Демьян Фаншель (demian123) wrote,
Демьян Фаншель
demian123

Что да, то - да

Обычно на свой д.р., не считая особо круГЛого «полтинника» 5 лет тому, в последнее время стараюсь залечь под корягу. Залечь – чего-нибудь там корябать в своё удовольствие. Иногда, друзья ловят за хвост, – привлекают.

Вот и сегодня: залёг – как сковорода (григорий саввич). А я – Неуловимый Джо. Собираю накарябанное к прошлым дням р., плету венки, вяжу, вобщем, веники. И складываю этот фирменную ручную работу – под катом.   Вот здесь:


  Частный случай



Таракан ползёт - классически - в стакан.
Тень Лебядкина зависла над общагой.
Неестественным (чем кончится строка?)
Странным образом марается бумага.

Как хотел - не по клише, но по душе ль,
Под финал доставши контрамарку,
Рисковать быть спущенным взашей
По ступеням лестницы Ламарка?

По ступенькам, по углам, в чужих местах.
Тридцать семь. Стреляться неохота.
Таракан в гостях и я в гостях,
Кто ему - облава и охота.

Чёрт-те что и вправду, сей же час
Разберёмся с этим без прелюдий.
Слишком поздно и не в добрый час
Ты, старик, отправился в полюдье.

Тут себя, старик, совсем не зря
Чувствуешь немного идиотом.
Персонажем, правду говоря,
Не литературы - анекдота.

Может, как подростки, дихлофос
И себе плеснуть - чего уж, чтобы
Завершить весь ряд метаморфоз
Кафкианской, предпоследней пробы?..

Ни к чему химические средства.
Наши здесь пересеклись пути.
Я один.
Всё тонет в мухоедстве.
И стола уже не перейти.

 

                                 1993



Демьяниана

(пиеса)


Действ. лица: Бог. Демьян. Немцы.

Бог (глядя на Землю):


Фу-ты, ну-ты, что за нумер,
Жив Демьян, никак не умер!
Вышел гусем из беды.
Ну, теперь его куды?

Демьян (глядя на карту):

Ишь ты, сколько разных стран-то!
Ну-ка, стану эмигрантом.
Нада всё решить заране.
Где там, как её, Германья?

Немцы (танцуют и поют):

Из-за дальних, дальних стран
Едет, едет наш Демьян!
И тому ужасно рад
Весь немецкий Бундесрат!

Демьян (делово):

Из какенной пёрся дали!
Что, родимые, не ждали?
Вот и - слёзы, крики счастья,
Бодрый “Марш энтузиастов”…

Где халат мой беловатый?
Скальпель, спирт, зажим и вату!”
Ща рукав я засучу -
Всех тогда
  и залечу.

Немцы (жалостно-жалостно):

Ой-йо-йой, пришла беда.
Вот те деньги, вот еда.
Вот вино со всего света.
Всё, что хочешь, но не - это!

Демьян (строго):

Будя вам. Вино приемлю.
Но, пришед на вашу землю,
Вам леченье аз воздам,
(Дальше слово не для дам).

Бог (глядя на Землю; удивленно):

Фу-ты, ну-ты, что за нумер.
Жив опять. Опять не умер.
Всё намёка не поймёт.
Ну и - хрен с ним, пусть живёт!


                              1995



           * * *
 

Ну зачем – себе-то – врёшь?
Ты по возрасту - на грани.
Ты пока ещё живёшь
(Как лягушка у Гальвани).

Ты, на шахматной доске
Оказавшийся у края,
Понял, наконец-то, с кем
И на что теперь играешь?

Мата нет ещё. Но - пат.
Немигающий, совиный -
До гусиной кожи - взгляд:
Сорок. Больше половины.

Все - мои. Сюда, в уют.
Ваши, знаю я, не пляшут.
Но довольно часто пьют:
Шах не вечен, мат не страшен!

Но довольно часто здесь,
На ночном балконе, курят
И бормочут, что - Бог весть:
До бессмыслицы, до дури.

Кто теперь что разберёт.
Начиналось столь невинно.
Но - вписаться в поворот,
Если лысая резина,

Если всё наоборот,
Кувырками через спину,
Дуром, задом наперёд?
Скалясь зодиаком львиным,
Жизнь идёт, проходит, прёт

Наобум, наощупь, быстро
Слишком; хватит за глаза
Визгов верхнего регистра.
Отпускаю тормоза!

Рельсы криво уложил.
Пешки сбиты. Нету сдачи.
Приезжайте, кто дожил,
Собирайтесь, посудачим.

Будет густо от бород,
Чёрных платьев, пятен винных…
Собирайсь, честной народ,
На мои сороковины.

                  

                            1995

 

       На дне


Так было, было - лун и солнц тому назад:
Я рыбкой был, я плавал толстолобиком.
Вниз головой я плыл, подняв хвостатый зад;
Как космонавт - со шлангом - водолаз,
Со всех сторон от нехороших глаз
Скрыт в мякоти, носим околоплодным гробиком -

Там, в водах - слизистых и тёплых - тёмных тропиков...
И это было - лун и солнц тому назад.

И сплыло всё. Страшней: всё схлынуло, простыл
И след, последний, влажный, и послед...
И - вспышка магния! - свет, этот свет постылый!
(Как сон сейчас: тот тёмный свет, тот - тёмный - инфрасвет..)

Утрата невесомости. На дне -
Зачем способность к зависанью в водах
(Где был один - где не было родней!)
Вот новая зависимость: тяжелая потребность в кислороде.

