Category: семья

Category was added automatically. Read all entries about "семья".

Саксесс Сассекской

«Золушка», «Золушка»..
А мне вот ситуация с блестящей Меган Маркл и её грешным-неказистым отцом, отсутствовавшем на второй, главной свадьбе дочери, напоминает хрестоматийный, классический рассказ Чехова «Анна на шее». Аккурат. Тютель в тютель. Потому и классический, что сюжет его повторяется кое-где у нас порой в реальной жизни, во все времена.
Вот любителям светской хроники и будет повод перечитать.
Или прочитать.

Мужики – козлы!

Да им хоть кол на голове теши..
Этим козлам-мужикам – хоп! – отменили многожёнство, а они – эть! – стиральную машину и пылесос изобрели. Надувную куклу и компьютер. И т.д., и т.п.
Как были никчемными лентяями – так и остались.

(no subject)

Да!
Йес!
Невже?!.
Наконец!
Случилось!
Тот самый случай, когда всё постороннее – все около- и политические соображения – отпадают. Когда видишь бедных, счастливых ребят, выцарапанных из неволи. Из чужой туберкулёзной крытки. Из гнусной гебистской зоны. Рвущиеся встречать их семьи... Без слёз невозможно..
Все политические соображения отпадают, когда видишь – ЭТО.
Да, ничего не поделаешь, пошли по израильскому пути. – За одного своего отдавать, пусть и в убыток – сколько понадобится, для освобождения – а хоть и тысячу вражьих террористов. А хоть и самых опасных. А ещё – принимать решение вопреки воле очень многих, вопреки ропоту не дождавшихся справедливого возмездия. Непопулярные решения это вам не хрен собачий. А ещё – человеку, привыкшему к популярности. Вынужденно, потихоньку становящемуся президентом.
Главное:
Free Sentsov!
Он ведь теперь, и вправду – Free? Всё ещё не верится..
Free Карпюк!
Free Гриб!
Free Кольченко!
Free Клих!
Free Балух!
Выцарапаны из пасти драконьей, честно исполнившие свой долг украинские моряки! Ура!
Выцарапаны! Живы. Остальное – не сейчас.
Огромный Голиаф-Полифем всё ещё силён. И навсегда остаётся великой и злобной силой. В лоб решений нет и не будет. Поэтому земное хитромудрие имени пастушка нашего, царя Давида, хитроумие Одиссея – потребуется и дальше. Более того – ожидается от избранника, берегущего своих людей.
Как врач, знаю: что такое спасти жизнь, откачать человека. Сегодня – вытащили, спасли десятки. Неважно, что патриотов, – живых душ. Своих. Сделали всё, чтобы спасти! Каждого и всех! И получилось.
Респект!
Сердце моё со спасёнными ребятами и их семьями. Верившими в Украину и спасёнными ею. Это счастье.

(no subject)

.







Самоволка

«Ещё раз увижу в Питере, –
Суд, дисбат, – к такой-то матери!»
( – «А при чём мои родители?»)
Куртка на ушитом кителе.
Дорогие покупатели,

Мы затаримся к октябрьским,
Мы затыримся за тарою.
А потом курсантам я б морским
Предъявил бы счёты старые.

Никаким там неудачником, –
Дело так себе, десятое:
Из хорошей семьи мальчиком
В кителе, в семидесятые:

По Литейному-Хотейному.
По Литейному-Лицейскому.
По Литейному-Питейному.
По Литейному, Летейскому.



2004

Гала Великолепная

Дивны дела твои, туберкулёз!
(От придуманного мной Иова Второго).
Её однокласснице по московской женской гимназии, Анастасии Цветаевой – да, собственно, и старшей сестре Насти, гимназистке румяной Марине – суждена была долгая, здоровая жизнь, до 99 лет.
Как раз не Елене бы Дьяконовой, молодой барышне из купеческих, такое пристало. Скорее – профессорским дочкам, Цветаевым. Читавшим, мелодекламирующим стихи в унисон..
Существа недолговечные, по тем временам, эфемерно-красивые, с лихорадочным румянцем, чахоточные пациентки рубежа веков были Прекрасными Дамами литературы. Искусства модерна. Как говорили тогда: «Кладбищенския розы расцвели на ея щеках.»..
Вот бы и – Цветаевы...
В швейцарских горах бы без толку лечились.
Не суждено.
«Кому быть повешену – тот не утонет.».
Казанская купеческая дочь заболела чахоткой.
Опасное, смертельное для молодой девушки...
Казалось бы..
Посланная семьёй на лечение, в горном швейцарском санатории (см., читай – «Волшебная гора», «Три товарища», - и т.д., и т.п.) она знакомится со сверстником-туберкулёзным, 17-летним Полем Гренделем.
Элюаром.
Посланным – кем?, доктором?, – разве?.. – в то самое время – в то же место.
Оба излечились любовью. Оба заболели ей.
Через девять лет, матерью трёхлетней дочери, кёльнскими улицами, лёгкими стопами, следы которых я безуспешно ищу, Елена-Гала, сопровождаемая Полем, идёт на встречу с гениальным Максом Эрнстом.
Здесь образовался сердечный, запутанный, открытый «менаж дэ труа».
Долгий и счастливый.
Много позднее, матерью дочери-шестиклассницы, после 17 лет любви, она представлена – увидела молодого тигра (младше её на десять лет), гениального девственника Дали.
Она оседлала тигра.
Она была ему верна, несмотря на любовников.
У неё было чутьё на гениев.
Недостаточно быть гением – надо стать королём жизни!
Через год после свадьбы, её стараниями – у Элюара был особняк.
У Дали – через короткое время – замок.
Она не замечала вОйны.
Она замечала лишь старение. На девятом десятке.
Гала Великолепная.
Елена (Галина) Ивановна (Дмитриевна) Дьяконова (Грендель, Элюар, маркиза Дали де Пуболь), 07.09.(26.08) 1894 – 10.06.1982.

"Охота на снарка"

Ребята, дорогие, фотографируйте, фотографируйте неопознанных захватчиков территории Украины!
Индивидуальные фотографии.
Фотошутинг!
Видео на мобильнике.
Вывешивайте портреты захватчиков в рост в фейсбуке, в других соцсетях, на сайте «Жди меня» - для опознания их местожительств, уточнения адресов.
Собирайте доказательства – индивидуальные, адресные фото. Камуфляж на фоне захваченной иностранной территории.
Если не удастся определить точный адрес иноземного оккупанта – не помеха:
рассылайте – сами, или при помощи общественных оранизаций – фотосвидетельства в посольства и консульства дружественных стран.
Обязательно!
Фотохроника – прицельная, персональная.
Без единого выстрела.
Нет, не только толстосумы и олигархи с арестами счетов.
Но и – те, кто пришёл с мечом. Пришёл с оружием.
Никаких виз, никаких отпусков в неедорогих турциях, пр. испаниях, грециях для вооружённых захватчиков!
Никаких виз и поездок в Прагу вместе с семьями – ни для какого агента ФСБ РФ в штатском!
Фото-доказательства индивидуального участия – каждого конкретного захватчика – в иностранные посольства!
Пусть себе отдыхают дома – без семьи, без детей и жён, запросто гуляющих по по турецким пляжам и елисейским полям.
Либо с семьёй – до конца своей бесславной жизни, шерочка с машерочкой – в новоустроенном Ливане, на охраняемом российскими потеющими автоматчиками пляжах, небезопасного отныне, Крыма. И – под внимательными взглядами мирных днём крымских татар.. Держащих закусочные.
Пусть оберегают – изолируют – своих детей и жён от тлетворного влияния Запада. С флагом в руках.
В остальном – при помощи посольств и консульств – ежливый, как говоится, отказ. На всю жизнь. Адресный.
В добрый, как говорится, час.
Фотошутинг.
Аминь.

В интерпретации действующих лиц,

или
Особенности перевода

«13.декабря 2013. INTERFAX.RU – КНДР официально подтвердила, что лидер страны Ким Чен Ын казнил своего дядю – одного из самых влиятельных людей в стране Чан Сон Тхэка.»
«26 января 2014. Семья казненного ранее дяди руководителя КНДР Чан Сон Тхэка была уничтожена по приказу Ким Чен Ына, сообщает РИА».

Что-то, всё это, думаю - знакомое...
Нет?
Ким Чен Ын, принц пхеньянский. Учился за границей.
Отец умер. Но в народе он – незримо присутствует. Вечно живой Отец.
Дядя-наставник..
Да?.. Это же... Ну да...
Шекспировский страсти: «Гамлет»!
Только – в корейском переводе. Северо-корейский извод.
Другой Шекспир.
Интерпретация.
Адаптация.
«Пиноккио» – и «Буратино».
Это: как если бы Раскольников, мучаясь вопросами, с топором за пазухой, приходит зарубить молодуху-процентщицу – и выкатывается от неё с подбитым глазом!
Или наоборот: Троцкий – мозжащий ледорубом семью Меркадера...
Адьтернативная словесность. Интересно.
«Взамен турусов и колёс».

Перевод и адаптация

Рассказывали как какая-то, совсем молодая, вся из себя персефона вышла замуж за одного аида.
Ну да, ясное дело: ничего хорошего и не вышло.
Потому что родителей надо слушаться! Плохого не присоветуют. Моду завели!.

Свадебное фото

Сегодня 19 июля 1953-го года.
Всего неполных полгода – 5 месяцев только – как Гуталин, чудесным образом, нашими, вашими молитвами, сдох. «Кони откинул».
(И папа ещё долго, при всём при том, будет почитать его освободителем.
Ну да: между гиеной и крокодилом...).
Папиного отца, моего дедушку, доброго еврейского крестьянина, нечаянно выжившего с детьми в гетто, потерявшего почти всю родню при ликвидациях, несколько месяцев перед этим жестоко, до полусмерти избили в поезде простые свои советские добрые люди – как американского шпиона-космополита. Обладателя характерного акцента.
Ещё бы немного – и...
И, вдруг – за чудотворной смертью сухорукого амана, в самый последний момент, - вдруг! – всё стихло...
И «остервенениенарода» против низкопоклонствующих, и «барклайзима», и «русскийбог»,... – стихло.
На время замерло.
Замирилось – в задумчивости. Растерянности.
Бо, оказывается: все люди – братья. По скорби. С начала марта.
И все – советские граждане.
«Агрессивно-послушное большинство», – до сих пор люблю это определение.
«Столыпины» с решётками, ещё в марте 53-го стоявшие на запасном пути, в ожидании нового человеческого мяса – так и остались на запасном пути. Вместе с бронепоездом.
Не очень ещё верилось: но, кажется – но, вроде бы – но, может, можно бы начинать спокойней оглядываться...
Немного отдышаться – от постоянного гона века-волкодава.
Передохнуть (в этот раз – с ударением на последний слог).
В этот день, на этом снимке никто не знает – долго ли продлится передышка.
И не хочет знать.
Спасшиеся недавно, - вечно, большую часть своей жизни спасавшиеся – недоликвидированные Гитлером, - ещё, через несколько лет, недоликвидированные Сталиным, - чудом выжившие, мои родители – женятся! Хоть мир перевернись!
И будь, что будет!
(Я буду. Ещё тот подарочек..:). Мазл тов!

Свадебное фото:
Справа на снимке стоят: папа и мама – жених и невеста.
Под мамой, в центре, сидит дедушка, мамин отец.
Маленький дядя Арнольд. Бабушка. Тётя Маня.
Улыбочку!..:))

Суок, дочка австрийскоподданного – как кукла наследника Тутти, или Жена Грицацуева

Суок, дочка австрийскоподданного – как кукла наследника Тутти, или Жена Грицацуева

