Демьян Фаншель (demian123) wrote,
Демьян Фаншель
demian123

Бруно Шульц – как карнавал: Шульц-фест 2010. Часть 1.









Может и хорошо – что шесть недель прошло. Что отлежалось.

Проверка временем: нет, впечатление осталось прежним:
потрясение.
В трясущемся, как автобус на дрогобычских колдоёбинах, самолёте перечитывалась книжка Шульца:  
Дрогобыч Шульца. Городок в Табакерке.
Декорации Эшера. Нелинейный дом.
Где, в конце тёмного, путанного коридора – дверь забытой комнаты. За которой – мучим, постоянно деконструируем – призрак Отца. За окном которой – зияние: выплёскивание ночного горшка в открытый космос. Нависшая надо всем рожа Демиурга. Эфемерные, кривые магнитные поля улицы Крокодилов.
(Эшер отдыхает).
Уютный, страшноватый, космос разъятого жилья.
Только вздрогнуло, забилось, заколотилось самолётное кресло. И затихло.
Книжка захлопнута.
Крышка захлопнута.
Приземление.
Вокруг – Дрогобыч. Год 2010, конец мая.
Можно – назад?
Был ещё – как не со мной – другой, промежуточный Дрогобыч. За восемь непроглядных столетий, тёмных, древних, было много всяких – промежуточных, временных Дрогобычей. Город Д. моих летних каникул 60-х. Тридцать кэмэ на великах - не крюк: наш двор врывался на неосвоенные территории, на волю, в пампасы: гасать на лайбах.
По улицам, где, 20 лет «как житья не стало». (Всего-то – двадцать.). По улицам соседнего местечка, на которых не встретишь работающих родителей.
Шульцевские персонажи, их тени, ещё изредка ходили мимо – проходили - из того времени.  Вдоль стеночек австрийского покроя – не отмечаемые даже боковым детским зрением, а, значит, несуществующие. Дохаживали, доживали они, шульцевские персонажи. Параллельный мир: галицийский идиш, смешной акцент кое-как приспособившихся, вписавшихся кривовато, мечтавших о полутора ставках и Трускавце (почки!). Унесённый вскорости новым ветром. Ничего, никого, кроме старого Шраера не осталось. Рассеянный ветром во все стороны, во все страны.
Во все стороны страны Оз рассеяный: в Эрэц Израэль, Нью-Джерси, Северный Рейн-Вестфалию – на чёрт знает какие острова-Новые Зеландии..  

Всё - как было предсказано в Книге. В шульцевском кляссере.
Перелётные птицы, вымирающие виды, выдуваемые, уносимые воющими ветрами эфира – из тысячелетнего гнезда, в парад паньств и моцарств, тридевятых царств, невиданных флагов. Кондоры с морщинистыми шеями. Попугаи. Щеглы. Экзотика из альбома, – катализатор видовой ферментации.
Оставшиеся круки и вроны – всё так же, с тревогой – взлетают и кружат над парком при Ягеллонской гимназии.

Довольно слов, букаф: включаем фонарь: картинки, иллюстрации!:
С чего начать.
Большой, солидный международный фестиваль-2010.
Посвящёный одному человеку.
Небольшой его книжке, состоящей из двух корпусов рассказов.
Мал-городок на задворках Европы.
По-тря-са-ющее ощущение: карнавала истории.
Потому что, на сторонний, невинный взгляд, имеется:
некий, тихий, мучимый своими тараканами, - такой Акакий Акакиевич, из городка в старой Галиции.
Его жизнь.
Его гений.
Genius loci.
Имеется – кода: тёмные времена. Нашествие людоедов. Тоскливая смерть. Жерло времени. Безвестность.
Безвременье. Долгие полвека.
Перемены.
Пляски вокруг фресок.
Переходящие в карнавал! Биенналле-2010! Праздник – без берегов, по географии гостей – од можа до можа – от балтийского побережья до бразильского. «Все флаги в гости к нам!».
Хоть бери их и – обратно – в кляссер. Всё, Бруно. Круг замкнулся.
Садись, пять.
Сдуреть можно.
Если бы знал – сколько людей скорбят о твоей смерти.
Если не шёл бы той улицей – навстречу неудавшемуся, дефективному сперматозоиду гётевской ветви..
Если бы случилось что-то – посильнее чем «Фауст» Гёте.
Только одно могу сказать:
Продолжение будет.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments