(no subject)

(Из цикла «11/9»)


Эпоха просвещения


“...чтобы они не попрали его
ногами своими и, обратившись,
не растерзали вас.”
(Матф., 7.6.)


Сухая ветвь – какая жалость:
Прививка. Расщепляли ствол.
Плодов явленье ожидалось
И просвещенья торжество:

Востока с Западом соитье.
Как школьник в школу – в сентябре,
По наущенью, по наитью,
Теперь уж – Магомет к горе.

Вверх – от корана до урана,
От пасторали до мечты...
Перед – не может быть! – экраном
Сядь, бледный Йорик: всё, кранты.

Ты знал, небитый и невинный –
Не выдаст кто и кто не съест.
Вот жемчуг захрустел старинный.
Не оглянулись бы окрест.

Завет преступлен. Воют люди.
Дурак-пастух, Бог с ним, прощён.
Ну что, Давид, что делать будем?..
А вот и Голиаф с пращой.



сент. 2001

(no subject)

1974-й

Как с рубенсовской женщиной
Мужчина пил устюженский.
Он из бокала с трещиной
«Ёрш» отпивал по-мужески,

А женщина – глоточками –
Девичее, шипучее.
Вздыхало под цветочками –
Широкое, могучее.

Всё это – очень русское.
А где-то – нидерландское:
Там на столе закускою
Был сорта сыр голландского.

И там они не пьяница
И железнодорожница, –
Гуляка (чуешь разницу?)
И памяти заложница.

Так время всё утробное,
Советское, шампанское,
Меняет на подробное,
Старинное, фламандское,

Как старый мастер делает
Всё ближнее и дальнее
Одной картиной целою
С мельчайшими деталями.

Где вместо кривой трубочки
Дымится «Прима» сладкая
И камельком – на тумбочке
Рефлектор. Баба гладкая,

Чуть разомлев, обрамлена
Подушками ладонными.
Лицо её направлено
В зарамье заоконное.

А там студентик вдалеке –
В осеннее, кондовое.
Прёт на уборку. Налегке.
И сапоги пудовые.

Иду – не выше коробка.
Иду – и ноль внимания,
Что лет мне – больше сорока.
Что ночь сейчас в Германии.

Что – женщина с мужчиною.
Что – в том году темнеющем.
Что – связью беспричинною.
И – за окном. И – где ещё?


2002

(no subject)

Полнейшая неразбериха с этой вашей любовью-ненавистью.
Почему, например, «русофобия» – плохо, а «педофобия» – никак?
И почему наоборот: «педофилия» – плохо, а «русофилия» – никак?
Ферфлюхте руссише шпрахе!, никакой логики.

(из «Фобософских тетрадей» доктора Д.Ф.)

Серебро против золота

Б.Пастернак («Так начинают..», 1920) – О.Манделштам («Silentium», 1910) :

«Спокойно дышат моря груди,
Но, как безумный, светел день,
И пены бледная сирень
В черно-лазоревом сосуде.

Что делать страшной красоте
Присевшей на скамью сирени,
Когда и впрямь не красть детей?
Так возникают подозренья.

Она еще не родилась,
Она и музыка и слово,
И потому всего живого
Ненарушаемая связь.

Так начинают. Года в два
От мамки рвутся в тьму мелодий,
Щебечут, свищут, — а слова
Являются о третьем годе.

Да обретут мои уста
Первоначальную немоту,
Как кристаллическую ноту,
Что от рождения чиста!

Так открываются, паря
Поверх плетней, где быть домам бы,
Внезапные, как вздох, моря.
Так будут начинаться ямбы.

Останься пеной, Афродита,
И слово в музыку вернись,
И сердце сердца устыдись,
С первоосновой жизни слито!»


(1910 – 1920)

(no subject)

Дорогих еврейцев и сочувствующих с наступающим 5780-м! Мёда и яблок! Шана това у метука!
А для новогоднего настроения, традиционно – история о шофаре и пасторе. И о нерелигиозном, но от этого не менее восторженном дяде Дёме:

Часть 1

Шофар и немцы

Сегодня пережил сеанс!.
Erlebnis. Какгрится.
Пошли с пёсиком Патриком в ближний лесопарк, – всё как всегда: за мячиком гоняли. Кроликов пугали. Лису видели.
Всё как положено
Только, – по нарастающей – как какой-то древний поезд.. – как мамонт, ревущий вдалеке...
Сильнейший звук, – слышимый, за километр, кажется..
Охотничий рожок? В черте города?
Какой там «рожок»!.. – Рог! Иерихонский. За версту слыхать!.
Выходим к высоченному травяному пригорку, размером с футбольное поле.
Абсолютная крастотища.
И видим – невозможное..
Крепкий, короткостриженный, лет за 45. Нордический тип. Вострубляющий на вершине.
Звук – рёв!..
Тренируется.
Трубит – аки зверь! – в полутораметровый, знакомый, витой животный агрегат.
К заходящему слонцу..
«Гутен абенд!», - говорю. Ожидая услышать ответ с русским акцентом. Евреи здесь – русскоязычные. В основном.
Получаю – абсолютно чистый верхненемецкий «..абенд».
Удивление..
«Шофар?», - спрашиваю.
Удивление – ещё большее - с той стороны..
- «Вы знаете, что такое шофар?.».
- «Знаю. В первый раз только вижу – так..., в лесу. Вне синагоги.»
- «Вы еврей?».
- «Да. Но нерелигиозный.» (у немцев с этим, после Катастрофы – полная каша, большая путаница. Евреи тут, скорее – религия, чем происхождение. Впрочем, и для меня, честно говоря – загадка. Путаница. Не очень ясно. Да и – не только для меня. Что не отменяет происхождения. И народа. И рассеянья.).
- «Да., - говорю. Но нерелигиозный.».
Удивление...
- «А я – верующий. Христианин.»
- «Христианин-еврей?», - спрашиваю.
- «Нет. (удивление). Христианин.»
- «А-а. Ага..»
Ничего не понимаю: немец, христианин. В парке города Кёльна. С огроменным шофаром, место которому – в синагоге..
В траве замечаю ещё один, поскромнее – малый. (Шофаров у него – два!).
Из Израиля прислали чудо.
У каждого – особый чехол.
Большой – метра полтора.
Рассказывает.
Пульпу каким-то особым образом вытягивают из рога. Всё. Инструмент, практически, готов.
(Вижу: изнутри, на внутренней поверхности изгиба – просвечивают розовые следы..).
У большого – три тона.
Сильнейший, в грудной клетке резонирующий звук.
Через полчаса тренировки на большом шофаре – «исчезают» губы. Не чувствует губ. Этим достигается состояние близкое одновременно и к медитативному, и к трансу.
Рассказывает о своей протестантской общине, Freikirche: «У нас сейчас довольно много вновьприбывших.» (явно – намёк. Типа – пригашение. Но деликатное).
- А кто?, - спрашиваю. Евреи?.
- Нет, в основном - иранцы. Особенно молодых много. Конвертируются в христианство Кстати, для них – полезный документ. (Опять же – мне..).
Спрашиваю беспардонно: это они за верой приходят – или за «интеграцией»?
- Ну... После справки о конвертировании.. – многие сразу исчезают.. Да. Но – пусть. Бог, Иисус их принял. Они приняли бога.
- Ну и ладушки, и хорошо, - говорю, что иранцы. Тенденция, однако. Тут их знаменитые земляки уже больше семи веков как покоятся.
- Да? А какие?
- Да Волхвы. Три Волхва, поклонившиеся Христу – мощи которых в Кёльнском Соборе, в Dom`е. Они из земель иранских.
- Уверены?
- Да, говорю, - даже об этом когда-то текст небольшой писал.
(http://demian123.livejournal.com/120824.html , http://demian123.livejournal.com/10603.html )
Хотел сбегать за фотоаппаратом (у меня с собой только старинный кнопочный мобильник, без фотоглаза и проч.). Но вольный трубач отказался. Сказал, что если бы и был фотоаппарат – всё равно, не стал бы сниматься.
«Ну и ладно», - говорю (только бы не спугнуть видение!.) – а если бы я, например, попросил – вас – щёлкнуть меня? На травяном горбу, в лучах заходящего.. С большим таким витым шофаром. Вострубившего.
«Э-э.., тут такое дело..., - перебил он мечтания, - нельзя. Мне объяснили: если шофар попадёт в чужие руки – звук потеряет силу. Что-то утратится, исчезнет..».
- «Понял, - говорю. В чужие.
Короче: четверти часа – как не бывало.
Патрик смотрит на меня – как на идиота: это почему мы не бегаем за мячиком? Что за новости?
Чувак видит, что до конца заката ему впасть в транс так и не дадут. Начинает натягивать чехлы на сакральные рога.
Я, наконец, остранившись – в обалдении от происходящего: «Подождите., - говорю. Знаете, что я вижу?».
- «И что вы видите?».
- «Я здесь вижу?.. Я вижу – бабьим летом, в сердце Германии, на пригорке, недалеко от казарм Бундесвера – честнОго христианина. Коренного немца. В лучах заката – восторженно трубящего на шофаре!».
Хотел бы, чтобы он знал русский – добавил бы: « Богу в уши.».
Но он не знал русского.
Посмеялись без перевода – и пошли к выходу.
Попрощавшись: «До следующего раза!»

P.S. Через неделю, в канун еврейского Нового года, дописываю.
Думаю, сегодня лесной трубач поразит прихожан своей Freikirche – вострубит в большой шофар – третьим, самым страшным, иерихонским тоном. От которого отмирают губы смертных.
Шана това у метука!, о храбрый камерад!
Именно это – юбер аллес.

13.09.2015

.
Часть 2:

Я держал в руках шофар!

Да не «офшор», – шофар! Очки надень. Причём – в немецком лесу, возле казарм бундесвера.
Второй раз – встреча с чудом!.
Что это такое?
А вот здесь об этом: http://novymirjournal.ru/index.php/blogs/entry/shofar-i-nemtsy .
Сегодня опять, на закате, с того самого пригорка, шёл всё тот же дивный, заполняющий всё пространство, иерихонский, слоновий, трубный глас – мамонта, зовущего самку.
Весна, однако..
На сей раз мы гуляли со Светой и Патриком – и у кого-то из них был мобильник-фотоаппарат. Так что свидетельства дива дивного – вот они.
Шофаревич (нет, не фамилия никакая. Фамилия у симпатичного евангелиста-шофаревича вполне немецкая, коренная) меня узнал. Разговорились, как и в прошлый раз – то, сё, божественное.. Даже на этот раз позволил подержать – и даже показал как носить – шофар. Вставляя правую руку в завитки – вот таким вот образом.
И я держал шофар!

20.04.2016
................................................

Фото 1:
Инструмент не очень джазовый и держать его как саксофон не полагается.)

Фото 2:
Инструмент в походном положении. Шофар полагается держать таким вот образом - вставляя правую руку в завитки.

(no subject)

Похоже, так выглядит распад и конец западной цивилизации:

https://www.svoboda.org/a/31444415.html

«Полиция Новой Зеландии знала о планах террориста совершить атаку
05 сентября 2021
Премьер-министр Новой Зеландии Джасинда Ардерн пообещала ужесточить антитеррористические законы, после того как в пятницу, 3 сентября, эмигрант, находившийся под наблюдением полиции, убил трёх человек в супермаркете в Окленде. Ещё пятеро попали в больницу с ножевыми ранениями.
Радио RNZ называет имя нападавшего – это 32-летний гражданин Шри-Ланки Ахмед Атилл Мохамед Самсудин. Он прибыл в страну в 2011 году по студенческой визе и просил статус беженца.
Впервые Ахмед Атилл привлек внимание полиции в 2016 году: он оставлял в социальных сетях комментарии, пропагандирующие насильственный экстремизм.
В 2017 году его арестовали в аэропорту Окленда, предположительно на пути в Сирию. Полиция нашла в квартире Атилла запрещенную литературу и охотничий нож, а также установила его связи с группировкой "Исламское государство" (признана в России террористической и запрещена). Тогда шриланкиец признал вину и был освобожден под залог.
Год спустя его снова арестовали за покупку ножа, в доме Атилла вновь нашли экстремистскую литературу, а в истории поиска в интернете были герои "Исламского государства".
Прокуратура обвинила Атилла в планировании террористической атаки. Но судья постановил, что планирование само по себе не является преступлением по существующим законам.
Его приговорили к 12 месяцам "надзора с особыми условиями" – за шриланкийцем следили до 30 полицейских. По словам премьер-министр Джасинды Ардерн, о том, что Атилл представляет угрозу, правоохранительные органы в очередной раз предупреждали в июле-августе. Но у прокуратуры закончились законные основания держать его под стражей.
3 сентября, спустя два месяца после снятия ограничений, Ахмед Атилл поехал в магазин в пригороде Окленда. Его всё еще сопровождали патрульные, но они решили, что шриланкиец просто идёт за покупками. Войдя в магазин, террорист достал нож и успел напасть на семерых покупателей прежде, чем полицейские застрелили его.
Власти Новой Зеландии назвали произошедшее "террористической атакой". В августе министр юстиции Крис Фаафои добился внесения изменений в закон о терроризме, требуя квалифицировать планирование нападения как преступление. "Как только парламент возобновит работу, мы завершим это процесс", – добавила премьер-министр Новой Зеландии Джасинда Ардерн.»