Учёные-литературомедведы, кажется, прошли мимо этого эпизода.
Никто не удосужился сопоставить. Какгрится.
Ну, что ж: сбор колосков. В смысле – «Двенадцати стульев».
Существует версия (правдоподобная: почему бы и нет?), что сюжет своему младшему брату Евгению, будущему Петрову, и его напарнику Иехиелю Файнзильбергу, будущему Ильфу, вполне сознательно подсказал молодой да ранний Валентин Катаев. Родственный, т.ск., покровитель обоих дебютантов.
Не зная: что скоро сам угодит в подсказанный переплёт. Вернее: «С группой товарищей.».
Ибо кое-какие эпизоды, повороты, ходы и сюжеты из жизни Великого Комбинатора*, опять же – бессознательная, невольная подсказка старшего Валентина.
Сознательности, ибо – никакой. Зато «бес-» – сколько угодно.
И сам. И друг Юра. И возлюбленная юрина Серафима.
Более того: в том самом переплёте вся эта реальная история отразилась – как и положено в зеркале – на 180° – с модными нынче половыми превращениями (не «извращениями», - «превращениями»). Гендерной перверсией, короче говоря. От лат. perversiō - «переворачивание». Реальная барышня, грянувшись оземь – превращается в сказочного добра молодца, сына турецкоподданного.
Предвосхищая, т.ск., Альмодовара, «В джазе только девушки» - и фильм-комедию «Тутси» с Дастином Хофманом.
«Тутси»... «Тутти»...
«Фрутти»...
Но это всё: «Я ловлю в последнем отголоске». Литературном отголоске, выдумке. Колоске несжатом.
Какая разница..
Жизнь, она – и раньше, и затейливей, и круче самого затейливого авантюрного романа.
Конкретно?
Сейчас.
Как звали у Олеши куклу наследника Тутти?
Правильно: Суок.
А возлюбленную автора? Дочку австрийскоподданного.
Которую?
(Правильный вопрос. Ответ: «Обеих»).
Ну, это – общеее. Известное.
Вобщем, - вот (http://www.ruthenia.ru/document/528893.html) – в тартуских комментариях к «Алмазному венцу» позднего Великого Мовиста:
«С. 105–107 Мы прижились в чужом Харькове — кавалеру де Гриë. — ср. с изложением этого эпизода Г. И. Поляковым, в 1935 г., со слов С. Г. Суок, Л. Г. Суок, Ю. Олеши и К.: «Познакомились на одном из литературных вечеров с одним бухгалтером, который питал слабость к стихам и даже сам пописывал стихи под псевдонимом Мак (начальные инициалы). Попавши к Багрицким и Олешам <…> он сразу влюбился в Симу <…>, бывшую в то время женой Олеши. В это время Багрицкие и Олеши успели уже распродать почти все вещи, и становилось туго, у бухгалтера же водились кое-какие запасы продовольствия — он служил и получал паек. Решили использовать знакомство с ним для того, чтобы подкормиться. Вначале у него несколько раз были в гостях одни сестры, затем они привели с собой мужей, причем бухгалтеру не было известно, что они являются мужьями сестер <…> В дальнейшем любовь бухгалтера настолько возросла, что он предложил Симе руку и сердце. Легкомыслие компании было настолько велико, что для того, чтобы позабавиться и как следует “погулять”, решено было согласиться на это предложение, причем сам Олеша совершенно не протестовал против такого оборота» (Спивак. С. 179–180). После заключения брака С. Г. Суок и Мака «Багрицкий и Олеша сидели вдвоем в подавленном состоянии. Решено было идти выручать Симу и забрать ее домой. Пошел Олеша. Однако хозяин даже не пустил его на порог. В это время пришел В. Катаев. узнав, в чем дело, он принялся за него более решительно. Придя к бухгалтеру, с которым не был знаком, он вызвал его якобы по делу. Вошел в комнату и сказал: “Ну, Сима, собирайтесь”. Бухгалтер даже не протестовал, настолько он был ошеломлен такой решительностью <…> Сима быстро собрала свои вещи, прихватив попутно также и кое-что из вещей бухгалтера <…> Бухгалтер не прекратил после этого знакомства с Багрицким и Олешей. Он временами приходил к друзьям, садился в уголок комнаты и восторженно смотрел на Симу, прося в качестве особой милости позволить ему посидеть и полюбоваться ею еще несколько минут. В таких случаях Катаев, если он был при этом, брал на себя роль распорядителя и говорил: “Вам разрешается пробыть еще 10 минут, Мак” или: “Ваш срок истек”. В последнем случае бухгалтер беспрекословно вставал и уходил» (Спивак. С. 180–182).».
Осторожно, кавычки закрываются.
Но коммент?
Да?
См. название.
Ещё заголовки-заготовки:
«Великие Комбинаторы Честного Отъёма, или Свадьба бухгалтера Грицацуева»,
«И альфонсы сыты – и суоки целы».

Он знал, Мовист – о чём им писать. Что подсказывать брату.


.............................................................
* О лежащей на поверхности – сугубо номинативной, антропонимической – связи Великого Комбинатора двух наших великих пересмешников – и Великого Инквизитора. И кое-каких других подобных вешках, - не будем здесь углубляться.
Нигде не читал толковых разборов. (Или – есть?).
А ведь очень многое можно было бы, основываясь на этом благодатном материале, сказать: о резко, скачком, изменившемся в двух войнах, за десять лет – восприятии Достоевского, других классиков, оппозиции Достоевский-Толстой и пр. – живыми людьми 20-х годов.
Очень даже живыми.
Довольно наблюдательными. Чуткими к.
Если не ошибаюсь: у них, у кощунов, впервые встречается фамилия – «Толстоевский»?
Большое поле для литературомедведов. Дикое, можно сказать. Непаханое.