Category: авиация

Category was added automatically. Read all entries about "авиация".

(no subject)

Похоже, они уже по методичке действуют: чаёк, самолёт.
Сейчас узнал о трагедии с Навальным – сразу вспомнил: https://www.kommersant.ru/doc/502618 :
Газета "Коммерсантъ" №163 от 03.09.2004, стр. 4
«Обозреватель "Новой газеты" Анна Политковская была госпитализирована в среду вечером в больницу имени Семашко Ростова-на-Дону. По словам главного редактора газеты Дмитрия Муратова, в тот день госпожа Политковская отправилась в Беслан для освещения операции по освобождению заложников. До аэропорта Внуково она доехала на редакционной машине. После прохождения паспортного контроля журналистка позвонила заместителю главного редактора газеты Сергею Соколову и сообщила, что вылетает самолетом авиакомпании "Карат" в Ростов-на-Дону, а оттуда уже будет добираться до Беслана. От ужина в самолете журналистка отказалась, попросила лишь чаю. Выпив, минут через десять потеряла сознание. Очнулась госпожа Политковская уже в медпункте аэропорта в Ростове, откуда и позвонила в редакцию. "Сейчас Анна в больнице,— сказал Ъ Дмитрий Муратов.— Ее состояние оценивается как средней тяжести. Врачи до сих пор не могут понять, что стало причиной ухудшения ее здоровья. Периодически Анна теряет сознание, у нее наблюдаются резкие перепады давления. Даже врачи скорой боялись транспортировать ее из аэропорта в больницу, поскольку ее давление было ниже низшего предела, а сама она была без сознания".
Журналистке поставили предварительный диагноз — интоксикация. Уточненный диагноз появится через несколько дней, когда в лаборатории подготовят анализы. Сама Анна Политковская заявила Ъ, что ее "преднамеренно отравили", чтобы помешать ей попасть в Беслан.
"Несчастье с Анной Политковской действительно произошло на борту самолета нашей авиакомпании,— сказали Ъ в 'Карате'.— Мы ее хорошо знаем, поскольку она часто летает нашими рейсами. И никогда никаких нареканий от нее прежде не было. Госпожу Политковскую с помощью чая отравить никак не могли — его наливают всем пассажирам из одного чайника. Жалоб от других пассажиров не поступило. А Анну, как нам рассказал бортпроводник того рейса, вскоре после обеда начало тошнить и она потеряла сознание. Представитель авиакомпании сопровождал ее до больницы. Там ему сказали, что это скорее не отравление, а какая-то вирусная инфекция".»
Сегодня вот – Навальный. Опять чай, опять аэропорт. Похоже, они действуют по методичке.
Дай бог Навальному выжить и выздороветь. И победить.
Хотя даже победа в той токсичной помойной политической яме, в которую превращены угодья подполковника КГБ от Калининграда до Чукотки – удовольствие сомнительное.

P.S. Это, видимо, также и сигнал Тихановской, если что. Шпили, мол, в Литве хоть ниже солсберецкого, но ближе.
Пожелаем ещё: хоть бы Белоруссия выстояла! И отгородилась.



................................................

Навальный, отравление 20.08.2020:
https://echo.msk.ru/news/2695475-echo.html

07:02, 20 августа 2020
«Алексей Навальный находится без сознания после отравления и экстренной посадки самолета в аэропорту Омска
UPD.9:05 «Руководство кофейни на втором этаже томского аэропорта инициировало внутреннюю проверку в связи с предполагаемым отравлением оппозиционера Алексея Навального» — сообщает «Интерфакс-Сибирь» со ссылкой на владельца кафе.
UPD.8:55 Житель Томска, который летел с Алексеем Навальным одним рейсом, опубликовал запись из самолета. На записи слышны мужские крики.
UPD.8:20 Кира Ярмыш написала в твиттере, что Навальный все еще без сознания, его подключили к аппарату искусственной вентиляции легких, в больницу вызвали полицию. ТАСС сообщил со ссылкой на главврача Омской больницы, что состояние политика тяжелое.
Навальный находится в реанимации. Об этом сообщила его пресс-секретарь Кира Ярмыш на своей странице в «Твиттере».
«Сегодня утром Навальный возвращался в Москву из Томска. В полёте ему стало плохо. Самолет экстренно сел в Омске. У Алексея токсическое отравление», — написала она. Пресс-секретарь подчеркнула, что до посадки на самолет Алексей Навальный чувствовал себя нормально.
Ярмыш сообщила, что политик с утра пил только чай, и предположила, что Навального могли отравить. «Сегодня утром, когда мы встретились в гостинице, чтобы ехать в аэропорт, Алексей был в полном порядке. И за все это время он выпил только черный чай в аэропорту, мы предполагаем, что его отравили, и очевидно это произошло через чай» — сказала Ярмыш «Эху».
«Врачи говорят, что токсин быстрее всосался через горячую жидкость. Сейчас Алексей без сознания», — добавила пресс-секретарь Навального. «Врачи говорят, что это токсикологическое отравление, но какой именно токсин пока неизвестно» — отметила Ярмыш.
«Год назад его отравили в спецприемнике, я уверена, что сейчас повторилось тоже самое. Это связано, конечно, и с предвыборной кампанией, которая проходит сейчас в России», — отметила она.»

Плывут самолёты, летят корабли...

С этим событием, произошедшим ровно 75 лет назад, за 10 лет до моего рождения, меня связывают два абсолютно разных человека. Ничего не знавших друг о друге, но знавших меня.
.
Плывут самолёты, летят корабли...


Милая, бездетная фрау Михельбринк, после того, как сгорела её необычная квартира – с огромной, столетней, с любовью и тщанием собираемой, оберегаемой бесценной коллекцией кукол, сейчас в доме престарелых.
Добитая катастрофой, полуоглохшая, полуслепая, одна-одинёшенька в свои 97. С трудом узнающая пришедших проведать коллег.
На пенсию она уходила сильно за 85, жилистая, бодрая – побив рекорды непрерывного стажа. В газете местной писали.
Жила работой. Всю жизнь, с 15 лет. Скудной ролью медсестры стоматкабинета. Матёрой, опытной. Знающей себе цену.
Однажды, в 45-м – всего ничего, меньше года – она была невестой, потом женой молодого курсанта, красавца, выпускника военучилища. Несостоявшегося нацистского убийцы, плывущего бить врагов Рейха.
Все полторы тысячи военнослужащих гитлеровского призыва тогда ушли на дно. Вместе с девятью тысячами беженцев, вывозимых в безопасное место на десятипалубном лайнере «Вильгельм Густлофф». Знаменитая история.
Замуж она так больше и не вышла. Других мужчин не подпускала. Носила обручальное кольцо. Хранила верность. Сохла.
«Доктор, - однажды, в прошлом тысячелетии, неизвестно с какого переполоху и как вырулив, спросила она, подразумевая сочувствие, - а вы знаете, как был потоплен «Густлофф»?
Я опешил.
Обычно таких вопросов не касались. Особенно – на обеденном перерыве.
Вообще не касались.
Она рассказала, что знала.
Я и вправду сочувствовал.
И – не сочувствовал.
Просто включил тупого.
Сыграл в «молчишь как партизан». Молчишь-плохиш.
Потому, что я знаю – как. И знаю – кто.
Один из них – мой дядя. Родной брат деда.
Вот он здесь, на фото: http://demian123.livejournal.com/180179.html . Михаил Вайнштейн. Подводник, дивизионный механик, знаток страшных штучек. Не только сослуживец, – близкий, до конца жизни, друг «личного врага фюрера», героя «атак века», боевого капитана Маринеску. Пустившего на корм рыбам десятипалубный «Густлофф».
Не без помощи дяди Миши.
До боли жаль – до сих пор жаль – бедную ворчунью фрау Михельбринк. Симпатизировавшую мне, тихонько помогавшую на старте в немецкой медицине.
Одновременно, до сих пор, горжусь родственником – дядькой, бравым морским волком, питерским матёрым отставником. Храню память о нём. Однажды – первый и последний раз – явившимся в Павловск, в артиллерийскую часть, где я проходил срочную, в мундире капитана 1-го ранга. В броне и сиянии боевых орденов, – легенда, Балтика!. Видели бы вы – как забегали сухопутные фуражки на КПП...
Одновременно, всеми фибрами души, ненавижу Сталина. Со всеми его соколами-стервятниками, - надземными, наземными, водными и подводными. Со всеми капитанами 1-го, 2-го и 3-го рангов. Самый счастливый момент в жизни – когда протух, сгнил и навеки сгинул гнусный Союз Рачьих Срачьих и Собачьих Республик.
Поверьте: никакого «когнитивного диссонанса». Полный инь и янь.
Абсолютная гармония.
Надо ли объяснять?
Ладно..
Вот, всегда ведь хорошо, когда – и если – чёрное это чёрное.
А белое – это белое.
Хорошо.
(Бы).
А только внимательней приглядишься, присмотришься – и белое – которое «белое-это-белое» – оказывается, разлагается на семь каких-то странных, разных цветов.
Несоответственно разных. Переставая быть белым светом. Начинаются чудеса – на ровном месте, на белом свете.
Это – «попал», - называется. «В белый свет как в копеечку».
А чёрное, соответственно – начинает мучить полусотней оттенков – в зависимости от степени застиранности – вплоть до серого.
Чёрно-белая жизнь оказывается непривычно – иногда неприлично – цветной.
Чёрное уже – с оттенками.
Белое – уже не белое. Или – не совсем. Или – совсем не. Если – попристальней.. Если –через призму..
«Остранения», – есть такой эффект.
«Остранение», – это когда страньше и страньше..
Жизнь оказывается таким – отрывочным, дурным – ярким, невнятным сном, неясной эмоциональной окраски..
В котором плывут, смутно, под веками, сталинские стервятники-подводники.
Нацистские убийцы плывут, кригсмарине, молодые женихи, помавая жабрами.
Корабль их плывёт – девять тысяч беженцев, женщины, дети, – вместе с тысячей смертельно опасных, дрессированных военных, – по другой версии вдвое меньше – по снижающейся траектории, во тьму, ил, песок. С разбухшей, потрёпаной книжкой на борту – для младшего и среднего школьного возраста – «80 000 лье под водой»..
Гленн Миллер плывёт – в шампанских пузырях разрываемых бездн, ударных волнах – чатануга-чу-ччуу – синкопы отмечают взрывы глубинных бомб..
Сент-Экзюпери – падает и падает, - вверх на железном астероиде.
Вверх тормашками – веселее..
Военно-пассажирский «Ту-154» плывёт в черноморском небе, над Сочи, в 2016-м, в сторону Сирии, в чёрной морской воде, с юной балериной, певцами и артистами, доктором Лизой, смертельно опасными, смертельно синюшными генералами и офицерами..
И бравый дядя Миша – над Исаакием..
И фрау Михельбринк – в своём альцгеймере. Вспоминая многоэтажный «Густлофф».
Плыви, «Густлофф», плыви..
И корабль плывёт.


2016

А город подумал

Сейчас попробую по порядку.
Потому что порядку в голове – никакого. И это немного смущает.
Света вчера, примерно в 4 утра, видела – и довольно долго наблюдала – НЛО. 
Не шутка. Не прикол.
До сих пор перевариваю новость.
Говорит, что проснулась от шума («как от трактора»). Подошла к окну, увидела: высоко зависла какая-то хруновина, – пульсирующая, светящаяся, перливаюшаяся дивным огнём. 
«Размером с Луну, но не луна.».
Очень жалею, что меня рядом не было. Очень. У себя ночевал. 
С. относится к этому с юмором, спокойно. Женщины, они – такие. Заговори кто из горящего куста не с Моисеем, а с одной из наших женщин, – решила бы, что с ней заигрывают.
Пытался, честно не множить реальностей (Оккам. Вспоминаем). Добывать от подследственной удовлетворяющие скептический разум показания: 
- Может, приснилось? 
– Нет. Я ведь встревожилась, долго не спала. Пришлось встать. Смотрела – как зачарованная. Минут десять-пятнадцать смотрела.
- А потом как?
- Потом легла. Шум какое-то время продолжался. Хруновина висела, пульсировала. Потом шум прекратился, я заснула.
- Лазеры может? 
- Нет: явно не «оптический» объект: явно какая-то.. - хруновина. 
– Вертолёт? 
-Да нет же. Не вертолёт: какая-то такая – правильная-неправильная – «многоугольная» хруновина. Светом переливалась, очень дивным. 
- Наверное, военные. Может – испытания. 
- Ага. - Над городом! Спальным районом.
- Газ, может? Облако светящегося такого газа. Утечка на заводах Байера – в Дормагене или Леверкузене.
- Многоугольное облако? Шумит как трактор?
- Может, вертолёты-беспилотники? Неклассических форм? Имеются такие.
- Нет: явно – высоко зависшее что-то. Большое. Пульсирующее. Ни на что не похожее. Но – высоко. Поэтому кажется – размером с «луну»..
На том – всё!. На этом мой логический подход – завершился.
Подумал о первом кантианском чуде – о небе над нами.
Вот интересно: а кто-нибудь на севере Кёльна ещё наблюдал – добровольно – тёмное, предрассветное небо. В ночь на понедельник, примерно в 4 утра?
Потому что шумом здесь не удивишь, не разбудишь. Плюс: в ночь на понедельник. Вскакивать от привычного рокота? Привычного: над районом, проходят посадочно-взлётные коридоры, частенько пролетают самолёты. Не так, чтобы уж очень шумно.  Но, один раз в месяц грохочет – будь здоров – полночи. Говорят:  гражданская авиация. Тренировки. Привычное дело.
Мог никто – кроме – и не пробудиться. Не засвидетельствовать.
Осталась одна Света.
Как в той песне: «А город подумал (1), а город подумал (2), а город подумал (3): ученья идут.». А хоть бы и в четвёртый раз город подумал, – ничего больше не придумаешь. Что, повторяю, смущает.
В следующий раз, может, и не успеет город подумать..

P.S. Шутки шутками, - сейчас снова обсуждали вчерашнее. Оказывается, на минуточку: Света проснулась - до шума: Патрик отчего-то заволновался. Залаял! Необычно, ночью, без причины. Она поднялась: за дверью - никого. Внизу, на траве - никого. И тут - шум. Я пробовал сегодня отделить её слышанное - от виденного. Вполне могло и оказаться, что военным доложили о некоем НЛ-объекте - и они выслали вертолёт(ы) для наблюдения. Которые стали над домом(отсюда рокот). Патрик мог их приближение услышать. Это - вполне. Но он НИКОГДА на вертолёты - самолёты - НЕ РЕАГИРУЕТ. Дрыхнет себе, как всякий нормальный пёс. Но тут - забегал, залаял. И опять мы упираемся - в светящуюся, пульсирующую хруновину!. Которую никак не объяснить. Ни зарницами, ни молниями. Да даже у какой-нибудь великанской шаровой молнии кишка была бы тонка: четверть часа минимум (скорее всего - больше) - зависнуть над городом, над одним районом, и пульсировать.