Category: праздники

Category was added automatically. Read all entries about "праздники".

20 лет Википедии!

Великое дело! Никто поначалу не верил, что получится. Никто, я первый.
Сегодня перед нами – величие. Которое воздвиглось при нашей жизни, за два десятка лет. Страшно подумать – ноосфера. Та самая. Необъятная, необозримая. Рукотворная. Вместо предсказанного нами, умниками, вселенского мелкосрача, спама и трэша. Без них тоже никуда – тенденции, ошибки, умышленные, случайные – как мелкие симбиоты-ракушки на огромном, мощном ките. На котором держится треть мира.
За двадцать лет общедоступная всемирная энциклопедия – в любом доме. В каждой руке. Не только в доме – в дороге, захолустье, безлюдье – купол знаний над каждым. Вся музыка ноосфер. То, на что у человечества уходили тысячелетия.
Моя милая научная фантастика 60-х для детей старшего школьного возраста, ты оказалась права!
Слава анархистам-просветителям! И мировому разуму!

Осип Мандельштам - 130

Зуб даю Златозубу!
К юбилейным Мандельштамовским чтениям в Пскове.
До самого последнего откладывал запись из-за временных стоматологических проблем – но проблемы пока не решены, а видео отправлять надо срочно, уже вчера. Так что вот ролик – какой есть. Будем считать это данью юбиляру: ведь шутливая кличка Мандельштама последних лет – Златозуб. Есть такая картина: «Митьки приносят свои уши Ван Гогу». Вот и я для Мандельштама - готов на всё. Зуб даю!))
Хорошего всем Старого Нового года! Авось, чума когда-нибудь закончится.
Осип Мандельштам - 130

Осип Мандельштам – 130

Сопровождающий

«Куда как грустно нам с тобой…»
(О. Мандельштам)

Мотается во сне вагон.
Не занесло бы, все под Богом.
За перегоном перегон –
Темно, тепло, шинель под боком.

В какой рукав, кого пихать?
Чего ты, батя, там долдонишь?
Глянь, скорый прёт, ети их мать, -
«Москва-Воронеж», хрен догонишь.

А мне в Чердынь с таким соседом!..
Сиди, сиди, пей – стынет чай.
Ты не дразнись пушкиноведом.
Живи покуда.
Не серчай.

Волк те дружок. Мне грустно? Что ты.
Табак хороший. И без крох.
Я есмь – товарищ большеротый.
Я ем ореховый пирог.



1992




* * *

«И зацветёт миндаль...»
(Экклезиаст)

Собачья и волчья пора.
Заснёт санаторное лихо,
Наушникам – тоненько, тихо –
Подвой. Доживи до утра.

Где грань, где ума тонкий край,
Меж волком час и волкодавом,
В уме – из последних сил здравом –
Ламарк ни при чём – выбирай

(Но выбора нет здесь): пора –
С последней ступени, по травам –
Спуститься в растительный рай.
Вот паспорт – с синильной отравой.

Вот в имени штамп: ствол миндальный –
Такой нарочитый, модальный.
По-птичьи – чирик – голова.
Знакомы (в регистре рыдальном) –
До детских (глотай), как миндалины
Припухших (ком в горле!).. – слова:

Из клетки с невидимой птицей,
Из сил всех, из жил и желёз.
Из Шуберта. (Нет, не годится).
Из-под – кровь с грязцою – колёс. –

По курве-Москве по буддийской,
Послав всех на А и на Б –
Покуда – как жирный, мальтийский –
Штамп ставят тебе на судьбе..
На тебе...
И это опять не годится.
И что головою качать:
«С умом и талантом родиться...», –
Миндальничать – только начать..

Нет времени. В новом регистре:
Воронеж. Козлы. Кутерьма.
Равель – в нарастающем, быстром
(С ума...).. – да сума. Да – тюрьма.

Козлиная – не лебединая –
Закинувшееся свела.
Лишишься не чаши единой –
Веселья и чести.. Рутинна,
Стальна – воронёная, дивная –
Гремучая доблесть ствола.

Врачи ли, читатели, анти-
советчики – в Доме Большом –
Все там. Разговора б о Данте.
Ночь. Шапка. Рукав.
Голышом.

А волк с волкодавом всё воют
Под бездною в сдвоенный час.
Под бездною сонно зевают
Читающие сейчас..

Ни щели сквозь плотные створки,
В бреду накренившихся крыш,
Но – запах миндалевый горький,
Но – строфы над нищею койкой..
Надежда, ты помнишь. Ты спишь.



2002






1. Сопровождающий
http://www.fanschel.de/kniga.php?action=tekst#stih15
http://novymirjournal.ru/index.php/blogs/entry/soprovozhdayushchij

2. «Собачья и волчья пора..»
http://www.fanschel.de/kniga.php?action=obutschenie#stih36
http://novymirjournal.ru/index.php/blogs/entry/mandelshtam-125

3. «Я пью за военные астры..»
http://demian123.livejournal.com/704256.html
http://novymirjournal.ru/index.php/blogs/entry/ya-pyu-za-voennye-astry

4. Ангел Мери
http://demian123.livejournal.com/1053196.html
http://novymirjournal.ru/index.php/blogs/entry/angel-meri

5. «Шерри-бренди»
http://demian123.livejournal.com/714150.html

6. «..меня только равный убьёт.». Простой и ясный Мандельштам
http://demian123.livejournal.com/957266.html
http://novymirjournal.ru/index.php/blogs/entry/menya-tolko-ravnyj-ubjot-prostoj-i-yasnyj-mandelshtam

7. «Шампунь парикмахера Франсуа» и «руки брадобрея»
http://demian123.livejournal.com/297252.html

8. Куда спускался Мандельштам
http://demian123.livejournal.com/669922.html

9. Москвошвей – как мезозой
http://demian123.livejournal.com/314326.html

10. За что я люблю Мандельштама
http://demian123.livejournal.com/451115.html

11. «Шерри-бренди». За что я люблю Мандельштама
http://demian123.livejournal.com/1165275.html
http://novymirjournal.ru/index.php/blogs/entry/sherri-brendi-za-chto-ya-lyublyu-mandelshtama

12. Улица и тупик. Две смерти
http://novymirjournal.ru/index.php/blogs/entry/ulitsa-i-tupik-dve-smerti

13. «Мы с тобой на кухне посидим...»
https://demian123.livejournal.com/1588435.html
https://www.facebook.com/demians.fanshel.1/posts/122244155436115

С волхвами жить..

«За такую скоморошину, откровенно говоря..»
Она пока висит здесь, в кёльнском музее Людвига. В несольких, буквально, шагах от собора, построенного в шесть веков вокруг дивной золотой раки с мощами Трёх Волхвов – величайшей святыни христианства.*
Событие (ещё раз – с большой буквы: Событие) приближается. И Волхвы уже в Кёльне. Покоятся рядом. Событие от этой близости становится домашним, по-свойски перерабатывается сюрреалистическим сознанием.
Макс Эрнст, уроженец здешних мест, картина: «Дева Мария наказывает младенца Христа перед тремя свидетелями». «Die Jungfrau züchtigt das Jesuskind vor drei Zeugen».
«Три свидетеля» – три волхва: Макс Эрнст, Андре Бретон, Поль Элюар.
Попа непослушного, гневно рыдающего Младенца горит от шлепка, нимб свалился. Десница, правая рука Девы, дающая поджопник, как-то вдруг странно истончается, почти отсыхает, выглядит тряпичной, без костей. Три Свидетеля, три товарища, воспитанные джентльмены, ничем не выдавая оторопи, якобы невозмутимо переговариваются. Косятся, ждут за оконным проёмом.
Имена их: Эрнст, Бретон и Мельхиор.
Нет, не так: Каспар, Бальтазар и Элюар.
Никто ни во что не вмешивается.
Такие вот дела. Такая вот картина маслом: Deus ex vagina, процесс воспитания.
Немцы про детское воспитание и дисциплину иногда говорят грубее и прямее: «Zucht».
Здесь в городе и мире 6-го января, в вечер, когда на востоке восходит звезда православного Рождества, празднуют День Трёх Волхвов. Трёх Королей. Dreikönigstag.
Чествуя – чего уж там, заодно – и предстоящую Младенцу через три с лишним десятка лет Иордань, Водохрещу.
Всё смешалось в доме Колонском. Это бывает.
Умаявшиеся волхвы величественно покоятся в кёльнском Доме. «Dom» по-немецки – собор.
Три гениальных Свидетеля-визионера с ч/ю покоятся – кто где. Вольные люди. Художники.
В тёмном ревущем космосе проносится звезда. Она ещё вернётся.
Но шалить, дети, не позволяется никому.
А не то – по попе!



06.01.2021

.................................................................................
* http://demian123.livejournal.com/10603.html


«И увижу две жизни...»

46 лет назад, 31-го декабря 1974-го, за полчаса до Нового года, я, романтически настроенный юноша, пьяный в зюзю, замёрзший смертельно, размышлял о Данте.
О ледяном аде. О: «заблудился в сумрачном лесу». Я блудил в полуночном архангельском лесу – ночных, двухэтажных, одинаковых с лица, деревянных домов, заваленных снегом.
По «проспекту» Новгородскому блудил.
«Проспект» - деревянные мостовые, деревянные тротуары, деревянные стены. Затопленные морем скрипучего, искрящегося подлунного снега.
Замёрзшая колонка-водокачка.
«Доска, треска и тоска..»..
Я кричал от отчаяния: «Тамара Павловна!. Тамара Павловна!.».
Тамара Павловна, доброе сердце, «матроская мамка», хозяйка двухкомнатной квартиры в покосившемся деревянном флигеле, где мы, четверо студентов-медикусов, снимали жильё – могла спасти.
Кричал её доброе имя – требуя спасения. Я заблудился, пьяный. Замёрз до слёз.
Обходя, в который раз, круг за кругом, один и тот же квартал – по узким, пробитым между высоких, по грудь, сугробов, дорожкам со скрипом. В модных чешских туфлях. В дикий северный мороз.
Где-то, в какой-то момент, из темноты, из какой-то калитки в узком проходе между лунными снежными брустверами, явились, воплотились пять теней. Смеющихся, тоже пьяных, похлапывающих по спине, тычками загоняющих во флигель..
Потом отпаивали «Бiлим мiцним» у жарко натопленной печки. Смеялись. Орали песни. Угорали. Выбегали валяться в снегу.
Всё. Ничего не помню.
Может меня водили, разводили все эти 40 лет по архангельской снежной пустыне?. Зачитывая монотонно из классики?.
Очнулся, можно сказать, только сейчас. Через 40 лет. В другой стране, другом языке. Другом столетии.
Зачарованно глядящим в монитор фантастической ЭВМ фантастического третьего тысячелетия. Беспрерывно, коготком – «коготок увяз» – бьющим, теребящим её клавиатуру. Как старая, добрая, подопытная крыса с электродом-иголочкой в мозгу. «А в той игле – и смерть кощеева.».
Кто бы поверил..
В общем...
Я поднимаю этот бокал!.. Сам не знаю за что. И на кой.
«…и горько жалуюсь и горько слезы лью, но строк постыдных не смываю».
Возможно, скоро потушат свет.
Пока не потушили.
С наступающим, дорогие товарищи!


2014