Демьян Фаншель (demian123) wrote,
Демьян Фаншель
demian123

Вокруг да около Шульца: у кого чего болит

К комментам на фейсбуке Елены Фанайловой (24.09.2012):
http://www.facebook.com/fanailovae?ref=ts
http://www.vavilon.ru/texts/klekh1-32.html
.................................
Борис Бергер
наш друг при этом добавляет " и ненавидимые мной Вайль и Геннис"))) ну хули - старик так видит мир)))
29 мин. назад • Мне нравится

Демьян Фаншель
А-а. Ну да, ну да. Никогда не публиковал это (частное письмо, два года назад, одному своему знакомому). Но, значит - пора:
22 мин. назад • Мне нравится
.........................................................
О.к.:

Вокруг да около Шульца: у кого чего болит

Вот случайно обнаружил:
Игорь Клех, от 26.05.2008, на портале «Захид.нет»:
«Вокруг да около Шульца»:
http://www.zaxid.net/article/17299/
Начало. Кавычки открываются:

«Как так получилось, что Бруно Шульц – автор двух тоненьких книжиц прозы и нескольких сот мазохистских «каприччос» - рос, рос, подобно туче, и постепенно затмил собой чуть не половину польского литературного небосклона? То есть оказался в итоге большим поляком, чем сам Адам Мицкевич, чем Витольд Гомбрович и Виткацы, с которыми он начинал в 1930-х свое наступление на польскую литературу.»
«..На периферии Шульца всегда будут читать пристрастнее и ценить выше, чем в центре, но так везде с этим писателем. Уже для Кракова, Львова и Петербурга он значит больше, чем для Варшавы, Киева и Москвы, а в Перемышле, Дрогобыче или Череповце кто-то может на него и молиться - потому что только это и остается, когда не остается надежды, а время остановилось.»

Осторожно: кавычки закрываются.
Что-то не очень всё это понимаю.
Начало статьи – особенно.
И некоторые пассажи.
Название статьи – тож.
Убрав которые – на выступлении в этом, 2010-м году, на Шульцевских чтениях – Игорь Клех, практически, на 180 градусов развернул свой, «перво-статейный», вектор явной лёгкой (если лёгкой) неприязни – в политкорректную апологетику Бруно Шульца.
Того же, кстати, самого Бруно Ш.
За 2 года – с 2008-го по 2010-й – не изменившегося, многострадального Бруно Шульца.:)
Развернул профессионально (за чем и позвали?).
Может – изменился сам Клех?
Уверовал? Преобразился?
М-м...
Я много слышал об И.К. от Лёши Парщикова, от бывших приятелей-однокурсников: вырисовался образ симпатичнейшего, талантливого человека.
Там же, на Шульц-фесте-2010, с ним говорили, вернее – от него услышал: о нелицеприятности, честности и смелости высказываний – из-за которых его теперь не приглашают в Германию. Записав чуть ли не в «имперцы».
Поэтому, не зря тогда, в Дрогобыче, после чтений, и задал вопрос И.К. – о ясном и светлом имперском «Большом Стиле». И о провинции (в частности Австро-Венгерской, с её оптимальной вавилонской мешаниной, с дроблением первичных клеток-зародышей новых стилей) – как о лоне модернизма.
И о предпочтениях самого И.К. в этой оппозиции.
Потом был ещё какой-то невнятный, неприятный разговор – как во сне: о Холокосте, – во дворике театра. Мол, дескать, нет дыма без огня. Мол, забывшие стыд поляки давали таким же евреям на откуп православные храмы, – вот тебе и Холокост. Дескать: об этом и Ханна Аренд писала, - «а я ей верю». (Вполне себе, по-моему, хасидское доказательство:).
Как во сне, я попытался тогда И.К. и возразить, - зайдя поглубже, к другу Ханны, к человеку, которого Хана любила, которому верила (а Клех – ей), - к Хайдегеру. (Тоже ведь такой: «случай Эзры Паунда». Серьёзно уважаю хайдегеровский Дом бытия и пр. Серьёзно ненавижу его НСДАПовские доносы на коллег, любовь к нацистам, Гитлеру, мерзкий мелкий антисемитизм). Человеку, которого она, Хана, оправдывала, как последняя жалостливая баба свою старую любовь. Что понятно.
Фильм есть, кстати, такой: еврейка, узница концлагеря, встречает после войны своего мучителя-эсэсовца.. Любовь-морковь. Психологам сие известно.
Вернёмся к И.К.
Ситуация становилась совсем необъяснимой. Невероятной. Мне – там, во дворике театра, в Шульцевские дни – «по-честному, по-стариковски, по-солдатски», обясняли: почему был Холокост: «Потому что, тогда-то и тогда-то, поляки давали евреям на откуп православные церкви..»..
И тут я перестал возражать.
Потом бросил «далеко ходить». И горячо волноваться.
Списал всё – всё окольное подведение теоретической базы под Холокост (начинали мы, кстати, с частного случая: с Бруно Шульца) – на пиво-коньяк и похмелье классика. «Случай с классиком».
И действительно: на следующий день прекрасно беседовали: об общих знакомых, детях, родне, рок-музыке 60-х-70-х. Сходясь во мнениях.
Действительно: симпатичный, талантливый.
Подумал тут же: что прав вчера: человек был просто с похмелья. А так – да: честен. Нелециприятен. И смел. И, если что, – поставил бы точку во вчерашнем мареве. Или сказал бы и на второй день – об убийстве миллионов и каждого в отдельности): «Я так думаю».
Так я подумал.
А вот теперь, прочитав оригинал статьи «Вокруг да около Шульца» (её, оригинального окраса, вступление, название) – и помня перекрас-2010 – уже и не знаю, что думать.

28.06.2010
Д.Ф.
Tags: литературоневедение
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments