Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

Совсем мальчики

Вот это вот: "Совсем мальчики"... "Совсем мальчики" - со времён кроманьонцев - в основном, и убивали мирное население.
"До свидания, мальчики".
Пора ставить памятник жертвам Юного Неизвестного Солдата.

(no subject)

.







Домино, 70-е

Некто похожий на меня
всегда охотно откликался на предложение забить козла.
Во дворе, в помещении..
В ходе которого с особой яростью, грохотом, внезапно
шаррахал вооружённой ладонью по столешнице –
так что всё вздрагивало! –
ревя военным голосом: «Рыба!.».
Некто похожий на меня.


2018

«Птица птурс»

Кроме радостного прислуживания фонетике, «служанке серафима» по выражению Мандельщтама, вторым главным обетом поэзии является создание образов. «Весомых, грубых, зримых». На глазах изумлённой публики.
Буквально – на / в глазах. Со вкусом, запахом, настроением. Это вам – не 3D.
Читаю сейчас у Аркадия Штыпеля, в «Поэме без поэта»:
«.. в логове гиперборейца
в голове мамонта
в ноздре комара
слышно как
алюминиевая ложка
скребется
по дну алюминиевой миски
в раю комар жирен
туда берут курс
птицы: алконост сирин
птица птурс».
Последнее слово – вместе с предыдущими «алюминиевой ложкой» - и миской – и заедающим насмерть «комар жирен» – сразу отбросило в 70-е. На срочную службу. Вот она – сила образа! «Птица птурс» – вуаля!
По-простому: Противототанковый Управляемый Реактивный Снаряд.
Запуск с БРДМ’а (Боевая Разведывательная Дозорная Машина. Много аббревиатур дополнительно всплывает со дна памяти – поглазеть ещё разок на полёт птицы птурс).
ЦАОК ЛенВО – Центральные Артиллерийские Окружные Курсы Ленинградского Военного Округа. Полигон Струги Красные, Псковоской области.
За хранение этой фоточки с учений лет 8 тогда полагалось. Качество - не обессудьте:

Плывут самолёты, летят корабли...

С этим событием, произошедшим ровно 75 лет назад, за 10 лет до моего рождения, меня связывают два абсолютно разных человека. Ничего не знавших друг о друге, но знавших меня.
.
Плывут самолёты, летят корабли...


Милая, бездетная фрау Михельбринк, после того, как сгорела её необычная квартира – с огромной, столетней, с любовью и тщанием собираемой, оберегаемой бесценной коллекцией кукол, сейчас в доме престарелых.
Добитая катастрофой, полуоглохшая, полуслепая, одна-одинёшенька в свои 97. С трудом узнающая пришедших проведать коллег.
На пенсию она уходила сильно за 85, жилистая, бодрая – побив рекорды непрерывного стажа. В газете местной писали.
Жила работой. Всю жизнь, с 15 лет. Скудной ролью медсестры стоматкабинета. Матёрой, опытной. Знающей себе цену.
Однажды, в 45-м – всего ничего, меньше года – она была невестой, потом женой молодого курсанта, красавца, выпускника военучилища. Несостоявшегося нацистского убийцы, плывущего бить врагов Рейха.
Все полторы тысячи военнослужащих гитлеровского призыва тогда ушли на дно. Вместе с девятью тысячами беженцев, вывозимых в безопасное место на десятипалубном лайнере «Вильгельм Густлофф». Знаменитая история.
Замуж она так больше и не вышла. Других мужчин не подпускала. Носила обручальное кольцо. Хранила верность. Сохла.
«Доктор, - однажды, в прошлом тысячелетии, неизвестно с какого переполоху и как вырулив, спросила она, подразумевая сочувствие, - а вы знаете, как был потоплен «Густлофф»?
Я опешил.
Обычно таких вопросов не касались. Особенно – на обеденном перерыве.
Вообще не касались.
Она рассказала, что знала.
Я и вправду сочувствовал.
И – не сочувствовал.
Просто включил тупого.
Сыграл в «молчишь как партизан». Молчишь-плохиш.
Потому, что я знаю – как. И знаю – кто.
Один из них – мой дядя. Родной брат деда.
Вот он здесь, на фото: http://demian123.livejournal.com/180179.html . Михаил Вайнштейн. Подводник, дивизионный механик, знаток страшных штучек. Не только сослуживец, – близкий, до конца жизни, друг «личного врага фюрера», героя «атак века», боевого капитана Маринеску. Пустившего на корм рыбам десятипалубный «Густлофф».
Не без помощи дяди Миши.
До боли жаль – до сих пор жаль – бедную ворчунью фрау Михельбринк. Симпатизировавшую мне, тихонько помогавшую на старте в немецкой медицине.
Одновременно, до сих пор, горжусь родственником – дядькой, бравым морским волком, питерским матёрым отставником. Храню память о нём. Однажды – первый и последний раз – явившимся в Павловск, в артиллерийскую часть, где я проходил срочную, в мундире капитана 1-го ранга. В броне и сиянии боевых орденов, – легенда, Балтика!. Видели бы вы – как забегали сухопутные фуражки на КПП...
Одновременно, всеми фибрами души, ненавижу Сталина. Со всеми его соколами-стервятниками, - надземными, наземными, водными и подводными. Со всеми капитанами 1-го, 2-го и 3-го рангов. Самый счастливый момент в жизни – когда протух, сгнил и навеки сгинул гнусный Союз Рачьих Срачьих и Собачьих Республик.
Поверьте: никакого «когнитивного диссонанса». Полный инь и янь.
Абсолютная гармония.
Надо ли объяснять?
Ладно..
Вот, всегда ведь хорошо, когда – и если – чёрное это чёрное.
А белое – это белое.
Хорошо.
(Бы).
А только внимательней приглядишься, присмотришься – и белое – которое «белое-это-белое» – оказывается, разлагается на семь каких-то странных, разных цветов.
Несоответственно разных. Переставая быть белым светом. Начинаются чудеса – на ровном месте, на белом свете.
Это – «попал», - называется. «В белый свет как в копеечку».
А чёрное, соответственно – начинает мучить полусотней оттенков – в зависимости от степени застиранности – вплоть до серого.
Чёрно-белая жизнь оказывается непривычно – иногда неприлично – цветной.
Чёрное уже – с оттенками.
Белое – уже не белое. Или – не совсем. Или – совсем не. Если – попристальней.. Если –через призму..
«Остранения», – есть такой эффект.
«Остранение», – это когда страньше и страньше..
Жизнь оказывается таким – отрывочным, дурным – ярким, невнятным сном, неясной эмоциональной окраски..
В котором плывут, смутно, под веками, сталинские стервятники-подводники.
Нацистские убийцы плывут, кригсмарине, молодые женихи, помавая жабрами.
Корабль их плывёт – девять тысяч беженцев, женщины, дети, – вместе с тысячей смертельно опасных, дрессированных военных, – по другой версии вдвое меньше – по снижающейся траектории, во тьму, ил, песок. С разбухшей, потрёпаной книжкой на борту – для младшего и среднего школьного возраста – «80 000 лье под водой»..
Гленн Миллер плывёт – в шампанских пузырях разрываемых бездн, ударных волнах – чатануга-чу-ччуу – синкопы отмечают взрывы глубинных бомб..
Сент-Экзюпери – падает и падает, - вверх на железном астероиде.
Вверх тормашками – веселее..
Военно-пассажирский «Ту-154» плывёт в черноморском небе, над Сочи, в 2016-м, в сторону Сирии, в чёрной морской воде, с юной балериной, певцами и артистами, доктором Лизой, смертельно опасными, смертельно синюшными генералами и офицерами..
И бравый дядя Миша – над Исаакием..
И фрау Михельбринк – в своём альцгеймере. Вспоминая многоэтажный «Густлофф».
Плыви, «Густлофф», плыви..
И корабль плывёт.


2016

Помимо оливье

И да – иногда я меняю своё мнение. ПризнаЮсь. С похмелья, бывает. Вопреки даже прошлым эстетическим и стилистическим разногласиям. Что не важно.
Это – о новогоднем обращении нового, молодого украинского вождя Владимира Зеленского. Так и знал, что говно на вентилятор по этому поводу сейчас суетно начнут набрасывать.
А ведь замечательная, между прочим, речь! Если мы не о художественных достоинствах, а - о сути.
Человек призывает создавать гражданскую (не исключительно этническую, а именно что - гражданскую) нацию в Украине. И в этом видит её путь и спасение, и выход. Беря на себя опасные риски. Какие риски?: 1) Это может многих, этнически озабоченных (к тому же вооружённых), раздражать. 2) Это ещё вполне не удавалось никому - ни даже Соединённым Штатам (где один расизм сменяется другим, обратным - и т.д., и т.п.). Но! Если у молодого и неопытного ещё президента хотя бы на треть получится, то Украина останется целой, крепкой и на плаву. Если же нет, если не получится гражданской нации, надэтнической нации - то освобождённый Донбас разъест её, как чужеродный метастаз (а неосвобождённый - чуть медленнее, но разъест точно так же). ПризнАюсь: меня сильно впечатлила програмная речь человека, которого я считал первые месяцы клоуном. Получится это, или нет - зависит от доброй воли граждан Украины. Не будет доброй воли КАЖДОГО к объединению - разных этносов, культур - в одно государство - будет вечная война и коллаборационизм. (И РФ тут с удовольствием поможет расковырять рану). И ещё. Как доктор хорошо знаю - что такое спасённая жизнь. На общих дежурствах откачал, вернул к жизни за всё время 6 человек. И этими 6-ю своими орденами горжусь. Евреи говорят: "Спасающий одну жизнь - спасает одну Вселенную.". Сколько жизней вернул Зеленский - из буквально смертельных застенков за полгода? Да? Мне за 40 лет работы врачом столько не пришлось. "Неправильные" были?, "неравноценные" обмены"? Да? А правильных - не бывает. Самое главное: жизнь своего - бесценна! Израильтяне за одного своего малохольного сержанта Шалита - идя на всё - отдали 1000 арабских убийц. Ты-ся-чу массовых убийц - за одного своего. У которых не только руки - ноги в израильской крови. Зато их израильский солдат, идя на смерть, знает: страна его не бросит. Сделает всё. А вот: "Родина всегда тебя кинет, сынок.", - это Бабченко о других солдатах говорил. О тех, взамен которых: "бабы ещё нарожают.". За первые месяцы службы Зеленского я, бывший стебун и скептик, вижу, что у него главное - выручать своих, "Спасти рядового Райана". И ещё. (Могу сравнивать только с тем, что знаю из арифметики). Эти 73% от 42-х миллионов - довольно тихое в тех интернетах, где я обретаюсь, молчаливое большинство. НЕ приведи господь, чтобы эти 30 миллионов заговорили!.. Так что уберите пожалуйста свои говномёты, господа возбуждённые и обиженные незнамо чем. Тот смехач ваш, похоже - серьёзный и совсем не глупый игрок. Пусть и поневоле, если угодно, ставший таким. Начавший с голобородьканья - и оказавшийся вдруг на реальной большой международной военной разборке. Со многими неизвестными. Быстро, как парубок моторный, сориентировавшийся. Лавирующий в заведомо проигрышной ситуации между малохольной Европой, сошедшей с ума Америкой, восточной кремлёвской гиеной, возбужденными соотечественниками. Спасающий при этом реально жизни своих пленных сограждан. Не боящийся брать на себя риск - показаться смешным и ненавидимым. Делающий всё, что можно, по максимуму. Вы можете лучше?

(no subject)

«... Россия присутствовала в повседневной жизни молодых американцев, и присутствие это было окрашено чувством страха. Мы прятались под столами в классе во время учебных тревог и знали, почему наши родители строят бомбоубежища. Нам снились бомбёжки, и в нашем сознании Советский Союз был страной, которая подавила народные движения в Венгрии и Чехословакии. Вожди Советского Союза казались непостижимыми, и это рождало страх, что они под влиянием паранойи могут напасть на нас.»
(Эллендея Проффер Тисли, «Бродский среди нас»).

К 80-летию нападения на Финляндию. Кровавые финские диверсанты

Помню, на военной кафедре Архангельского мединститута в средине 70-х умели очень образно, ярко и увлекательно рассказать о бдительности на войне.
Для медперсонала.
Так вот, товарищи.
А вы знаете, что в 1939-м финские лыжники-диверсанты специально охотились за медперсоналом?
Белофинны тогда, нарушая все мыслимые моральные запреты, проявляли немыслимую жестокость. Устраивали невиданные зверства.
Их специально обученые головорезы за каждого советского воина-освободителоя получали денежную прибавку и день отпуска. Чем больше – тем больше.
Для доказательства, чтобы не было мухлежа – они должны были предъявить начальству вырезанное горло убитого. Глотку. Или гортань (капитан 2-го ранга Березовский был не очень силён в анатомии). Так вот. Самым нажористым местом для потрошителей были советские полевые лазареты и госпиталя.
Промышляли, значит, где легче – по медицине.
И вот эти белофинны тёмной ночью прокрадывались на освобождённые территории, перебивали охрану госпиталя – и вырезали беззащитным раненым, прямо – живым!, и всему медперсоналу горлянки. Кровища!.. – по всем палатам... Эти трубки-горлянки насаживали на рыбацкий кукан. Который был у каждого. И тёмной ночью – шасть! – обратно..
Мы, стриженные студенты, с детства закалённые пионерлагерскими рассказами о Чёрной Руке, слушали с интересом.
И только одной боевой подруге, беременной однокурснице стало плохо.
В ходе финской кампании.