Демьян Фаншель (demian123) wrote,
Демьян Фаншель
demian123

Categories:

Космос, менты и колбаса

Правильно думаете. Хотел назвать рассказ – вспомнил Шукшина: «Космос, нервная система и шмат сала».
Не рассказ это вовсе. Письмо – покойной Маше Каменкович. Мемуар в страничку. Почти этнография.
Не стану его обрабатывать "художественно": неформат – есть неформат.
Такое – воспоминание в эпистоле:

13.09.04 05:29
А откуда – Байконур, "что вдруг?". Если - не военная тайна.
У нас туда врачи иногда попадали. Парочку знаю по членству в ВЛК - врачебно-лётной комиссии . Но это уже - начало 80-х. У одного красавца с московской протекцией - кандидатская была: "Значение сауны (финской бани) для повышения - тра-та-та - лётного состава". Гриф: "Для служебного пользования".
Со всеми высокими гостями, бедняга, парился, спины тёр. Защитился по этой совсекретной теме успешно, отправили на Байконур.
Боюсь - банями заведовать; не угорел бы.
У меня с космонавтикой тоже связаны нежные - пищевкусовые - воспоминания.
Брали мы как-то с ментами колбасу в Плесецке ( тогдашнем - Мирном ). Сначала должен объяснить при чём здесь колбаса и менты.
Дело в том, что продукты в Архангельске, в 77-м году, были нормированы. В магазинах, кроме водки и макарон – пусто. По карточкам, в многочасовой очереди, на месяц!, выдавали 500 гр. мясных изделий и 150 гр. масла. (Это - на работающего). А у меня ещё - молодая жена, музыкальная студентка.
Слава Богу – подрабатывал фельдшером в наркодиспансере. Там, за "психическую" надбавку, приходилось работать не по КЗОТ´у, а – как на когда придётся. Бо маловато персоналу могло с утра выйти на работу. Пил персонал.
С наркоманами ( которых у нас "не было") работали зав. диспансером и главный облнарколог. О них ничего не скажу. Но остальные медикусы, которые на алкоголизм были брошены - пили по-чёрному!. Плюс, раз в месяц - выезды на экспертизу – отдельная гофманиана-кафкиана – в тюрьму СИЗО и, разок, в женский лагерь. Где перед тем солдатика, из-за ревности, зарезали расплющенной и заточенной алюминиевой тарелкой.
Бедные девки: там, при нас, за шкафом в столярке, обнаружили, на туго натянутой верёвке - тшательно отполированное деревянное приспособление. Как-нибудь расскажу.
Контингент был - букет за букетом. Букет на букете. Болезней, в смысле.
Ну, не всегда весело в народ ходить, твоя правда – одно разочарование.
Так вот, решили наградить студента Д. Полуторанедельная развлекательная поездка: инспекция с дорожниками (цивильная "Волга") и гаишниками (ментовская "Волга") по Вологодскому шоссе и дальше - до Плесецка-Мирного.
И в Мирный-Плесецк – с дорожно-ментовской проверкой. Якобы. На голубом глазу.
На самом деле – колбасы бы космической, колбаски бы нам копчёной подзакупить..
Бо снабжение там – по литеру «А», говорят.
Три развесёлых гулевых тётки, двое мужчин, четыре мента и один студент, без году - врач. Погода солнечная, сосны со снегом: "вот мчится тройка удалая", - в тесноте да не в обиде.
В первой же деревянной гостиничке, на первом ночлеге, какой-то тихий постоялец, который с нами пил в буфете, к утру - повесился: "Иди, доктор, принимай".
Повесился он на дверной ручке, сидя.
Я дверь толкаю, верёвка - натягивается, голова назад выворачивается и язык мне чёрный показывает: дразнит..
Во второй нас - закусали клопы.
Дороги – тоже – как водится.
В обоих смыслах.
К концу поездки у дорожников пустых актов не осталось. Менты были запасливее.
Сюр, поначалу обычный, - нагромождался. Ну, например: посреди какого-то большого озера остановили грузовик, знающий направление очень приблизительно - и мотаемый от борта к борту ледового зимника - как в буран.
Дверь открыли. Из неё вываливается кулём в хлам пьяный водитель – и уже не подымается. Пока составляли акт (медицины и не потребовалось), глядь: на горизонте метёт снежком - его брат родной!.
Не по крови - но по содержанию в ней.
Которому – тоже – было чем отогреваться: в многодневной зимней дороге, с поломками и морозом: ночью за -40.
Пока этого оформляли – третий!..: ну, просто - Зайцев и Роднина на Чудском озере!..
"Смеркалось" - как пишут в хрестоматии.
А, попросту говоря, темнело: на льду - огромное количество грузовиков, с вдребезги пьяной, угорающей в кабинах шофернёй, две маленькие злые "Волги". Часть протрезвевших шоферюг намекает, что закон - тайга, медведь - хозяин: подколем шины - замёрзнете, суки, и ни одна б... не найдёт. Но, ещё раньше, весь этот кирмес грозит провернуться под лёд: многотонное скопление : перевес, перегруз - даже для северного озера...
В общем, дали отмашку: самых бесчуственных оттереть по морде снегом. И вся эта Дорога Жизни двинулась, ревя в темноте гудками, кто куда..
Не знаю, что по закону надо делать с гаишными актами, но туалетная бумага была тогда – не то, чтобы в дефиците – её не было вовсе, – ни у нас, ни в гостиницах...
Под Плесецком мы сидели, как тать под Угличем - сутки в машинах, в двух тесных «Волгах»: обещанные пропуска к колбасе ментам давать не хотели.
Помню зелёный глухой забор вокруг городища. Бензиновый чад в салоне. Подзагрустивших молодых тёток.
Пустили, наконец, отовариться в первом, ближнем магазинчике – и - чтоб духу не было!
Колбасы досталось - по два кило твёрдого копчения на руки.
Когда мы отъезжали, по правому борту вспыхнуло феерическое, потрясающее воображение зрелище: запуск спутника. Говорят, это мог быть не спутник, – учебный пуск: мало ли что тогда до Флориды чуток не долетало.
На обратном пути, очумев от усталости, клопов и нарушителей, пили много.
На закусь резали твердокопчёную.
Я - тоже человек благородный. Домой привёз какой-то кусочек на верёвочке.
Как у вас, у счастливцев, на Байконуре было? Насчёт колбасы.
Tags: мемуар
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments