Демьян Фаншель (demian123) wrote,
Демьян Фаншель
demian123

Categories:

Жара!







Жара. Июнь.

И дольше века длится чемпионат мира по футболу.
Кёльн выходит из пятницы только к вечеру – очумевший, расслабленный, вяленый – до первой 200-грамовой мензуры. (Нет, это не буршевская дуэль, - такая здесь традиционная форма пивного стакана). До первого глотка пенистого «кёльша». С обсуждением футбола. Здесь все – эксперты. Национальные цвета – приветствуются. Собакам – вэлкам. Евреи и негры – присоединяйтесь.


В уикэнд – жара. Субботняя, раскалённая, дневная жарища. Воскресенье, говорят, будет ещё жарче.
Бедные турецкие женихи в тёмных, плотных костюмах, с волосами, горящими бриллиантином. 
Жёлтым золотом на Гогенцоллернбрюке, на мосту, раскалились, как жар горя, сотни тысяч любовных замочков – не дотрагивайся. Кричащий, знойный, полукилометровый «твиттер» горячей латуни: с именами пар, интимными признаниями. Ощутимое вблизи излучение любовной энергии. Ключ, замОк, жара.
Скорее бы ночь. Ночью нас никто не встретит.


Хотел переснять сей гретый вид июньского безумия – чтобы без птичьего гуано, графити, зачитавшегося (очень, кстати, символично. Оставим на потом – горячо, горячо) –  зачитавшегося подзамочными записями пенсионера. Только не переснять: мой верный, раскалённый «самсунг» уже на ощупь зело пекуч. И, вроде бы, как бы - менее твёрд. С явным намерением начать, из-за последствий солнечного удара, превращаться в подобие сальвадордалиских часов, мягкий пластмассовый блин... Термометры, задыхаясь, ползут вверх, к неведомой отметке.
Время, плавясь, потекло. Город вспомнил другую, прежнюю жару и стал глючить. В голове – сияющее марево кромешное. Угрожающе ползёт в мареве алая краска вывесок «Медиа Маркта» и «Водафона». Горячими, почти ощутимыми подтёками – на головы прохожих. На горящий золотой шлем (откуда он!?) вот этого прохожего. Образуя родовое продолжение - алый боевой гребень.

 
На перегретых улицах из воздуха соткались, стали появляться легионеры – устало оккупируя Шильдергассе. Шаркающей кавалерийской походкой.
Над всей Колонией безоблачное небо – обморочная городская жара.


Зной во всех членах, я обожаю это, сколько же можно, доколе идти, аввакуме...

Неужели.. Допрыгался.
Доходился.
Мираж в бетонной духовке. На почве зноем раскаленной. Фата-моргана.


Кто-то добрый, великодушный, нахлобучил гигантское сливочное мороженное на угол дома. Вожделенное, стекает холодным валиком по горячей стеночке, к окнам, начинает заваливаться. Сюда, прямо мне в руки. Сошёл с ума. Да? Подскажите люди добрые, мы сами местные, но – сумасшедшие.


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments