Category: искусство

(no subject)

.







Памяти снега

Это сначала – как радость: пора!
Хвойная эра, смолистость распила.
Это – с утра ещё: мама, ура!
Это – такая пора наступила.

Жадно вдыхать: за стеклом, за окном!
(Смутно: колени – печёт – батарея).
Это уже – об одном, об одном:
Шарф, рукавички – скорее, скорее!.

Взвесь его, белое божье дерьмо:
Запах-не запах: как свежестью, вроде,
Дышится. Чуешь – собою само –
Робость в движении, радость в народе.

Холодно, холодно. Падает с неба
Золото белое. Золотоноши –
Носят и лепят. Всегда – на потребу –
Помнишь: на валенках толстых галоши?

Катят шары – скарабеи, жуки,
Питера Брейгеля Старшего дети.
Тропы наметим. Подобье строки.
Образы старшего Брейгеля Пети.

Быстро темнеет. Всё катишь его,
Ком небольшой. Застревающий в горле.
Вспомнил что? Разволновался чего?
Даже не выразить: радость ли, горе ли?

Катят дары свои, катят волхвы
Детских считалок. И дело пустое
Смысл объяснять им мудрёный (увы)
Тропов протора – увы и увы.
Тропы темны под Луною-звездою.

Лёгким – младенца летающим сном –
Пар от дыхания. То же – из хлева.
Светлая справа, тёмная слева –
Там она, Снежная Королева.
Ковш её. Белых арбузов вино.
Бег карапузов.
Вовсе темно.


2000

(no subject)

.







Край

“Хорошо в краю родном…”
(Фольклор)


По усам, по подбородку,
На ветру, всему назло:
От отечественной водки –
И погоду развезло.

Да, в питейной партитуре
Лишь сумбур, но на пари...
Под закуску... Нет, в натуре,
Ну куда еще курить!

Сон простора. Пожни сивы.
Пятна стылых водоёмов.
Жалко, право: сжаты нивы
Горизонтом, окоёмом.

И до пьяных слёз, до боли,
Смех сквозь трезвый – благодать:
Грустно. Пусто. Чисто поле.
Далеко тебя видать...


1998

Каминг-аут

Да, я чистый грязный извращенец. Да, любил это дело.
За неделю уже волновался.
Предвкушал встречу.
Баскетбол на переменах. Сбивание баскетбольным мячом, палками, в опасной близости от окон, долгожданных зелёных, увесистых трофеев – в кроне старого ореха, растущего на школьном дворе.
– Орех, орех, укрой меня.
– А ты сбей мой орешек, очисть от кожуры, запачкай пальцы – разможжи, выковыряй вкуснятину. Съешь – тогда и укрою.
Уютный, высокий, раскидистый, безразличный наш орех 1962-го года, укрывал всех. Совсем недавно ещё, помнишь? – австровенгерских школяров-швыряльщиков, орущих по-немецки. Чтущих изображения Цісара Франца-Йозефа. Потом – сменивших их – совсем вот-вот, 15-ти лет не прошло – польских питомцев. Сидящих под портретами Пилсудского. Вкрапляющих в польскую речь смешные галичанские диалектизмы. Сгинувших, как и их предшественники, вон из этой земли. Невесть откуда, вдруг, в последние лет 10 взявшихся нас – зычных-русскоязычных. С чудными портретами Маркс-Энгельс-Ленинской святой троицы и лысого опасного простачка Хрущёва. Сгинувших так же в скором будущем – тоже невесть куда.
Потом здесь будут швырять в крону дрыны и пачкать кожурой пальцы первоклашки новой формации – независимой Украины. Поющие другие песни под портретами Бандеры, Шухевича и прочего Коновальця.
Всё идёт как должно идти.
Да, да. Я писал, читал, считал до школы – и нечего мне там было делать весь первый год.
Да, - били здоровенной линейкой больно по левой руке – постоянно, каждый день, первые 9 месяцев – переучивали писать правой.
Но я любил ходить в школу. Был извращенец и левша.
Особенно 1 сентября..
И эти радостные утра – с 1 сентября 1962 года по 1 сентября 1971-го – долгожданные 10 дней счастья не забуду никогда.
Мне нравилась школа.
Простите меня, люди добрые.
Это был каминг-аут.

Маяковское

.







(голосом Левитана)

* * *

Эс Эс Эс Эр
возрождается.
И купола
наливаются
золотом.
СССР –
это
стальные
яйца!
Между
серпом
и молотом.


2017

Александр Аксинин (2.11.1949 - 3.05.1985)

Сегодня, оказывается, день рождения Александра Аксинина. Потрясающего художника, философа графических визий, человека с мистической биографией.
Подключённого, как кажется, когда рассматриваешь его работы, к Мировой Душе. Простите пафос.
В отношении Аксинина пафос - органичен (не "ограничен", - "органичен"), не постыден. Более того: сливается с замечательной, узнаваемой иронией, короткими текстовыми сопровождениями. С ними, отчасти, определяя высоту планки. Соединение, дающее ценность и гармонию каждой вновь обнаруженной, всплывающей эшеровской тёмной рыбой, четырёхугольной некрупной камбалой - в Америке, Германии, Израиле, Москве, Львове, Львове, Львове - его работе.
Погиб в 36.
Сегодня ему исполнилось бы 63.
Эти зеркальные цифры - загадочные зеркальные карпы в глубине - вполне в духе художника-философа.
Доживи Аксинин до нашего времени, его уютная камерная реинкарнация - львовского графика, легенды города - наверняка уступила бы место следующей: большого, известного в мире, признанного художника.

Работы А.Аксинина:
http://www.aksinin.com/

http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%90%D0%BA%D1%81%D0%B8%D0%BD%D0%B8%D0%BD,_%D0%90%D0%BB%D0%B5%D0%BA%D1%81%D0%B0%D0%BD%D0%B4%D1%80_%D0%94%D0%BC%D0%B8%D1%82%D1%80%D0%B8%D0%B5%D0%B2%D0%B8%D1%87

За грязноту языка

Как-то раз (1980-й?), тогдашней моей спутнице жизни, талантливой актрисе, бездипломной ученице Образцова, потребовалась официальная бумажка – для повышения зарплаты в кукольном театре. Простая формальность – любые «корочки». Те медсестринские, которые она, ни дня не проработав, хранила неизвестно зачем, вроде, не годились.
Что делать: вздохнув, поступила девушка (нормально, между прочим, читающая, с хорошим чувством юмора) в «кулёк», местное культпросветучилище.
В первый же месяц – сочинение. Вольная тема.
И взяла моя девушка Шукшина – разбирать язык и стиль. Тема достойная. Учитывая времена, особенно.
И там у неё шукшинские цитаты: «Што светиссе, как голый зад при луне.», - и др.
Тетрадочку, всё чин-чинарём, приняли. В положенный срок проверили. Взад раздали.
Помню, – сам видел: «Што» - перечёркнуто красным жирным.
Поставлено: «Что».  
«..светиссе» - перечёркнуто, с нажимом.
Поставленно: «светишься». 
«.. голый зад» - подчёркнуто жирно. Знак вопроса. Восклицательный!  И т.д.
Поставлена двойка. Сверху донизу - красный карандаш.
Борец за чистоту попался, ёханыбабай..
Помню ещё нервное хихиканье – весёлой девушки с ч/ю.
В общем, бросила девушка свою богадельню, поступила на заочное в ГИТИС, получила корочки. Сейчас - то ли заслуженная, то ли ещё какая, - в общем: светится везде – на фестивалях, в телевизоре.
Как.. – это.., – ну.. – просто приятно вспомнить.

Вот что написал об этом Дали


Дали в 1941 году:
"Нужно было возвращаться к традиции и в живописи, и во всем остальном. Все прочие пути ведут в тупик. Люди и так уже разучились рисовать ... Искусство неуклонно сползает все ниже и ниже и становится все однообразнее, ибо ориентируется на единые международные образцы. Уродливо и бесформенно - вот главные характеристики такого искусства, вот симптомы недуга".