Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

Бёрджесс что-то знал

Блин. Написал, оказывается, летом хороший текст и забыл его опубликовать – жизнь перебила:


Бёрджесс что-то знал

У Энтони Бёрджесса в его знаменитом романе – неровном, нервном, странном, написанном с опухолью в мозгу – русские словечки и суффиксы в Лондоне будущего становятся обязательным атрибутом и сленгом молодых подонков, насильников-садистов.
Возмездие которым, ну да – в конце приходит. Но – каким-то причудливым образом.
«Кривым, как заводной апельсин», - как говорят англичане.
Повествование, так и не ставшее христианской притчей, завершается у автора каким-то смысловым троеточием.
Это 1962-й.
Роман, начинавшийся как рассказ, дописан. Бёрджес и не рассчитывал дожить, но кто-то наверху решил иначе. Чудо – произошло.
И опухоль отступила! Бесы выведены на бумагу.
Потому что Алекс из «Заводного апельсина – бес. Тип беса, расцветающего в благоприятных условиях. Щеголяющего русскими существительными.
Общество в конце концов жестоко отомстило ему, да. Но возмездие и должно – обязано! – быть ощутимым. С бесами принцип правой щеки не работает.
А ровно через 60 лет орды смертельно опасных заводных апельсинов – механических, тупых, заведённых на ненависть – с нескольких направлений с востока покатятся в Украину. В Бучу. Не только в Бучу. Насаждать русские суффиксы. Конца и края не видно. Бред какой-то, без конца. Кровавый.
Не мне вам рассказывать.
Русские суффиксы из динамиков и мониторов, из страниц СМИ – опять начали вползать в английское ухо.
Сюжетом второго тома «Заводного апельсина», думается, мог бы стать приход асвабадитилей русскогородящего населения Лондона, угнетаемых кварталов алексовского Ист-Энда..
Сегодня неистовый Борис Джонсон не зря кричит: дайте сейчас танки Украине! Дайте больше оружия! Против ползущих с востока. Иначе может быть поздно.
Это была не опухоль – это была антенна!.
Бёрджесс явно что-то знал.

Теперь – по порядку. Собственно, текст:

В 2022-м исполнилось 60 лет бёрджескому «Заводному апельсину».
Странному и многогранному.
Неожиданный аспект которого раскрывается сегодня – ядовитыми, бело-сине-красными лепестками языкового вопроса. Шире – русской культуры вообще. Заползанием «русского мира» на другие территории. И того, что несёт всё это помимо культуры.
«Языковой вопрос», короче – как всегда.
В смысле: пришли к тому, с чего начинали. Только – с обратной стороны.
Насильники в Буче – и насильники у Бёрджесса.
Русский язык у Бёрджесса вторгается в устную, уютную английскую действительность в виде сленга садистов, членов банды будущего «заводного апельсина» Алекса. Русские словечки, которыми щеголяют подонки, звучат в захваченных квартирах и домах. Дикие, инопланетные слова, которые слышат мирные владельцы – насилуемые, ожидающие убийства – все эти: «moloko», «korova», «droog», «litso», «malchik»...
Что-то, видимо, понял автор, побывавший незадолго перед тем в России. Там Бёрджес не ходил особо далеко в народ, - нет. Просто общался – с ленинградскими стилягами, например. Возможно даже – взаимовыгодно пообщался. Жвачка-авторучка – на икру?
Но, как всякий чуткий, по выражению Бродского, «инструмент языка», Энтони Бёрджес, знавший более-менее русский, при посещении хрущёвской Кузькиной Матери – что-то почуял,
И описал: знакомые, узнаваемые человеческие типажи в недалёком будущем – попавшем в шлейф русского языка.
В реальности наступлению этого самого ближайшего европейского будущего понадобилось чуть больше времени. Через 60 лет после первого издания, в феврале 2022-го – 200.000 смертельно опасных «заводных апельсинов» гуляли по Украине, как по буфету. Неся смерть и садизм. Насиловали в Буче. Грабили в Херсоне. Добивали несчастных в Мелитополе.
Дурной круг повторения – пенетрации расказанных историй в самую, что ни на есть, реальность.
Но вернёмся в 1962-й, в страшненький «Заводной апельсин».
В котором ещё одна достоевская старушка-молодушка благополучно грохнута ещё раз. За милу душу – что твой Хармс. Уже не рефлексирующим Раскольниковым, а реальными английскими пацанами. В активном запасе которых не меньше классных русских слов, чем у Эллочки-людоедки. Это не считая предыдущих изнасилований и убийств – а сколько ещё ожидалось!. На самом интересном прервали – культурностями своими, перекличками – тонкостями преступления и наказания.
Разница между романом о зле и мучениях и реальным злом и мучениями велика.
Оно, сегодняшнее зло, тоже не безлико. Оно – многолико. Оно объединено – говорит на русском.
У Бёрджесса всё – как и в любой фикшн, не вмещающей многомиллионное горе –единичные, индивидуальные случаи. Подонки и насильники и их невинные жертвы – единичны.
В Украине же сегодняшнее зло, насилие, учиняемое пришельцами – десятками тысяч свихнувшихся заводных апельсинов – массовое. Смерти – гекатомбами. Но есть и объединяющие моменты.
Объединяющим романных и реальных подонков выступает «русский мир», русский язык – «moloko», «korova», «droog», «litso», «malchik» – бёрджевских пацанов. Или – malchik’ов. (?)
Как умилённо произносят на той, реальной стороне интернета породившие их: «Tam nashi malchiki!».
И у Бёрджесса – тоже мальчики. Убийцы.
Я пишу это летом, в июне 2022-го и не знаю, чем закончится реальная исторрия.
Надеюсь, с убийцами и насильниками, теми, кто выживет, сегодняшними заводными апельсинами, в конце нашей трагедии обойдутся так же неласково, как и с бёрджевским персонажем.
И что приступы тошноты при словах «русская культура» после 2022-го будут мучить не только российских военных преступников.
Уже мучают.
Кто-то сегодня уже мечется – в основном, те малочисленные, кто не виноват.
Пока же те, кто, как бёрджевский Алекс – лично, вот этими вот ручками... – даже и не заморачиваются. Пока к ним не прилетит.
Ну да ничего – лиха беда начало.
Об отмене распрекрасной культуры кое-где у них порой – потом. После войны.
Правы, или не правы украинцы, сносящие сегодня памятники Пушкину? – не важно. Главное – победить. Сломать тикающий часовой механизм «заводных апельсинов» – обезвредить взрывное устройство, – там разберёмся.
Пожелаем же интересному 60-летнему роману, как говорится, до 120-ти! А там посмотрим.
(Мы-то, правда – уже нет. А вы – смотрите там...).


июнь 2022-го

(no subject)

Сериал

Пока есть свет, забыв про дроны,
Включить – и под защиту трона
Уйти:
Ограбленной короны
Пропавший изучать алмаз,
Прищуря глаз.

Привычный мир, знакомый с детства:
Где убивают за наследство –
Не массово, не по соседству! –
Где каждый дюйм тебе знаком.

Где чай отравят так уютно –
Достойно, сдержанно, цикутно –
Попыхивая обоюдно
Колониальным табаком.

Где секса нет и всё такое, -
Лишь миссис Хадсон за обоих
Не спит.
И вся бодяга эта... –
Считалочку жужжит ракета... –
И остановится на ком?,
Кружа над Львовом с ветерком.

БПЛА – не ждали коих –
На Бейкер стрит! Но сбить легко их.
За дымом трубочным в покоях –
Викторианские обои,
Пропитанные мышьяком.


07.11.2022

Особый путь

Зеки-убийцы, призванные на помощь, социально близкие. Недоверие к своим – заградотряды под началом бородача, убившего своего «первого русского» в 16 лет. Тяга к мужским гениталиям захваченных, извивающихся на земле, связанных мужчин. Изнасилование украинских детей обоих полов, младшего и среднего школьного возраста, в оккупированных городках. Изнасилование матерей на глазах у детей. Брошенные недоумками в окопах тяжёлые стиральные машины. Вывороченные унитазы, мечта мародёра. Обосранные углы некогда уютных квартир и обязательно – коричневая вонючая куча на двуспальной семейной кровати перед отступлением. Массовые захоронения замученных в подвалах, убитых мирных жителей. Трупы, трупы, трупы.
Это – «особый путь».

(no subject)

Когда в подвале уничтоженного украинского городка перепуганное домашнее дитя, любимчик бабушки, сходящей сейчас с ума, пытающейся как-то дозвониться, не имеющий уже и сил плакать – даже слабо пищать – в конце концов подыхает в темноте и холодрыге от обезвоживания – потому что трупы его родителей со связанными руками и дырой в затылке деликатно объедает многажды запощенный в фейсбуке, но потерявший от голода всякий страх другой любимчик семьи – котик... Когда разум и сердце любого – но не пришельца – рвёт смертный вой насилуемых жестоко, повсеместно украинских школьниц в возрасте Анны Франк... Когда разлагается в братской могиле труп их классной руководительницы... –– Представляю себе типичный глубокомысленный спор на родине вологодского конвоя:
«Так мы уже в тоталитаризме, или – в авторитаризме?»

«Нет тела – нет дела"

«Нет тела – нет дела, – россияне намеренно не вывозят трупы солдат, чтобы не платить компенсацию
Украинцы самостоятельно собирают их прицепами. ВИДЕО
Видео Цензор.НЕТ Война в Украине
В сеть попали кадры того, как украинские крестьяне самостоятельно собирают трупы российских солдат. Как сообщает Цензор.НЕТ об этом сообщает телеграмм-канал Оперативный ВСУ.
По словам украинцев, россияне специально не забирают трупы своих солдат, поскольку не хотят выплачивать должную компенсацию – 7 млн. рублей. Поэтому приходится собирать трупы самостоятельно.»
https://censor.net/ua/video_news/3332646/nema_tila_nema_dila_rosiyany_navmysno_ne_vyvozyat_trupy_soldat_aby_ne_platyty_kompensatsiyu_ukrayintsi
https://censor.net/ua/video_news/3332646/nema_tila_nema_dila_rosiyany_navmysno_ne_vyvozyat_trupy_soldat_aby_ne_platyty_kompensatsiyu_ukrayintsi

(no subject)

Похоже, так выглядит распад и конец западной цивилизации:

https://www.svoboda.org/a/31444415.html

«Полиция Новой Зеландии знала о планах террориста совершить атаку
05 сентября 2021
Премьер-министр Новой Зеландии Джасинда Ардерн пообещала ужесточить антитеррористические законы, после того как в пятницу, 3 сентября, эмигрант, находившийся под наблюдением полиции, убил трёх человек в супермаркете в Окленде. Ещё пятеро попали в больницу с ножевыми ранениями.
Радио RNZ называет имя нападавшего – это 32-летний гражданин Шри-Ланки Ахмед Атилл Мохамед Самсудин. Он прибыл в страну в 2011 году по студенческой визе и просил статус беженца.
Впервые Ахмед Атилл привлек внимание полиции в 2016 году: он оставлял в социальных сетях комментарии, пропагандирующие насильственный экстремизм.
В 2017 году его арестовали в аэропорту Окленда, предположительно на пути в Сирию. Полиция нашла в квартире Атилла запрещенную литературу и охотничий нож, а также установила его связи с группировкой "Исламское государство" (признана в России террористической и запрещена). Тогда шриланкиец признал вину и был освобожден под залог.
Год спустя его снова арестовали за покупку ножа, в доме Атилла вновь нашли экстремистскую литературу, а в истории поиска в интернете были герои "Исламского государства".
Прокуратура обвинила Атилла в планировании террористической атаки. Но судья постановил, что планирование само по себе не является преступлением по существующим законам.
Его приговорили к 12 месяцам "надзора с особыми условиями" – за шриланкийцем следили до 30 полицейских. По словам премьер-министр Джасинды Ардерн, о том, что Атилл представляет угрозу, правоохранительные органы в очередной раз предупреждали в июле-августе. Но у прокуратуры закончились законные основания держать его под стражей.
3 сентября, спустя два месяца после снятия ограничений, Ахмед Атилл поехал в магазин в пригороде Окленда. Его всё еще сопровождали патрульные, но они решили, что шриланкиец просто идёт за покупками. Войдя в магазин, террорист достал нож и успел напасть на семерых покупателей прежде, чем полицейские застрелили его.
Власти Новой Зеландии назвали произошедшее "террористической атакой". В августе министр юстиции Крис Фаафои добился внесения изменений в закон о терроризме, требуя квалифицировать планирование нападения как преступление. "Как только парламент возобновит работу, мы завершим это процесс", – добавила премьер-министр Новой Зеландии Джасинда Ардерн.»

(no subject)

Опять неделями горят леса – в этом году особо интенсивно, яро, по всему миру. Турция – поджоги. Греция – поджоги. Аресты.
Но многотысячелетнюю народную память не вытравить никакими арестами.
Что-то знакомое, из учебника..
«Подсечно-огневое земледелие»!

Заткнуть рот законом

Мало кто обратил внимание на такой, казалось бы, справедливый проект закона. Якобы и вроде бы, связанный с недавним скандалом и т.д.: https://echo.msk.ru/news/2852744-echo.html .* Так вот.
Закон хорош. Теперь – о его правоприменении в стране новояза.
Не надо быть предсказателем-любителем, вроде вашего по(п)корного Д.Ф. , чтобы заметить: весь этот маньяк-собчак скандал – дымовая завеса. А закон принят исключительно(!) для того чтобы не допустить ни Навального, ни другого нормального, ни иже с ними – не только на ТВ, не только в СМИ – но и в приравненные к ним ресурсы.
Они же ведь – преступники? Преступники. ФБК – экстремистская организация? Экстремистская.
Они же не «политические». Они – преступники. Пусть и бывшие.
Причём, согласно проекту закона, немыслимым штрафам будут подвергаться обе стороны: и те кому дали слово – и те, кто дал слово. Для СМИ - от 1000.000 рублей и до их полного разорения.
Какгрится: добро пожаловать в РФ.

..........
* https://echo.msk.ru/news/2852744-echo.html
16:03, 10 июня 2021
«Преступникам могут запретить зарабатывать на популяризации своих деяний
В Государственную думу собираются внести соответствующий законопроект.
Преступникам, даже тем, кто искупил свою вину предлагается запретить выступать на телевидении, публиковать мемуары, материалы в соцсетях и получать за это вознаграждение. Как сообщает РБК, автор идеи, депутат от фракции Единая Россия Дмитрий Саблин полагает, что они тем самым монетизируют свои преступления, добиваясь популярности и узнаваемости. Нарушителям запрета придется заплатить штраф в размере двойного гонорара, но не менее 300 тысяч рублей. Издания же потеряют до миллиона. Саблин не скрывает, что на законотворчество его натолкнул случай с так называемым Скопинским маньяком Виктором Моховым, который в течении нескольких лет держал взаперти двух девушек, при этом издеваясь и насилуя их. После освобождения он получил крупный гонорар от Ксении Собчак, которая сделала о Мохове фильм.
Аналогичный закон существует в Соединенных Штатах. Как напоминают известия, он называется Законом «Сына Сэма» по имени известного маньяка, согласно этому законы гонорары за биографии преступников изымаются в пользу пострадавших.»

(no subject)

* * *
Сэм Калечкис, маньяк из Америки
Сочинял на досуге лимерики.
Вслух себе их читал
И взахлёб хохотал,
И потом долго бился в истерике.