Category: лингвистика

Category was added automatically. Read all entries about "лингвистика".

Лошадиная фамилия

Думается, когда доктор Чехов писал свой смешной рассказ «Лошадиная фамилия», один из несмешных вариантов он пропустил (бес)сознательно: «Гиппократ».
К фрейду не ходи.

Deus ex latina

Вот эти вот наши короткие народные европейские прощания... И фиоритурное немецкое «Tschüss!» (в произношении от короткого «Чус!» до распевного «Чю-усс!»), и залихватское испанское Адиос! (Adios!), и элегантное французское Адьё! (Adieu!) – и кое-какие другие хорошие – и, даже, партизанское итальянское Чао! (Ciao!) (нет, не «даже», а – в первую очередь) – все они, при кажущейся несхожести – абсолютные родственники.
Мытые в семи щелоках чемпионы тысячелетней единой этимологии.
Объединённые навеки коротким словом-заклинанием.
(Скорее – Словом, с большой буквы) .
Несущим в себе божественныю искру бронзового латинского deo, deus – «Бог», - колониальной латыни.
Слова, изначально (но, с веками – всё скомканней и скомканней) желающие встречному то, что в великом, могучем и свободном, не мудрствуя лукаво, произносят чётко и раздельно: «С богом!»
Ну, - с богом!
И латынью.
Adios! Tschüss! Ciao! Adieu!
Спасибо всем, кто дочитал.
В смысле: «спаси-бог» - всем.

...
P.S. С "Ciao" - придётся, наверное, ещё разбираться - см комменты.

(no subject)

За баню!

Вспомнил две строчки из частушки: "Приходи ко мне за баню, / я тебя оттарабаню..".
Это я к чему. А к тому, что великий и могучий, он не только живой, но, как напоминает классик, и - свободный: нынче, например: "забаню", - пишут слитно.
Такое вот языкознание.

Этимология и цепочки питания

Этимология – это такая наука о происхождении конечного семантического продукта.
Вот, напрример: этимологическими родственниками являются не только «Ковбой» (ков-бой) и «Говядина» (гов-ядина). Но и – «Говно» (гов-но). Что интересно.
Эй, Говно, третьим будешь?
Эй, ковбой!
Эй, говядина!
Эй, говно!
И, выходит, тогда прав учёный-самородок у Войновича. Который - про «Круговорот Говна в Природе».
Добавим: и в (на) языке.

(no subject)

С удивлением узнал, что фамилия «Тесака» - Марцинкевич.
Польская фамилия знаменитого любителя этнической читоты.
Да уж...
(Польско-белорусская? Литовская? Вспомнил сейчас сослуживца по фамилии Марцинкявичус). С явным – «марцишор» – молдавским корнем.
Если не копать глубже.
Тесаком корни не копают - рубят.
Русские нацисты: Хасис, Марцинкевич, Савенко...
Интересно: Иванов, Сидоров, Петров среди вождей имеются?
Нет?
В смысле – русские.
В простом смысле.
Несмотря на этимологию имени Иван.

Языковая наглость

или Частное языкознание


Языковая наглость нужна – это мы тогда чётко на курсах усвоили.
Языковое бесстрашие.
Понимаешь о чём речь, не понимаешь, можешь, не можешь – говори.
Никакого ложного стыда: иди напролом. Ни о чём не думать.
Только так начинают говорить и общаться.
Знал ли я немецкий, когда приехал в Германию?
Ага. Смайлик. :)
«Хэндэ хох» я знал. И «нихт шисэн».
Хотя, через два месяца – уже говорил!
Хотя, по-польски, правда.
Одна добрая барышня случайно научила. Подобрала.
В остальном, однако – только языковая наглость и выручала. Составлять из десятка слов «разговор с фининспектором о сущности поэзии». Успех комбинатора и импровизатора.
Но это присказка.
Потому что дела в первый раз обстояли не очень важно.
Ехали мы на ПМЖ, под Новый 1993 год. Человек двадцать. Первый раз заграницей. Т.е., вообще – первый раз. Без языка, но с баулами.
Раздолбанный львовский автобус, два таких же водителя – Тарас и Михайло. Никто, кроме учёного Володи Т. немецкого не знает.
Володя Т. – он не подкачает: у него синдром первого ученика. Ведущего инженера. У него немецкий – в школе, в институте, на отечественных приватных курсах, на коленях в автобусе. Учебник у него, - надёжа.
Потому что заблудились наши Тарас с Михайлом – окончательно. Ни языка, ни карты толковой. И грустны. Через час-полтора темнеть начнёт.
Володя Т. волнуется: он будет спрашивать дорогу. Подготавливает – выписывая на тряском сидениии – фразы. Приступать не собирается. Что-то там – с падежами. Выписывает.
Зачёркивает.
Едем – куда не знаем.
Составляет обращение.
Зачёркивая.
Ясно одно: надо, пока не поздно, немедленно что-то делать. Брать ситуацию за рога.
Стоп. Прошу водителя остановиться. Набираю воздуха. Первый шаг – с подножки на грунт – как Нил Армстронг на Луне. В замедленной съёмке перехожу через дорогу – к первому прохожему. Спрашиваю. Он мне долго и сложно объясняет. Уточняю. Перебегаю – уже в убыстренной – через дорогу обратно, к автобусу. Заскакиваю. Объясняю маршрут водилам. Дальше едем в абсолютном молчании. Через полчаса опомнившаяся Володина жена обиженно интересуется: «А чего ты не признавался?»
- В смысле: чего – «не признавался»?
- Что немецкий знаешь.
- Не знаю я немецкого.
- А с мужиком тем (ехидно так, поджав губы) – по-русски разговаривал?
- По-русски.
- ?... ?..
- Коронки.
- Какие коронки?
- Коронки у него были золотые. Ошибиться нельзя. Наш человек.

Такое вот языковое бесстрашие.
Частное языкознание называется.
.

Сравнивая с пальцем, или Этимология на Три Буквы

Попрошу вывести из зала детей, чувствительных – и притворяшек: здесь мы будем сравнивать хуй с пальцем.:
А также вспомнить Увещевание им. Анны Ахматовой (к Н.Я.Мандельштам - возмущённой ненормтивными протруберанцами Ольги Бергольц): «Ну Надежда Яковлевна, ну мы же с вами – филологи!..»).
Так вот. И мы здесь с вами будем – на какой-то момент – почти то же самое. Фаллологи.Collapse )