератор-галичанин?

А можно сначала – не по теме?
«...російський літератор-галичанин» - классно сказано: почти криминальное словосочетание! :) Домешай в этот коктейль ещё мою национальность и место проживания...
И, если честно, я бы так до сих пор и думал – про «криминальное словосочетание». Если бы, в проошлом, 2008-м году не был приглашён во Львов, на литфест - в рамках 15-го М1жнародного Форума Видавц1в. Авторский вечер у меня, грешного, тогда состоялся в волшебном маленьком театрике им. Леся Курбаса.
Вопросы задавали – ну просто очень хорошего уровня. Так что – и наконец-то – в отличие от выступлений в Германии и Праге, чувствовал себя, на час, членом стаи, в которой все – одной крови. Независимо от национальности.
Задавались вопросы – на вечер русской поэзии, в столице нашей галицийской (ощущение: полный сюр) – также и на украинском (одним вельмиучёным дядечкой, и, подозреваю что – универовским. Который, между делом, похвалил мой «очень хороший украинский – и, почему-то, польский». А это он был – на одной межкультурной дискуссии : о «женской литературе». (Меня туда, как матёрые спецназовцы – вражеского «языка», затащили письменницы – для мужского количества). Тогда-то и пришлось за базар отвечать обоим – всем, налетевшим «як муха в осени» : польской культурологине, сумасшедшей норвежской красавице-феминистке, украинской пишущей матери, русской же красавице из «Коммерсанта», венской литераторше, просидевшей полтора часа спиной к незаметному мужу и его чашке кофе – на их языках. И доказывать, что ты – даже очень наоборот : что – женолюб. И литературу – тоже.
Нет, норвежке – через переводчика.
А так мечталось – без.
Я ведь за эти четыре дня – лет на десять помолодел.
Н-да. Не об этом.
После выступления подошёл ещё какой-то – другой – дядечка : какой-то, уж, по интересам – совсем структурный и лингвистический. Или – наоборот. И, на вишуканiй укра1нськ1й мовi, вдруг заявил мне, что вот такого качественного русского языка, в авторских чтениях – он давно не слышал. ... Но коммэнт.
Вобщем – такой себе реальный языковой львовский сюр. Им. Франца Кафки и Австро-венгерской империи им. Франца-Йозефа. Нормальный галицийский городской ребёнок, «за Цiсара», владел 4-5 языками. И никакой тогда Высокий Замок от этого не рухнул. Не в пример вавилонскому. Так что и сейчас, с публикой «одной крови» – никакой ненависти к русскому языку. Без оглядки на политику. Всё оказалось естественно. И естественно правильно. И никогда никакой бiйки за мову не будет между вменяемыми людьми, «интересующимися интересным». Будет – нормальное общение, - на их родных языках..
(С вкраплением – не французского, может, как у Пушкина-Толстого, но – украинского, польского, русского, немецкого...
Эх, ещё бы – английского...
С понедельника начинаю новую жизнь. Возьму, вот, как Буратино, с собой – английскую азбуку...
А по пути – коты и лисы... Карабасы...
«Мы ленивы и нелюбопытны».)
И теперь можно возвратиться к твоему вопросу: «Як давно ти в Німеччині? Як живе й почувається в іншомовному середовищі російський літератор-галичанин?»
С первой частью – всё просто. В Германии – с 93-го года.
Со второй – ещё проще: чувствовать себя в любой иноязычной среде можно очень комфортно. Потому что, на старую, мудрую галичанскую традицию опираясь, считаю для себя каждый новый язык не школьным экзаменом, а – новым удовольствием. Живёшь долго (в Украине, Германии, Польше) – ну знай язык! Родился – говори, курва, без акцента! Наслаждайся! И всё будет без проблем. По большей части.
Придумал когда-то давно пословицу: «Чем больше человек знает языков, тем больше он – человек.». Дарю. :)

> Нинішній час нерідко окреслюють як епоху аматорів дилетантів, коли безліч людей беруться не за свою справу й вважають себе фахівцям, скажімо, в археології, хоча нічого не тямлять в історичних дисциплінах. Або ж у політику йдуть ті, кому би вулиці замітати. Чи прапорщиками в міліції служити. Безліч є й таких, що вміння грати в буриме вважають справжнім поетичним даром й продукують тисячі відверто графоманських рядків. Що думаєш з цього приводу? Чи це притаманне лише нашому постсовєцькому просторові?

По-разному думаю. И в медицине, и в археологии – да: и талант нужен, и образование высшее, и опыт. Тогда только – специалист.
Политика же – особь статья. Там нужно ощущение себя альфа-догом (альфа-сукой? – не скажешь.. Оставим и женщинам «альфа-дога»), известный киллер-инстинкт, желание власти - такого яркого накала, котрый сродни, разве что – интимному. Чутьё – обязательно, спинным мозгом. Ну и немного – головным. А остальное – неважно. Тут и дворник, с таким набором, может взлететь в мэры. Дело случая и выживания.
Менше з тим. Мы ведь тут – о делах бесполезных? (Но – колдовских). О сочинительстве. О словесности. О заговаривании – не только зубов :), а – как таковом. О лучших словах в лучшем порядке. Превращающих ограниченное пространство листа – в волшебное, многомерное.
Здесь необходим – только дар.
Остальное, нужное, обладатель – сам найдёт, Будет начитываться – хоть в Литинституте ли, хоть диване.. Заметь: не утверждаю: «прорвётся».
И тут переходим к графоманам и графомании. «Самой почтенной из маний», - как говорил Камю
Их ведь, графоманов – не только сейчас «развелось» – всегда было столько же. В доинтернетовскую эпоху зачитывали они, сердешные, на свадьбах и юбилеях, с листочков своё рифмованное (пальцы ног от стыда поджимались: ну поскорее бы дочитало!, сложило бы в четвертушку!, спрятало в карман.. – чокнулось! И – залить водкой позорище).
Просто сейчас – редко - только развлечения, только радости ради, зависает укушенный безумным рифмованием – над праздничным столом. Сурово ограниченный временем тоста и судорожно двигающимися горемычными мужскими кадыками. Но, получив свободный доступ к виртуально публикации, всё чаще - сидит в безбрежной своей всемирной паутине. Прядёт свои километровые, слабые, дохлые как мокрый картон, тексты. И миллионы – сотни миллионов! - его сотоварищей по несчастью – рядом уныло прядут и ткут, и сплетают вокруг, сверху, снизу - такие же печальные, нечитабельные, рыхлые пласты, И все это – не продохнуть – слеживается, слёживается – до гнусного гумуса, - унылого, ядовитого как анчар, никогда не плодоносящего. И что с этими всем делать – ума не приложишь. Такая цена свободы, в т.ч. свободы печати, никуда не деться. Не всегда она, цена – красная.
За всеми этими нагромождениями милионных текстовых свалок, редких, настоящих людей – не видно. И никогда уже не будет видно. Всё. Уже никто не будет услышан. Монотонное, многомиллионное жужжание.
И это примета – не постсоветского пространства, а – филогенетического (видового) времени.
Не значит, что следует оставить свои старания, что не тобой тебе данное – бесполезно.
Когда подымаешься по спиральной каменной лесенке резного шпиля Кёльнского собора, на страшной высоте, обнаруживаешь в прорезях десятки фигур: ангелы, птицы.. Никогда и никак они не смогут быть увидены с земли.
«Бог видит.»

> В продовження теми. На постсовєцькому просторі Росії та України видається безліч низькопробного чтива, особливо римованих фраз, які автори та горе-видавці намагаються видавати за справжню поезію Ще більше такого „віршомазання” в Інтернеті. При багатьох позитивних моментах і перевагах всесвітнього павутиння це є чи не най загрозливішим. Як можна протистояти цьому стрімкому селевому потокові малограмотного лжеписьменництва?

Думаю – никак. Кто нам обещал, что имеются какие-то выходы, варианты?
Только – вырубить свет. Они на свет лезут.
И уйти жить в, по выражению Ахматовой (Горенко, Горенко – там всё в порядке с фамилией) – «догутенберговскую эпоху».

> Не так давно був украй подивований, коли побачив твоє, визнаного поета, що давно відбувся як мистець, ім’я в фіналістах якогось незрозумілого конкурсу „Серебряный стрелец” („Срібний стрілець”), організованого двома невігласами й фахівцями викачування „бабла” в тих, хто не дуже розуміється на справжній культурі. Яким чином потрапив ти до тієї кампанії?

Меня пригласил, в своё время, главный редактор интернет-журнала «Другие берега» присылать свои тексты. Но без рекламы через несколько лет журнал, естественно, заглох, приказал долго жить и был продан – вместе с потрохами, именами авторов (без извещения оных) – каким-то тёмным «стрельцам»

> Нерідко можна почути: „Дрогобич – місто поклоніння мертвим”. Йдеться про той пошанівок, котрий мають тут Шульц, Франко, Стефаник… А що думаєш з цього приводу ти?

Ну, поклонение живым – усатым, и лысым, бровастым и очкастым – мы уже проходили.
Не думаю, чтобы из живущих дрогобыччан кто либо всерьёз мог стать сейчас предметом поклонения.
Поклонение – мёртвым? Чем плохо?
Корни, они – под землёй. Поэтому приходится наклоняться, поклоняться – поближе.
Итальянцы, например, помнят и чтят своего украинского ректора Болонского университета, Джорджио-Юрия Дрогобыча.
С чего бы дрогобычанам такого «низкопоклонства» стыдиться?


> Нещодавно звання почесного доктора Дрогобицького педагогічного університету імені Франка удостоєно нашого з тобою краянина знаного польсько-австрійського письменника Адама Зєлінського. Знаю, що під час одного з перших відвідин краю після більш як півстолітньої розлуки пан Адам побував у домі твого батька. Не розповіш про це?

Ничего толком не могу сказать. Знаю только, что отец с ним, в первый приезд, в Стрыю встречался. Подробней - надо будет у него спросить. С того раза у нас осталась подписаная Адамом Зелинским книга.
Человек, конечно – удивительный. Как и мой отец.
Дай Бог, чтобы каждый так думал о своих.

> Що вважаєш для себе найважливішим, найсуттєвішим у літературі? Кого вважаєш своїми вчителями? А кого з поетів цінуєш найвище?

Важного – ничего нет. Технические приёмы – просто орнамент. Электронное облако вокруг сгустка. Суть – в неуловимости. Суть – неуловима. Я не о фабуле и пр. То, за чем ты следуешь - дудочка Крысолова.
У каждого из Крысоловов – свой регистр, мелодия...
Главное – результат.
Учителя? Приёму – можно научить. Можно и – научиться. Есть, говорят, за тридевять земель, даже такой институт – литературный. Ну, как бы, – литературный. Как бы – не настоящий. Сказочный.
Сам не видел.
Так что, нет учителей. А есть – сочинители. К которым – не учеником, – читателем.
Поэты любимые? О-о-о. Если и составлять «списки», то – вместе с эпохами. Я бы, например, много мог рассказать о многажды высмеянном Тредиаковском. Это тот, который: «Чудище обло, огромно, озорно, стозевно, с тризевной и лайяй»... Учёнейший, между прочим, человек. Основатель русской силлаботоники. В Сорбонну, ч-з всю Европу пешком шёл. И т.д.
Пушкин – он нашим-всё-Пушкиным и остаётся, и мной любим: «А в ненастные дни/ собирались они/ часто...». Но возьмись кто сейчас пушкинским стихом поэму сочинять... Даже и не поэму. Подумал бы, ясное дело, что – пародия. Либо – ещё чего подумал..
Но конечно, вот уже более 20 лет, самый любимый, целиком – Бродский.
А вот в области сближения двух языковых баз, кстати, украинской и русской, в обход суржика, что-то пытается делать в своих стихах замечательная Мария Галина.
Можно говорить и говорить.
Ну, скажем так: любимых поэтов – десятка три. С учётом времени, места и действия.

> Чи слідкуєш за літературними процесами в Україні та Росії й чи маєш контакти в українському літературному середовищі?

Если честно, географическое деление здесь, думаю – не всегда будет оправдано. Скорее – языковое.
В этом смысле жизнь руссколитературного сообщества (и украинского, и российского) мне более известна.
А вот знаешь что: на Львовском Фесте меня более всего поразило, как – в обход политики и идеологических установок – сидели (абсолютно заинтересованно!) друг у друга на выступлениях украинские и русскопишущие литераторы. Живое общение, намётки-наброски взаимопереводов. Тандем-вечер Юрия Издрика и Захара Прилепина, российского нацбольшевика (м-да. Куда уж неприятнее. Не люблю я – ни коричневую-нац, ни красную-бол мерзость) – вообще потряс. Картинка-загадка: «Найди десять отличий». Каких десять! - и полутора отличий -не найти!. Оба – в чёрных футболках, чёрных кожанках, отвязные, лысые, крепкие, с юмором – всё в порядке. Говорят на разных - родственных языках, насыщают тексты родственной энергетикой... От жизни обоих так прёт –хоть батарейки заряжай. И прекрасно себе – не перетягивая одеяла – прут себе весь вечер дальше. Оставаясь абсолютными упитанными лейбницовскими монадами.
Блин! Я специально взял для примера эту сладкую парочку. Было, с самого начал – и ежу понятно: порвут эти питбули, украинский и русский, один другого. Просто интересно было: Издрык – нацбола, или нацбол – Издрыка? «И вот вам результат».
Роднит не политика, не этика – эстетика. Энергетика.
Думаю, если и возможен выход из тупика, - то только здесь.
Я не о литературе.

> Відомо, що минулого року ти був учасником престижного Львівського книжкового форуму. Поділися своїми враженнями.

Было потрясающе - очень хорошо, по всем меркам. Что-то я уже выше рассказывал. Более полный «отчёт» занял бы весь вечер, ей Богу, - не газетный объём. Об этом интереснейшем, событии – субъективно – вот, на сайтах: http://demian123.livejournal.com/2036.html , http://www.fanschel.de/kniga.php?action=idr#stih10

> Щиро дякую за розмову й бажаю нових творчих успіхів.

От себя добавлю: и интервьюеру, и интервьюируемому.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments