Как перестать беспокоиться и начать жрать,

или
Популярная физика от Демьяна Ф.
Согласно формуле Эйнштейна (E = mc2), чем больше масса, тем больше энергия.
То есть?
А то и – есть.
Из этого следует: чем больше жрёшь, чем больше твоя масса – тем больше в тебе энергии.
Жаль лишь, что третья составляющая формулы, скорость света здесь величина постоянная.
Хотя.., с другой стороны: здесь – постоянная, там – не постоянная...
Если правильно, энергично, не оглядываясь на псевдоучёных советчиков, жрать от пуза, глядишь – и фотоны забегают веселей! Пока на них не оглядываются.
Подведём итоги.
Чем больше и энергичней жрать – тем больше масса, тем веселей твои фотоны, тем круглей квадрат их скорости – тем больше в тебе энергии!
Magister dixi.

Кёльнский собор - юбиляр

140 лет назад, аккурат сегодня, было наконец официально закончено более чем шестивековое строительство одного из значительнейших сооружений христианского мира – Кёльнского Собора, Kölner Dom.
Юбиляру посвящается:

...

Святой колодец

Во времена невинные, земную жизнь пройдя до половины, я оказался в криптах под кёльнским собором. Действительно – случай. Тогда, в 90-х, в прошлом веке, такое посещение было драгоценной редкостью.
Собор – громада. Под ним – таинственные крипты. Ещё глубже внизу – кварталы римского гарнизона, раскопанные археологами.
Редкая удача. Абсолютное потрясение!
Много интересного, долго рассказывать.
Но один из эпизодов той экскурсии сейчас очень живо вспомнился.
В связи с изменившимися обстоятельствами.
Надо сказать, у кёльнских римлян, почти 2 тысячи лет назад, всё было как-то не «исторически», а – нормальные удобства. И центральное отопление (причём, Bodenheizung), и водопровод – с хол. и гор. водой (хол. – по акведукам). И мн. др. пр.
Так вот. Ведущий экскурсию Dombaumeister в конце похода показывает вниз: «Что вы там видите? Вон там.
– Ну, колодец...
– Ага. А почему не спрашиваете меня: зачем колодец, если вода уже подведена в дома?
– Уже спрашиваем.
– А затем, господа, что римские акведуки были посвящены каждый своему божеству и среди христиан вода эта считалась нечистой. Вот они и рыли глубокие колодцы – посреди удобств.».
Представил себе...
Вот это пример!.. - не знаю чего, - не каждому под силу.. Богатыри не мы.
И теперь здесь – циклопический собор. Не хуже римских. Но – другой. Замечательный, между прочим.
И водопровод. По-человечески. 19 веков всего подождать.
Товарищи, официальная часть закончена. Переходим к торжественной части.
Верующий истинно, прокляни воду нечестивых!
Приведи своих людей в город нечестивых – с их нечистой канализацией.
И вырой свой колодец.



........


Резонанс

Из тех ли ты, кто на режим
Гармонию не поверяет,
Кто опытом не жил чужим,
Из тех ли ты, кто доверяет,

Кто ночью душу здесь лечил,
Кто здесь стоял спиной к Востоку,
Кто своё эго подключил
К антенне готики высокой

И эхом стал? Что слышишь? Ну…
На низкой ноте, без опоры,
Химеры воют на Луну
С уступов Кёльнского собора.


1993




........



Вместо прогулки

Прозелитка Вертинского, полно:
Осень. Холодно, скоро зима.
Б-р-р.. Последние тёплые волны
Из кофейни. Подумай сама,

Так ли требуют строго прогулки
Эти улицы, лавок внутри
Чудеса, небеса, переулки?
Постоим, поболтаем. Смотри:

Чуда требуя, пива и брашна,
На молитве - полтысячи лет,
Ввысь возносятся башенки, башни, -
Вавилона рассеянный бред.

И, осанною в вышних, - ответ -
Самолётиком горним, игрушкой,
Пропадающим ни за полушку
В вышине - за оставленный след,

Что своё непонятное гнёт,
Как забава в руках первоклашки,
Тонким белым водим карандашиком,
Вкось прогулку - и перечеркнёт...

Здесь имеет значение всё -
Звуки, знаки, знамения многие, -
Всё тебе весть благую несёт.
Звон, нить в небе, разметку дороги

Наметал тебе белым стежком,
Наболтал тебе Кёльн колокольный
На прозрачное ушко свекольное -
Сквозь игольное шпиля ушко.

Облака разбивая над городом,
В полусфере - прозрачнейшим льдом,
Всеми призмами, сахаром колотым,
Серебром - небольшие - и золотом,
Главный колокол - молотом: “Дом-м!..”

И, взахлёб, как бы в споре с собором,
Боем рюмок, старинных оков
Звяком, цоком весёлых подков -
По соседним пошло перебором
Кирхам - мрачным, пустым и печальным,
Кирхам - лёгким, игривым, венчальным:
Сорок сроков, сорок, сороков!..

Воздух лёгкий и лёгкий мороз.
Жухлых листьев хрустящие вафли,
Кои чем-то тебе не потрафили.
Гимназистка румяная, брось

Упоительно хрупать ту снедь,
Что серьёзный Осенний Кондитер
Изогнул в род готических литер:
Не ступай, не кощунствуй, не сметь!

Двуязычница, нам ли пристало
В Каббалу эту лезть. И потом -
Расшифровка опасна. Спроста ли
Слово “дом” здесь собором нам стало?
А собор, дело ясное, - “DOM”.


1997


.............


Ну, – за Dom, который построил Кёльн!

«Эстетные ножки» должны семенить – это пикантно..»

Обещал Анджею (Andrzej Goworski) и Марте Терезе (Marta Tereza), занимающихся «модой большевиков», отсканировать одну редчайшую статью. Из журнала почти столетней давности, чудом у меня сохранившегося. Думаю, многим будет интересно.
А сохранился у меня (он, к сожалению, единственный из целой годовой подшивки. Остальные пропали при переездах) знаменитый журнал 20-х годов прошлого века "30 дней". Издательство "ЗИФ" - "Земля и фабрика", 1927г.
Статья эта (с, на минуточку, "фото-иллюстрацией Р. Кармена" и "рис. худ. Зданевича") – о советской моде второй половины 20-х годов. С обзором тенденций, обоснованием большевистского дизайна, критикой "буржуазной" западной моды и т.п.
Не будем забывать: страна не так давно вышла из военного коммунизма. После 1913-го было вообще не до моды – Первая мировая война, революция, переворот, гражданская война, голод.
Давайте будем считать сказанное в этой статье первыми после долгого перерыва попытками красных кутюрье – очнувшихся после российской комы на другой, советской планете – залатать, сшить связь времён. Пытающихся теоретизировать с обрывками непрерывной культурной нити в руках – порвавшейся связи.