Уже иной обмен веществ на дне,
                                               на этом дне,
                                                          на дне рожденья,
                                                                                  родах...

На этом дне.
А был ли я на этом дне?


                                                               1997

 

 

               2005-й


Распрямило-то как, развернуло горбатого:
Ты спроворил, мастак, до две тысячи пятого
Стать счастливым. Но немочь ищет братьев сама:
Шаришь плоскую мелочь из кармана в карман...

Смотрит - малость с приветом - сквозь подачку, гроши,
Твои пальцы отпетый активист анаши.

Братство по непогоде: кто - простыл, кто - продрог.
Кто мечтал о свободе, кто - об стенку горох.
Он - всем прочим помеха, ты - зачем-то - с повинной:
Четверть лёгкая века... Ломкая половина...

Не бросай его, Бог, брата братьев худых!
Взлёт с иглы - будто вдох за ударом поддых;
Весь “приход” и полёт - в целофанном конверте
(Оный год он падёт героиновой смертью).

Что - монета, другая, ей кому тут помочь?
Ночка, ну, дорогая: “Ночь, пожалуйста, ночь!..”
Снова жалобу пишешь - сам себе адресат.
Всё - неплохо, ты слышишь? Пусть как есть - пятьдесят

И не кончить письма. Черновик твой засален.
Повесть, скажем, - роман? Строчки перед глазами...
Лучше - кратко, как смерть, как рассказ про распятого;
Надо только успеть до две тысячи пятого!

Ты был жертвой? Излишне, исааково семя.
Даже жертвы не вышло.
Твоё время не вышло.
Есть всему своё время.
Помнишь: рвался из жил, не тужил, жил в массиве?..
Так пойди, попляши, - вот и виза и ксива!

Так поди разбери, что желал ты другим:
Всем - удачи? Гран-при? Пожеланьям благим -
Не пойдёшь на попятный? - твоим сбыться, учти, -
В год две тысячи пятый, год сбыванья мечты.

Пусть всем сёстрам по серьгам: белка вот и свисток:
Бокс. Любимая серия. Секс. Ракета “Восток”.
Рай. Заря коммунизма. Супостату каюк.
И - немного туризма: вот бросок наш на юг.

Сапоги, мой румяный, развесёл и мордат,
Омывай в океане, неизвестный солдат,
С хитрецою в глазу: “Ну, теперя - лады! ”
Эк - коробит кирзу от солёной воды.

И весь мир осиян! Никакой моногамии.
Пахнет - чуть - океан сапогами. Ногами.
Пир добра и ума.
Отливаются слёзки.
Непременно – роман. Уже сделаны сноски.

 

                                  1997

 

Ночь на 23-е июля



Плыл круг вращенья годовой.
Темнело. Чёрною листвой
Шумели в сумерках шумерских
Стволы. Решётки оголя,

Оскалившийся, чуть живой,
В листве – как в страхе, низкий твой
Балкон – что от щедрот имперских –
Плыл, всё на верх и низ деля.

Ночь – как орган над головой.
Как нож. Над дестью меловой
Когда магнитные поля
Июля – как разряд сухого –
Пойдёт притягивать земля,
Ну, от чего ты застрахован?!
Как дальней медью листовой
Сверкнёт и жахнет! В дрожь листва!
Все чувства, все твои слова –
Где, спешный стрелок переводчик?
Вновь, август кесарю суля,
Бьёт полночь. Стрелка-часовой
Сошлась с минутной в знаке Льва:
Тебя, тебя, ночной начётчик,
Соображающий едва,
Тебя поставили на счётчик,
Где лишь копеечки – с нуля!
Где тьмы заведена петля.
Дрожат, кривляются камеи.

Смотри, как, тени шевеля,
На чёрном вывести умея
Чернил и туши вензеля,
Наводят сложный объектив
На мелкий бисер Птолемея,
Как на сетчатке негатив
Перепечатки беловой
Тебе оставят.
Жернова
Над сонной улицей кривой
Путь Млечный мелют...
Ты – зева-а...
Листок. Слипаются слова.
За бархатной портьерой лета,
Во мгле, с трудом прочтёшь...
Опять:
“Мистерии”. Цена билета.
Балкон. Ряд. Место: 45.

                   

                                    2000



           * * *


Душа моя, мне пятьдесят
Один, душа моя.
Жильё. Календари висят,
Сжимая круг. А я –

Я на кисельных берегах
Младенчества живых.
На мягких пляшущих ногах,
На маленьких, кривых.

С которыми нелепа связь
Огромной головы...
Почти полвека я без Вас.
Но, милая, но – Вы?

Что помните, со стороны,
Полвека отступя?
Я жил, не чувствуя страны.
Не чувствую себя.

Мне пятьдесят один. И я
Не чувствую себя.
В углу наёмного жилья
Обиженно сопя,

Я Вам пишу, душа моя,
Пространное пишу.
Доверилась рука моя –
Врасплох – карандашу :

Графитный пепел. Пыль и пыл.
Всё, следуя, как бы,
Карандашу – себя забыл,
Грамматику забыл.

Как был иным самим собой –
Забыл, собой само.
Я Вам пишу, чего же бо...,
Невнятное письмо.

И, пресекаясь, тяжело,
От слёз, дышу, пиша.
Душа моя, мне повезло.
Душа моя. Душа.

                          2006

 

 

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 33 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →