Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

(no subject)

Зима 1958-го

Над толстым затылком в папахе – зима, – и громоздкие знатные ЗИМ’ы,
Ползущие мимо заветных заимок снабженческих, с инеем водок,
Директорских девок и банек, детсадовских санок, заснеженных сводок,
Морозных каракулей воротников поздних пятидесятых... Вестимо:

И лет через десять – всё то же. Плюс тёмный сим-сим – мёрзлый кинотеатр,
Плюс новый Азимов в натопленной библиотеке: попался!
Охочий в мороз до прожилок, до детских припухших желёз педиатр.
Плюс счастие в куче-мале – первом свальном грехе. Обморожены пальцы.

И плюс – минус 20 (в школу не надо). И плюс – за 40 (в школу не надо):
Спросонья все цифры – клубами печного тепла и напольного хлада.
Уже полдевятого. Утро. Восходит – в сиреневой дымке зари –
Калёная белая стынь над домами. Холодная плазма горит.



2001

Памяти перочистки

1 сентября 1962 г.
Первая школьная униформа, первый (кожаный!) портфель и взрослые ботинки.
Пахнущий празднично деревянный пенал. С волшебными отделениями. Ручка, перья-вставки, перочистка, карандаш, составная резинка-ластик. Прозрачные, красивого цветного плексигласа счётные палочки.
Или счётные палочки были – в отдельном пенале?.
Писали тогда неудобной деревянной перьевой ручкой, да.
Обмакивая в чернильницу-непроливашку. Вытирая засорившееся перо-ржавейку суконной перочисткой.
Я помню ещё – какая перочистка лучше! Оббитая кожей, самодельная, из крепкого, шинельного сукна.
Так долго жить нельзя: «Спи быстрее – твоя подушка нужна другому!».
Кроме портфеля полагался ещё объёмный кисет – мешок со сменной обувью, затягивающийся в горловине шнурком.
Был и другой мешочек, поменьше, горе приносивший родителям – тёмно-синего брезента мошонка с чернильницей. Когда по пути домой возились и дрались портфелями – чернила из «непроливашек» летели вдрызг! Потом, влекомый неудержимо подпрыгивающей детской походкой, на скаку, намокший предательским красителем, мешочек колотился о форму.. За что меченого посланца детского ада ждал Большой Шлепок. Уй-й!.
Уроки чистописания. Сотни раз – одну и ту же букву.
Десятки – одно и то же слово.
С нажимом и закруглениями.
Периодически на занятиях к потолку взметался лес рук.
Дети, если кто не в курсе, тянули дружно обе руки – не для того, чтобы их спросили.
Нет. Другое.
Руки, особенно правая (даже у таких борзых левшей, как в/п) – детские пальцы, кисть у непривыкших младшекласников уставали до онемения. Поэтому, сколько-то раз на дню, посреди урока, по команде учителя, всему классу полагалось встать, вытянуть руки – вверх, вперёд – и, выполняя, установленные неведомыми верховными методистами упражнения, сжимая-разжимая пальцы, скандировать громко, криком: «Мы писали, мы писали, / наши пальчики устали! / А теперь мы отдохнём – / и опять писать пойдём!».
Не помню уже, когда боевые песни сошли на нет.
Порядок детской казармы поддерживался. Обозначался до последнего.
Китель с железными пуговицами. Фуражки на вешалке.
У девочек – фартушки.
Обязательный октябрятский значок.
Дольше всех продержалась коричневая униформа: сначала на школьную утреннюю линейку стали приходить без фуражек. Большая вольность и особый шик.
Потом сдохли, ухнули в прошлое подворотнички.
За ними, потихоньку – кителя с форменными пуговицами.
Девичьи фартушки продержались класса до восьмого. Ибо – было в этом что-то..


У девочек старшего школьного возраста

Милые, дайте воздуху глотнуть – отвлечься от вашего 3-го тысячелетия на дворе.
«Я стираю твою рубашку / на лугу возле самой речки. / Обступили меня ромашки, / ветерок обдувает плечи. / Облепила все руки пена / переливчатыми пузырьками. / Ведь любовь, говоря откровенно, / вот такими берут руками.»
Вероника Тушнова, кажется.
Этот стишок был очень популярен у девочек старшего школьного возраста конца 60-х. Водился он в разрисованных тетрадках переписанных от руки стихов, песен и афоризмов. Девичьи шуры-муры заключались в том, чтобы показать избраннику любимые строчки и многозначительно попросить прочесть. Знаю: не мне одному одноклассницы секретно показывали (в смысле – предъявляли).
Как любят писать, завершая рондо, на сайте «Одноклассники»: «Кто помнит – жми «лайк!»)

(no subject)

Хотел назвать заметку: «Обыкновенный расизм», - но побоялся. Никак не назову.
Робкий вопрос Минюсту США:
Это - https://echo.msk.ru/news/2692245-echo.html – не фейк?.
Точно?
Если не фейк...
Если не фейк: значит ли, что белые и азиаты в Лиге плюща теперь, как бы это помягче – «новые евреи»?
Цитирую, не веря глазам, результат двухлетнего расследования Минюста США: при приёме абитуриентов в Йельский университет у белых и азиатов лишь: «до одной десятой» (шанса) «по сравнению с заявителями из числа афроамериканцев»...
Упс..
Что-то уж очень знакомое – для еврея из СССР особенно. В Западном полушарии всё страньше и страньше. Далёкое близкое - всё ближе и ближе. Горячо-горячо. Дежавю-дежавю.
Речь – вот об этом:
02:13, 14 августа 2020
«Минюст США обвинил Йельский университет в расовой дискриминации абитуриентов.
Двухлетнее расследование показало, что престижный американский ВУЗ нарушает при поступлении права белых и американцев азиатского происхождения в нарушение закона о гражданских правах 1964 года. По словам чиновника Минюста Эрика Дрейбенда, для большинства абитуриентов из числа белых и азиатов вероятность поступления в Йель составляет от одной четвертой до одной десятой по сравнению с заявителями из числа афроамериканцев с такими же академическими данными.»
( https://echo.msk.ru/news/2692245-echo.html )

К 80-летию нападения на Финляндию. Кровавые финские диверсанты

Помню, на военной кафедре Архангельского мединститута в средине 70-х умели очень образно, ярко и увлекательно рассказать о бдительности на войне.
Для медперсонала.
Так вот, товарищи.
А вы знаете, что в 1939-м финские лыжники-диверсанты специально охотились за медперсоналом?
Белофинны тогда, нарушая все мыслимые моральные запреты, проявляли немыслимую жестокость. Устраивали невиданные зверства.
Их специально обученые головорезы за каждого советского воина-освободителоя получали денежную прибавку и день отпуска. Чем больше – тем больше.
Для доказательства, чтобы не было мухлежа – они должны были предъявить начальству вырезанное горло убитого. Глотку. Или гортань (капитан 2-го ранга Березовский был не очень силён в анатомии). Так вот. Самым нажористым местом для потрошителей были советские полевые лазареты и госпиталя.
Промышляли, значит, где легче – по медицине.
И вот эти белофинны тёмной ночью прокрадывались на освобождённые территории, перебивали охрану госпиталя – и вырезали беззащитным раненым, прямо – живым!, и всему медперсоналу горлянки. Кровища!.. – по всем палатам... Эти трубки-горлянки насаживали на рыбацкий кукан. Который был у каждого. И тёмной ночью – шасть! – обратно..
Мы, стриженные студенты, с детства закалённые пионерлагерскими рассказами о Чёрной Руке, слушали с интересом.
И только одной боевой подруге, беременной однокурснице стало плохо.
В ходе финской кампании.

Зинаида Гиппиус – 150

Не очень выдающиеся стихи, смелый менаж дэ труа, острые суждения, взаимное злословие, берберовское «она не была женщиной», вошедший в историю литературный кружок, родственник-символист, тоже Гиппиус, учитель словесности Манедельштама – даже дневники, даже её мемуары – даже идиотская, ничего не дающая поездка на поклон к Муссолини – для меня большого значения не имеют. Особого следа не оставляют. Хотя, всё занятно.
В памяти – одна великая фраза, вызывающая душевный резонанс.
Когда ей предлагали к следующему журфиксу представить нового человека, она обязательно спрашивала: «А он интересуется интересным?».

Познание и Удивление

Итак: Аристотель учит...
Или: «Magister dixi...», - как говорили схоласты. Схоласты – от «схола». Школа. Школьники тогдашние.
Аристотель учит: любое Познание начинается с Удивления.
?..
Позвольте удивиться: да так ли это?
Да не согласен я. С обоими. Не любое.
С Магистром не во всём согласен.
Нет, ну бывает всяко, - что да, то да.
А бывает – наоборот.
Всё же – из личного опыта – больше распостранено удивление типа: «Ну ни хрена себе!..»
«Ну ни хрена себе!..»
«Ну ни хрена себе!.. – Новые ворота!..».., – и – пошёл дальше.
Здесь, как раз, тот случай, где Удивление начинается с Познания.
- «Ребята, «школа схоластов» – это тавтология.»
- «Ну ни хрена себе!!..»