Демьян Фаншель (demian123) wrote,
Демьян Фаншель
demian123

Вечер памяти Алексея Парщикова в Литературхаузе

Алёши Парщикова вчера вечер был - в кёльнском Литературхаузе:
http://www.facebook.com/events/283645848424082/permalink/295363567252310/
Вечер удался. Народ пришёл.
Биография – Катюша Дробязко. По-русски, с немецким переводом.
Модерация – немецкий.
Перевод парщиковских стихов - толкового (он, действительно, порой, попадал: говорил пару раз толковые вещи – о том, как работают образы у Лёши. Что удивительно) Хенрика Джексона на немецкий.
В зале – «русские». В основном – приятели и знакомые.
Свои стихи Лёша читал сам.
Звук – отличный. Запись – очень даже. Полный эффект присутствия.
Похоже, Лёша должен был остаться доволен. Казалось, будто он включил автопилот-декламатор, крякнул и пошёл курить.
В общем, было неплохо.
Собирался в конце вечера кое с кем пообщаться.
Ага. «Расскажите господу о своих планах..».
Потому что до начала вечера – только и успел, что, по-державински, наспех посетить литературхаусный нужник.
Чёртовы ставшие на полчаса электрички – и весь недозабаненый Дойче Бан!.
Окончание вечера принесло личный сурприз. В студию.
Оказалось, пёсик Патрик, вместо того, чтобы остаться, чин чинарём – на работе ли, дома ли – в тепле и холе, - был, без вины виноватым, заперт в холодный, душный карцер: в тёмную, январскую «Тойоту». На 2 часа.
А – просто...
Но именно в те 15 мин, которые я ждал, чтобы поприветствовать кое-кого из сто лет не виденных, - бедолага был выпущен и поставлен немым укором снаружи за стеклянной дверью. С хозяйкой.
Не прийти к другу - и не принять его - было выше моих человеческих сил.. Нет, правда..
В результате вернулся домой: а) ещё более простуженный; б) два часа, без перерыва, на казённом дермантине просидевший; в) ни с кем не пообщавшийся, не повстречавшийся. Не выпивший! (а у нас с собой, что очень важно – было..); г) два раза после вечера, за эти 15 мин, выгоняемый - с шипеньем – за дверь, вместе с ничем не повинным пёсиком; д) кроме Насти Буцко и её деревянного крокодильчика ни с кем не успевший после чтений словом перемолвиться, - а хоть бы и сфотографировать добрых знакомых. Бо е) был – снова, с шипеньем - отправляем, вместе с пёсиком - в неуют, за дверь. Не милыми сотрудниками Литературхаза, не корысти ради, - но токмо волею доброй пёсика хозяйки.
Ну, ладно... Не привыкать: нам семь вёрст не крюк.
Нам и один вёрст не крюк.
Потому что – ни семь вёрст, ни две, ни одну – мы крюком бегать и не собирались. И не собираемся.
А вот за дверь, вздыхая, послушно выходим.
Доставляя нехитрое счастье хозяйке.:)


Катюша Дробязко рассказывыает (немцам) биографию





Хенрик Джексон читает переводы





Катя и Лёша обсуждают результаты вечера



Настя Буцко и её деревянный крокодильчик



Профессиональную съёмку вёл Миша Зелен. Миша, как видим, действительно, отчасти – зелен. Но, в остальном – спел. Спел он уже на свежем воздухе, возле Кёльнского Собора.



Лёша, вечер удался!
Tags: Литературхауз 2013, литературоневедение
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments