Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

Машина времени

На днях было 52 года «Машине времени», френдлента напомнила. Страшно сказать: я слушал их первый раз живьём аж 45 лет назад, в 1976-м. В славной памяти архангельском ДК Строителей: http://novymirjournal.ru/index.php/blogs/entry/mashina-vremeni . Там же и в том же году – и «Високосное лето», и гребенщиковский «Аквариум» («Мочалкин блюз» ещё долго мурлыкал и рычал воображаемый саксофон в моей груди). Голова кругом от таких цифр. Вот уж действительно:

Машина времени

40 лет назад, получается. Юбилей.
Впервые я слышал «Машину» живьём в 1976-м, в знаменитом архангельском ДК Строителей. Тогдашнем заповеднике, оазисе российского заезжего рока.
В 76-м, прикинь.
«Ты можешь ходить как запущенный сад, / А можешь всё наголо сбрить!.», - с лед-зэппеллиновскими интонациями...
Тогда же и – «Високосное лето». Второе потрясение.
И третье – гребенщиковский «Аквариум».
Нет, это был урожайный год.
Не прокуренные квартирники – по рублю на кухне – настоящий рокынрол!
Правильное место. Легендарное.
Макаревич – тогда, в 76-м, в невероятных, снежно-белых клешёных джинсах, с кучерявой копной а-ля «свободу-анджеле-дэвис» (потом называли «афро») - 23-летний, питающий электрогитару, казалось, от руки, не от розетки.. Ещё не тараторящий мелодично в нос, не боящийся пафоса, не убыстряющий ритма, не сползающий в диско 80-х – он был великолепен!
Был похож на своего будущего сына в будущем фильме. Сыгравщего отца и замкнувшего круг.
Не фотографически, – блеском в глазах. Оскалом улыбки.
Потом пришла слава – и съела.
Потом, оказалось – жив.
Сегодня его день рождения – 63.
«Так в добрый час!».
«Он стар, ему надо в сортир»?.
О, нет.
Думаю, на будущий год годный чувак легко зажжёт для соратников традиционное: «Вэн ай сиксти фо.». И «Битву с дураками». И много чего.
Бо дураки, конечно, не перевелись.
Есть стареющие дураки, вроде нас с тобой, которых я уважаю.
А есть – выблядки. Недовинченные гайки со съехавшей резьбой.
Догадайся с трёх раз: кому из них посвящён этот пост (пост?, тост?) – и мои симпатии.
Похоже, сегодня Макар решил тряхнуть моей стариной. Моей стариной – своим днём рождения.
Бо – страшно подумать..
Потому, что стою – там – в 76-м, в легендарном архангельском ДК Строителей, молодой, ритмичный от бога, 21-летний. Безуспешно стараясь представить – и представить себе не могу – все эти паспортные годы. Все эти лысеющие, седеющие головы, облетающие жизни. Съехавшее с рельсы, научно-фантастическое третье тысячелетие, из которого никто не возвращался. Баснословные, неправдоподобные места – куда Макар телят не гонял.
Не гонял. Сами дойдут.
Может быть.
Может быть, не все.

2014

(no subject)

Архангельск

За – хрен ясный – мороз.
Толстый сон словарей.
Лёд, прозрачный нарост.
Визг подошв во дворе.

За: «Всё слышу!», – стук-стук
Деревянной стены.
За февраль на посту
Небывалой страны.

За зубрёжку. За так.
За латынь. За – отсель –
Пятки розовый знак.
Сон лентяйки. Постель,

Стол. И вид на стволы
Сосен. Рюмка. Браслет.
За пахучий смолы
Вкус. За галочий след.

За дрова. Зимний день:
Печка. Месяц. Число.
Прочерк. Прочерк. «Студент».
Подпись – где: «Повезло».

2004

(no subject)

* * *

В лыжной куртке Лёши Парщикова,
В зимних финских сапогах –
Икроножные наращивай-ка,
Пока правды нет в ногах.

За беспечностью подложною
В смерти друга догоняй,
Грамотою подорожною
Весь размер строки меняй.

Лёша, видишь – как мы дожили?
(Только хмыкнешь здесь, во сне).
Помнишь после – раньше, позже ли -
Как ты умер по весне?

Как неслись вот эти, клёвые,
После дождика в четверг –
Двадцативосьмидюймовые –
Мимо гор в Бад-Годесберг,

За велосипедной цепью или
За разметкою дорог
В хмуром, злом великолепии
Мчал фонарик-рагнарёк

Без вещей, без завещания –
И с маршрутом не знаком –
Затухая на прощание
Красным, страшным огоньком..

Как забыл примерить – впору! – и
Взять в посмертную Москву
Куртку лыжную, которую
Передал через вдову.


2021

«И увижу две жизни...»

46 лет назад, 31-го декабря 1974-го, за полчаса до Нового года, я, романтически настроенный юноша, пьяный в зюзю, замёрзший смертельно, размышлял о Данте.
О ледяном аде. О: «заблудился в сумрачном лесу». Я блудил в полуночном архангельском лесу – ночных, двухэтажных, одинаковых с лица, деревянных домов, заваленных снегом.
По «проспекту» Новгородскому блудил.
«Проспект» - деревянные мостовые, деревянные тротуары, деревянные стены. Затопленные морем скрипучего, искрящегося подлунного снега.
Замёрзшая колонка-водокачка.
«Доска, треска и тоска..»..
Я кричал от отчаяния: «Тамара Павловна!. Тамара Павловна!.».
Тамара Павловна, доброе сердце, «матроская мамка», хозяйка двухкомнатной квартиры в покосившемся деревянном флигеле, где мы, четверо студентов-медикусов, снимали жильё – могла спасти.
Кричал её доброе имя – требуя спасения. Я заблудился, пьяный. Замёрз до слёз.
Обходя, в который раз, круг за кругом, один и тот же квартал – по узким, пробитым между высоких, по грудь, сугробов, дорожкам со скрипом. В модных чешских туфлях. В дикий северный мороз.
Где-то, в какой-то момент, из темноты, из какой-то калитки в узком проходе между лунными снежными брустверами, явились, воплотились пять теней. Смеющихся, тоже пьяных, похлапывающих по спине, тычками загоняющих во флигель..
Потом отпаивали «Бiлим мiцним» у жарко натопленной печки. Смеялись. Орали песни. Угорали. Выбегали валяться в снегу.
Всё. Ничего не помню.
Может меня водили, разводили все эти 40 лет по архангельской снежной пустыне?. Зачитывая монотонно из классики?.
Очнулся, можно сказать, только сейчас. Через 40 лет. В другой стране, другом языке. Другом столетии.
Зачарованно глядящим в монитор фантастической ЭВМ фантастического третьего тысячелетия. Беспрерывно, коготком – «коготок увяз» – бьющим, теребящим её клавиатуру. Как старая, добрая, подопытная крыса с электродом-иголочкой в мозгу. «А в той игле – и смерть кощеева.».
Кто бы поверил..
В общем...
Я поднимаю этот бокал!.. Сам не знаю за что. И на кой.
«…и горько жалуюсь и горько слезы лью, но строк постыдных не смываю».
Возможно, скоро потушат свет.
Пока не потушили.
С наступающим, дорогие товарищи!


2014

(no subject)

Великий Устюг

Тут блики тёплые по стенам.
Ещё согрет мой край постели.
Не угореть бы невзначай.

Холодный чай. Ночное бденье.
На низком стульчике сиденье
У печки. Рдеют дров слои.
«Молчи, скрывайся и таи..».



1984

(no subject)

«...мошенничество, афера, суд, Сибирь.
...золото, мебель, суд, Сибирь.
...икра, крабы, валюта, золото, суд, Сибирь.» (М.М.Жванецкий)
«Российское могущество прирастать будет Сибирью.» (М.В.Ломоносов).

Вологда монамур

Вологда монамур.
Интересно: пускают ли ещё на самый верх, на колокольню? Там прямо летаешь! - какой-то очень "воздушный" вид сверху. В 70-х-80-х у меня ещё не было фотика. А вот - из 90-х - вид с колокольни, не все купола ещё позолочены.

Хрустальная ночь в Архангельске. Продолжение

Достойно отдельного поста.
По поводу Недохрустальной ночи в Архангельске (https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=10216807649650069&id=1428200371 ) - публикую ответ архангелогородки, пересланный LiGrin Pevzner :
"...В общем, ситуация такая. На фоне недовольства властью активизировались идейные антисемиты. В нашей писательской организации, как мне рассказали, Личутина только что не на руках носят. Плюс последователи Левашова - слышали о таком? Плюс поморы, которые не поморы, и казаки, которые не казаки. Этих, как я понимаю, втёмную и не очень накручивают специалисты по переводу стрелок из любимой конторы царя. В общем, последнее время слышу всё чаще два тезиса. 1. Во всем виноват жид Мандель (Медведев :) ). 2. Все пандемии и кризисы устраивает Хабад Любавич. Что они под этим понимают, неясно. Похоже, мировое правительство, масонов и сионистов в одном флаконе. Сейчас врио губернатора назначили бывшего губернатора Ненецкого округа Цыбульского, так я уже отфрендила пару человек и ушла из ранее дружественной группы: вопят о недопустимости прихода еврея к власти в области. Хотя никаких доказательств, что он не поляк, нет. На фоне всего этого ни на минуту не верю, что подожгли перепившиеся в честь Пасхи люмпены. Спланировано.".